Русская линия
Русский дом Андрей Воробьев27.10.2011 

Кто сеет ветер?

Тревожные симптомы «управляемого хаоса» можно проанализировать на примерах не только нынешней ситуации в Северной Африке, но и в некоторых европейских странах, — над этим и наши, и зарубежные политологи и аналитики стали задумываться всё чаще и чаще. Но одно дело — где-то там, далеко, другое — вот здесь, рядом.

Бикфордов шнур

В день 70-летия начала Великой Отечественной под стенами Посольства РФ в Киеве организация, именуемая «Украинское православное братство святого апостола Андрея Первозванного», жгла российские флаги. Не знаю, ставила ли она целью исполнить роль «бикфордова шнура» для того, чтобы украинцы и россияне пошли «стенка на стенку», но. Какие-то цели ведь ставились?

«Самое удивительное, что разрешение на пикет было получено от киевских городских властей, но в заявлении написаны совершенно другие вещи. Дескать, цель акции — почтить память героев, павших в борьбе с фашизмом, что участники повяжут георгиевские ленточки сотрудникам посольства», — сказал Андрей Воробьёв, советник-посланник Посольства Российской Федерации на Украине.

Впрочем, беседу с ним мы начали именно с «предтечи» подобных акций — теории.
Той самой, которая именуется «управляемым хаосом».

— Теорией управляемого хаоса, одним из авторов которой считается американский дипломат и политолог Стивен Манн, — говорил Андрей Воробьёв, — действительно теперь стали всё более и более интересоваться в мире, поскольку технологии всевозможных «финиковых» или там «фисташковых» революций имеют много общего с классическими сценариями «цветных революций». Они используют тот же арсенал психологических приёмов и шаблонов, ставя цель расколоть общество, подчинить его иным законам. Собственно, это то, что мы воочию наблюдаем, отслеживая хронологию событий на Африканском континенте и на Ближнем Востоке.
Безусловно, подобные пертурбации в мире происходили и прежде, но всё же изучением «хаоса», который управляется (естественно, извне), занялись сравнительно недавно.

Кое-что о Санта-Фе

— Одному из специфических американских учреждений — Институту Санта-Фе (SFI), существующему на деньги спонсоров, — от роду чуть больше четверти века, некоторые западные политологи приписывают ему едва ли не разработку методики применения «управляемого хаоса». Это так?

— Не могу быть столь категоричен. Но давайте рассуждать логически. США уверяют, что не будут поддерживать «тоталитарные режимы» в Северной Африке. А что они будут поддерживать? Концепцию прихода к власти в рамках безграничной демократии? Тогда, может быть, в этом и есть смысл — с американской точки зрения — управляемого хаоса? Потому как это явление не ведёт к модернизации экономики, мало того — нацелено на снижение потребления населением продуктов и товаров. В условиях хаоса — меньшая нагрузка в целом на ресурсные возможности планеты, которых (и это уже явно теория «золотого миллиарда») для всех не хватит.

А при хаосе кто бы ни победил — возьмём самые последние примеры — Ливию и Египет, — страна оказывается настолько ослабленной, что в любом случае будет нуждаться во внешней финансовой помощи. Победители начнут писать письма с просьбами выделить столько-то миллионов и миллиардов долларов кредитов. Это же очевидно! И сейчас то, что происходит в Северной Африке, на мой взгляд, потихонечку «вползает» в Европу.

— Да вроде как в Европе никто никого пока не свергает.

— Погодите! Американцы в довольно жёсткой форме настаивают на том, чтобы некоторые европейские страны — члены НАТО, в частности, Болгария, принимали беженцев из Северной Африки. А теперь представьте: 1 миллион мусульман, из которых даже если десятая часть, т. е. 100 тысяч, радикально настроены, — на 7 миллионов христиан. Такая ситуация легко может ввергнуть страну в хаос. Что за этим последует — сложно сказать. Но вас интересовала организация Санта-Фе. Так вот, насколько мне известно, институт этот появился стараниями Джорджа Коуэна, старшего научного сотрудника лаборатории из Лос-Аламоса. В новосозданном учреждении стали изучать глобальные задачи, стоящие перед человечеством, поскольку считали, что в рамках какой-либо одной науки невозможно понять проблему «в комплексе».

— А как Вы воспринимаете само явление «управляемого хаоса»?

— Придерживаюсь точки зрения, высказанной, кстати, некоторыми российскими учёными: технологии управляемого хаоса — это, образно говоря, новый «вид оружия массового поражения», инструмент для борьбы за определённый «проект». Отчасти такая методика, на мой взгляд, была применена шесть лет назад в Украине.

— Имеете в виду «помаранчевый период»?

— Тут я бы не детализировал, поскольку события, предшествовавшие «оранжевой революции», тоже имели некоторые характерные черты теории, о которой мы сейчас говорим. Причём, опять же ссылаюсь на российских политологов, сценарий-проект управляемого хаоса может локально применяться, и последствия его неизбежно будут ужасающими. Риск настолько велик, что я бы советовал никому не играть с огнём.

Параграф из полевого устава

— Хаос можно ведь называть и более благозвучно — например, кризис в обществе. Так вот однажды, общаясь в Боснии с одним из высокопоставленных натовских чиновников из миссии, дислоцированной на территории бывшей Югославии, узнала любопытную деталь: оказывается, технология управления кризисом — фактически хаосом — давным-давно включена отдельным параграфом в полевые уставы американских вооружённых сил — ещё в 1990 году, а позже усовершенствованный вариант её — в 1994-м. Вряд ли наших военных обучают управлению хаосом.

— Знаете, когда только начались события в североафриканских странах и на Ближнем Востоке, я задался вопросом: наверное, не случайно эта концепция «обкатывается» именно там? Просто хотелось понять правила игры до конца.

— Правила игры чьи? США?

— Ну да. Возможно, это всего лишь мои предположения, но что касается Ближнего Востока — создаётся впечатление, что в такой ситуации американцы готовы пожертвовать даже своим старым и верным союзником Израилем. Есть такой афоризм: «Нет вечных целей, как и вечных врагов». Посему, если помнить о том, что США — не моноэтническая страна и там нет монорелигии, то предположение, высказанное мною, не покажется вам таким уж абсурдным.

Так вот, конструируя ситуации в странах, по сути — управляя хаосом, мне кажется, американские друзья рассчитывают на то, что им удастся заложить в основу новых «схем» некую умеренную форму ислама. Можете далее сами продолжить: какого ислама и откуда «родом».

Хотя, на мой взгляд, тут кроется одна из возможных серьёзных ошибок. Умеренный ислам существует только в медресе — мусульманской духовной семинарии. Но когда знания, почерпнутые здесь, переходят в большую политику — трансформируются в шариат, который неповиновение строго наказывает.

— Поскольку Вы подняли тему ислама, вероятно, есть резон перейти к теме Крыма?

— Надеюсь, что украинское руководство все процессы отслеживает и держит «руку на пульсе». Хочется верить, что Украина осознает, какие — в отношении страны — могут разыгрываться ситуации с разными названиями.

— Ближайший соратник России по Таможенному союзу и очень скоро — по ЕЭП: Беларусь. События, которые происходят там, и то, как они «подаются» в российских СМИ, показывают, что продолжается «ледниковый период» в наших межгосударственных отношениях. Или это мнение ошибочно? Собственно, спрашиваю о Беларуси лишь потому, что чаще всего сторонники политики Александра Лукашенко считают: «заварухи» — дело рук заинтересованного в хаосе Запада. Но оппоненты белорусского президента (в том числе и в России) настаивают, что всё как раз наоборот: правы митингующие, а президент — неправ.

— Симпатии и взаимное единство не бывают вечными.

— То есть?!…

— Мы разные — Россия и Беларусь. Но тем не менее должны быть вместе, потому что мы не настолько разные, чтобы уговаривать друг друга дружить.

— Некоторые украинские политологи, приверженцы нынешней власти, считают, что на выборах 2010-го в РФ «делали ставку на Тимошенко, а не на Януковича». Насколько это мнение вообще обсуждалось в среде российских политологов и экспертов?

— Проблему взаимоотношений с Беларусью теоретически можно пролонгировать и на Украину. Хотя по сути вашего вопроса могу сказать образно: за красивой девушкой — имею в виду Украину — ухаживать очень трудно.

— Весьма поэтичный ответ!

— А я в душе поэт. Хоть по профессии — экономист, впрочем, никогда не работал по специальности. В дипломатии — с 82-го года. Тогда было расширение дипломатического представительства в Польше, и меня направили работать туда. Кстати, польский язык я учил, будучи студентом: на первом курсе надо было выбрать ещё один из иностранных. И я выбрал польский. Мою просьбу удовлетворили, в группу вместе со мной записали ещё 10 сокурсников, которые за это ненавидели меня, потому что хотели изучать французский или испанский.

Но знание польского языка мне и сейчас, когда работаю в Украине, очень помогает. Потому что, вероятно, существует некая историческая связь украинского с польским.

— Обычно мы говорим о близости русского и украинского.

— Но это — очевидно. И не требует никаких доказательств. Верите или нет, но, к примеру, у меня, когда я прибыл на работу в Киев, ни разу не возникало ощущения, что я «за рубежом». Так вот то, что вроде как и не «за границей», чаще в работе мешает. Я понимаю, что не по статусу и не по теме беседы, тем не менее прочту стихи, которые написал, когда много лет назад ехал из Москвы в Севастополь.

Чувства, которые «продиктовали» мне тогда эти несколько стихотворных строк, они о том, что русские и украинцы — такие близкие и похожие. И когда мы вместе — мы сильны. Вот послушайте:

…По дороге в Севастополь
через Тулу, Мелитополь.
В Запорожье или Курске —
всюду говорят по-русски.
Всюду бабушки в платочках
и немодных пальтецо.

Интервью вела Светлана ВАСИЛЬЕВА

http://www.russdom.ru/node/4401


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru