Русская линия
Православие и современностьСвященник Виктор Тихонов27.10.2011 

Живое чувство к Богу

В наши дни в храмах служит большое количество священников молодых, Священник Виктор Тихоновкоторые пришли к решению посвятить свою жизнь Богу и Церкви в детстве. Как рождается такое решение у ребенка, что помогает и в дальнейшем не свернуть с выбранного пути? Об этом мы беседуем с клириком Свято-Троицкого собора священником Виктором Тихоновым.

— Отец Виктор, расскажите, пожалуйста, как пришло к Вам решение стать священником?

- Я родился в Казахстане, в семье нецерковных, хотя и верующих родителей. Мы начали постоянно ходить в храм, когда мне исполнилось лет восемь. До этого мы с мамой заходили, ставили свечи, но не задумывались о том, что нужно ходить на богослужения, исповедоваться. Поначалу в церковь меня тянуло лишь из любопытства. Помню, как мои братья пришли домой и сказали: «Мы сейчас в храме видели такое: там стоит котел, в котором варят грешников». Когда мы с мамой пришли в храм, я стал допытываться, где стоит этот котел. И оказалось, что это всего лишь часть росписи западной стены, где художник изобразил Страшный Суд.

Моя церковная жизнь началась, когда заболела бабушка моего друга, постоянная прихожанка нашего храма. Она попросила меня сопровождать своего внука до воскресной школы. Так я стал посещать уроки и открыл для себя, что в храме есть своя жизнь, есть общение между прихожанами, в том числе между моими ровесниками, есть батюшка, который любит нас и всегда рад видеть в храме.

В десять лет я впервые сознательно отстоял долгую службу на Рождество Христово. Родители, отпустившие меня одного на всю ночь, плохо представляли себе, как это будет. Они думали, что мы сходим в храм ненадолго и нас уложат спать в воскресной школе. Служба закончилась в четыре часа утра, храм закрыли. И я отправился домой один (а идти надо было минут 30−40) и по дороге читал все известные мне молитвы.

И вот тогда я сердцем почувствовал, что есть Бог, что Он любит нас и никогда не оставит без поддержки. С того момента началась моя осознанная церковная жизнь. Я стал пономарем, начал учиться молитве, исповеди. Со временем пришло понимание, что церковная жизнь для меня не просто какое-то занятие в свободное время, а самое главное дело в жизни. И я решил поступать в семинарию, чтобы затем стать священником.

— Церковная жизнь в Казахстане отличается от российской?

- Конечно, отличается. В городе Кызылорде, где я родился и вырос, на всю область был один храм в честь Казанской иконы Божией Матери, который был центром духовной жизни. Во времена моего детства туда ходили еще бабушки, которые сохранили этот храм в советское время. Они сохранили традиции, теплую атмосферу взаимной любви и уважения. Например, там была традиция, которой я не встречал в России. Когда в Великую Пятницу или на Успение Божией Матери в храм выносили Плащаницу, бабушки устанавливали своего рода дежурство и всю ночь читали около нее каноны, Иисусову молитву, кафизмы. И когда утром мы приходили на службу, заставали в храме глубокую молитвенную атмосферу. Я многому учился у церковных бабушек: их отношению к Богу, к храму. Их нельзя было застать неготовыми: к празднику, к исповеди, к службе.

От внешнего вида до церковных приготовлений все было тщательно приготовлено, продумано.

Там немного другое отношение к православному духовенству (как, впрочем, и к служителям любой религии). Священник в Казахстане, в мусульманской, по сути, стране, всегда воспринимался доброжелательно и с большим уважением. Мы всегда знали, что если куда-нибудь идем с батюшкой, нам помогут, встретят приветливо. Священник, независимо от возраста, воспринимался как старший, а к старшим там относятся очень уважительно. Да и к любому прихожанину, ведущему православный образ жизни, тоже относятся с почтением.

— Во время обучения в семинарии Вы несли послушание иподиакона Епископа Саратовского и Вольского Лонгина. Чем запомнилось Вам это время?

- Это было время, когда я с новой стороны открывал для себя мир Церкви. Владыка Лонгин помог мне увидеть духовную жизнь с новой стороны, научил более глубокому отношению к молитве, к богослужению. Присутствуя на архиерейских богослужениях, я открывал для себя, какой должна быть служба, праздник церковный.

Сам Владыка стал для меня образцом не только настоящего пастыря, но и всесторонне развитого человека, который глубоко видит жизнь, способен очень трезво и полно оценить любую жизненную ситуацию. Он научил меня обдумывать, тщательно анализировать любой поступок, любое решение. И я благодарен Богу за то, что у меня есть такой пример, задающий некий вектор духовного развития.

События, которые происходили в это время, все значимы для меня, все помнятся. Вспоминаю каждую службу с Владыкой: его улыбку, когда что-то получилось, взгляд, когда что-то сделал не так. Этот опыт дал мне запас духовной бодрости на долгое время. Я нес иподиаконское послушание с 2004 по 2009 год. В это время многое зарождалось и развивалось в нашей епархии. Совершенствовались хоры: архиерейский, Троицкого собора, Покровского храма. Мы от каждой службы ждали чего-то нового, необычного, и наши ожидания оправдывались. Благодаря Владыке, его личному участию, богослужение становилось все более отточенным, приближалось к идеалу. Так что и служащие священнослужители, и прихожане могли наслаждаться красотой церковной службы.

— Что для Вас самое радостное и что самое сложное в служении приходского священника?

- Самое радостное видеть, что человек ищет Бога, прилагает для этого какие-то усилия. Когда видишь, что он нуждается в храме, в священнике. Когда он учится молитве и у него получается, растет духовно, и вместе с ним растешь как священник и ты. Понимаешь, что в глубине его души раскрывается самое главное — стремление к Богу.

А самое сложное видеть равнодушие. Одно дело, когда человек не верит, еще не открыл для себя Бога и Церковь, а другое — когда он просто безразличен к Богу, к обществу, к самому себе и нравственному состоянию своей души. В таком случае человек постепенно теряет себя как личность, свое богоподобие и начинает жить чисто животными стремлениями. Такого человека всегда бывает очень жалко.

— Позвольте от читателей нашей газеты поздравить Вас с рождением второго сына. Священник Виктор Тихонов с семьей В вопросах воспитания своих сыновей на чей пример Вы ориентируетесь?

- Я считаю, что основа любого воспитания — уважение к старшим. От этого ребенок только приобретает, учиться сдерживать себя, не допускать каких-то грубых поступков. Мальчиков, конечно, нужно воспитывать в строгости. Во многом я ориентируюсь на пример своих родителей. Ведь они, хотя и не были вполне церковными людьми, все же верили в Бога, были людьми нравственными, честными и так же старались воспитать и нас. А дух семьи, пример родителей — самые важные факторы воспитания.

Для современных православных семей издается в наши дни множество православной литературы, в которой можно найти и советы по воспитанию, и примеры для подражания. В деле воспитания очень важны примеры святых. Помню, когда я сам учился в воскресной школе, меня поражали их жития, я стремился стать хотя бы чуть-чуть на них похожим. Поэтому планирую, что и детей своих буду воспитывать в православной традиции, объяснять им, что такое грех, страсть, учить молиться, исповедоваться.

— Несколько лет Вы несете послушание духовника одной из смен детского православного лагеря. Что этот опыт дает лично Вам?

- В Священном Писании есть слова «Аще не обратитеся и не будете яко дети, не внидете в Царство Небесное» (Мф. 18, 3). Раньше я относился к ним поверхностно. Общаясь с детьми в православном лагере, понял эту фразу гораздо глубже. Мы, взрослые, окунаясь в свои повседневные заботы, забываем о многом, и самое главное — забываем благодарить. В детском лагере я увидел, какой бывает настоящая благодарность.

Стоило мне уделить ребенку какое-то время, проявить участие или подарить что-то, он высказывал такую благодарность, которую я не встречал, пожалуй, ни в одном взрослом человеке.
Открытием стало для меня и отношение детей к молитве. Конечно, им сложно молиться, сложно заставить себя стоять на одном месте, сосредоточиться. Но были дети, которые очень глубоко воспринимали молитву. Многие из них в лагере учились молиться, и для них это становилось по-настоящему сокровенным деланием.

Там ты для детей образец во всем — в беседе, в общении и, конечно, в служении. Поэтому старался не просто служить, а что-то детям дать, чему-то научить. Многие дети обещали мне, что будут молиться дома, просили скорректировать молитвенное правило.

Конечно, были и отрицательные примеры. Но о них не вспоминаешь. Вспоминаешь взгляд ребенка, слова, сказанные при исповеди, то хорошее, что было в это время.

— Что бы Вы хотели пожелать читателям нашей газеты?

- Учиться ценить то, что у каждого из нас есть, и благодарить за это Бога. Человек, к сожалению, ко всему быстро привыкает: к тому, что у него есть семья, дети, к тому, что он приходит в храм. Это пагубная привычка. Мы забываем о том, что Господь, молитва, храм — это святыня, к которой привыкать нельзя. Нельзя допустить, чтобы христианство стало для нас лишь привычным набором действий. Желаю всем нам, чтобы мы сохраняли всегда искреннее, живое стремление к Богу, а духовная жизнь в каждый период нашей жизни открывалась бы для нас с новой стороны.

Беседовала Марина Шмелева

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=58 233&Itemid=5


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru