Русская линия
Вера-ЭскомИгумен Игнатий (Бакаев)26.10.2011 

Тест на выживание

Недавно Фреска в церкви Христа Спасителя в Хорепо ТВ в передаче «Академия» привели данные по различным странам. Оказалось, что Россия, Украина и Казахстан — соседи по показателям. Особенно поражает смертность по годам. Если в европейских странах смертность от рождения до 20 лет составляет 0,3−0,5 процента, то есть на тысячу жителей в этом возрасте умирают 3−5 человек, то в России до 20 лет не доживает из тысячи от 80 до 110 детей, подростков и молодых людей. А в возрасте от 20 до 40 лет — 21 процент умирает и погибает, то есть 210 человек на тысячу.

В чём же дело? Почему вымирают целые страны? Бытие определяет сознание, утверждал Карл Маркс. У нас же получается наоборот: сознание, злое от человеконенавистника-диавола, определяет жизненное бытие России, Украины и Казахстана. Я думаю, это ещё и потому, что власть предержащие не знают главного о человеке — ради чего живёт человек, в чём смысл его жизни. Шесть лет я вопрошал об этом педагогов, министров, политиков, философов и вообще уважаемых мною людей с высшим образованием. Ответ был скрыт от них. Они лишь пожимали плечами. Как сказал Спаситель, «славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам» (Мф. 11, 25−26).

Лишь когда я спросил своих прихожанок — бабушек, не имеющих никакого образования, которые всю жизнь летом работали на лесосплаве, а зимой рубили сучки деревьев по пояс в снегу, то получил ответ. Они дали его, не задумываясь: «Живём, чтобы в рай попасть». Простые слова их полностью согласуются с Символом веры: «Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века». Вот это ожидание Царствия Небесного и есть смысл нашей земной жизни.

Недавно получил известие, что умер мой родной дядя. Умер год назад, но узнал я об этом только сейчас. Сначала был испуг, что целый год я молился о здоровье покойника. Потом поразмыслил, есть ли в этом грех, и пришёл к выводу, что нет. Ведь у Бога все живы и нуждаются в наших молитвах. Но с этим известием о кончине дяди как будто надо мною опустилось Небо. Стало ко мне ближе, чтобы принять мою душу. Появилась торжественность в череде дней, может, уже скоро последних. Окружение моё — мои прихожане — как бы отодвинулись, появилось чувство благодатного одиночества. Ближе стали Господь, Божия Матерь и любимые святые. А тут пришло новое сообщение: родной старшей сестре — схимонахине Анне — сделали операцию, она без сознания, жизнь поддерживается аппаратом искусственного дыхания и перспектив выжить почти нет. «Молитесь и надейтесь», — сказал врач.

Весной сестра гостила у меня. Перед тем перенесла инсульт, говорила неразборчиво, плохо меня слышала, путалась во времени, в лекарствах, с тревогой думала о будущем. Она вела себя так, будто Бог отступил от неё. И вот сестра снова в больнице. На восьмые сутки после операции её перевели из реанимации. За ней нужен был уход, и я беспокоился, что ей некому его обеспечить. Монастырь далеко от больницы, и там нет молодых монахинь, которые могли бы ночами сидеть. Решил ехать. Сестра меня нянчила, я обязан отплатить ей тем же, ну, а там как Господь управит.

Приезжаю в больницу, вижу, что сестру одели в красивую бирюзовую кофту, она лежит ухоженная, не брошенная. Подошёл к ней, склонился, она открыла глаза, увидела и узнала меня. Лицо её просветлело, просто засияло, и я не смог сдержать слёз радости. Все наши прежние недоумения, несогласия исчезли, будто и не было их. Передо мной был совсем другой человек — не пытающийся доказать, что он во всём прав, не своевольный, а смиренный немощью и кроткий, как дитя, вызывающий любовь. Стало ясно, что она поправится, потому что ушла её воинственность. Господь, преподав урок, оставил её пока здесь.

Оказалось, что монахини и прихожане близлежащего храма установили у кровати сестры круглосуточное дежурство. Днём, например, возле её постели я заставал Марию, пока ещё мирянку (но Бог даст, она скоро примет постриг). Я любовался, как Мария ухаживает за моей сестрой, делает массаж, учит заново говорить, креститься, кормит, протирает пролежни, подкладывает подушки, читает молитвы. И что интересно, Марию это очень воодушевляет. Создаётся впечатление, что больная в большей мере нужна здоровой, чем здоровая — больной. Любовью многих людей возвращалась сестра в жизнь земную. Её помощники через свою заботу и сами готовятся к жизни будущей. Их, в списке отныне поминаемых мною, оказалось 22 человека, включая врача, — тех, кто спасают мою сестру.

Вот их имена: Сергий, Алексей, Светлана, Мария, Лидия, Антонина, Анна, Галина, Тамара, Надежда, Людмила, Екатерина, Любовь, Галина, Роза, Валентина, Валентина, Ольга, Ольга, Фотинья, Татьяна, Валентина.

Оставив сестру на попечение Бога и этих людей, я отправился домой, в дороге читал подаренную книгу. Называется она: «Флавиан. Восхождение», автор — протоиерей Александр Торик. В ней батюшка спрашивает своё чадо — алтарника, учёного, отца пятерых детей: «А как ты себе рай представляешь, Алексей? Можешь фантазировать, смелее». Алексей начал отвечать. Рассказал, как они там все будут вместе — он, его жена, дети, станут жить в белом, красивом доме, назвал другие подробности, но главного не упомянул. Не нашлось в его описании места Богу.

Меня это заинтересовало, и по приезде домой я о рае спросил многих. К сожалению, у большинства, даже монахов и священников, рай тоже оказался без главного — без Христа. Можно, конечно, сказать, что это само собой разумеется — Он тоже там будет, но не стоит лукавить. Представьте человека, идущего по пустыне день, другой, третий. И если спросить, чего он хочет, в ответ вы услышите одно-единственное слово: «воды».

Сегодня я молился за больных в онкологическом диспансере и в конце молебна опять спрашиваю: «Зачем человек на земле, зачем вы живёте?» Так и не дождавшись ответа, говорю словами своей прихожанки Евдокии: «Подготовиться к вечной жизни и в рай попасть». В ответ больные заулыбались: конечно, конечно — в рай попасть. Ловлю себя на мысли, что и сам я упустил главное — что нужно искать не просто рая. А рая во главе с Христом, соединения с Ним в Его божественной любви. Иначе мы будем похожи на детей, которые ждут не отца, а его подарков.

Убиенный протоиерей Даниил Сысоев в беседе «Искусство умирать» говорил о том же — что попасть нужно не просто в рай, а в самое лучшее место в раю, нужно стремиться к Самому Христу, Который есть Путь, и Истина, и Жизнь. Вот человеку и человечеству тест на выживание: «Куда стремиться?»

http://www.rusvera.mrezha.ru/645/10.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru