Русская линия
Православная газета г. ЕкатеринбургПротоиерей Евгений Попиченко26.10.2011 

Любовь — это готовность исполнять дела по заповеди Божией
27 октября — память преподобного Николы Святоши

Никола Святоша — князь Черниговский — был правнуком Никола Святоша, Черниговский, Печерский, князь, иноккнязя Ярослава Мудрого. После долгих размышлений и молитвенных трудов он понял, насколько обманчива и преходяща суетная жизнь, и увидел, что лишь Царствие Небесное истинно и бесконечно. Преподобный Никола стал первым из русских князей, принявших иночество.

Оставив княжение, честь, славу, власть, он в 1106 году пришел в Киево-Печерский монастырь и стал простым иноком. Три года пробыл он на поварне, колол дрова, носил воду. Он терпеливо переносил упреки своих братьев Изяслава и Всеволода за решимость вести жизнь безответного послушника и только молил Бога о том, чтобы ему хотя бы еще с год поработать на поварне на братию. После этого послушания приставили его к службе у монастырских ворот. Пробыл он и здесь три года, никуда не отлучаясь, кроме как в церковь. Он никогда не был праздным, всегда в руках у него было рукоделие, а на устах — молитва Иисусова: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, грешного». Пищу всегда употреблял монастырскую и то, что приносили ему братья, князья и бояре, раздавал нищим и странным. В трудах и лишениях провел преподобный Никола более тридцати лет, так ни разу и не отлучившись из обители. Когда жители Киева узнали о его кончине, то многие поспешили в Печерский монастырь. За смирение, явленное преподобным при жизни, Господь даровал такую силу чудотворения, что даже оставшаяся от святого Николы одежда обладала целительными свойствами. Так, когда брат преподобного, князь Изяслав, был тяжко болен, то на него надели власяницу преподобного Николы, и больной тотчас выздоровел. Много было и других чудесных явлений от мощей святого, которые и доныне почивают в Киевских пещерах.

Обращаясь к образу преподобного Николы, мы видим пример величайшей праведности человека. Он, когда-то бывший князем и живший в роскоши, по любви к Богу, по желанию спасения отказался от всех благ и богатства и стал обычным чернецом. И Господь даровал ему необычайные силу и славу.

Но как преподобного Николу при жизни не понимали родные братья, так и мы часто заблуждаемся в отношении людей, находящихся рядом с нами. Порой наши суждения о событиях и людях слепы и поверхностны, мы видим лишь внешнюю сторону — гордость мешает нам проникнуть в суть вещей. А Господь открывает истину только человеку смиренному.

Вот один из примеров превратного толкования чужих поступков. Один инок весьма искусился, что некий монах лежит на мягких подушках, на столе у него фрукты, прислуживает ему слуга. И когда своим недоумением он поделился с игуменом монастыря, тот, имея дар рассуждения, его расспросил:

- Ты до монашества был кем?

- Крестьянином.

- Где ты спал?

- На деревянных досках.

- А сейчас ты спишь на кровати. Как ты питался?

- Нерегулярно и, бывало, не каждый день.

- А сейчас у тебя монастырский стол, простой, но стабильный, три раза в день. Были ли у тебя слуги?

- Нет, я сам очень часто находился в услужении.

- А сейчас у тебя есть братья, которые помогают, поддерживают. А вот человек, которого ты в сердце осудил, раньше был князем, спал на перинах, а теперь спит на простых подушках. Прежде он ел лучшие яства, пил сладкие вина, а сейчас ест простые овощи. Было у него множество слуг, челяди, а теперь довольствуется одним помощником. Так вот, ты, когда пришел в монастырь, получил больше, чем у тебя было. Он же, став монахом, отказался от многого.

А бывает, что мы не только ошибаемся, толкуя чужие поступки, но и сами полны неоправданных ожиданий. В другом монастыре примерно полторы тысячи лет назад один инок ходил и про себя все время так вздыхал: «Окаянный я человек, окаянный грешник». И однажды, когда вся братия собралась за столом и пришел этот монах, желая сесть за трапезу, отец игумен сказал: «Друг, ну ты же окаянный, иди в другое место, здесь святые отцы собрались, тебе здесь не место». Он опечалился и ушел в обиде. И все его смирение, показное и лицемерное, тотчас было открыто.

Очень часто мы лишь изображаем смирение: «Батюшка, как благословите, так и сделаю», и — наклон головы, смиренный тон, юбочка в пол. Абсолютная видимость человека смиренного и благоговейного. Но попробуй сказать: «Не благословляю». А в ответ слышишь: «Ну, как же, мы уже все решили, мы уже билеты купили, мы уже договорились, нас там ждут». Вы все уже решили — зачем приходите к батюшке изображать из себя послушание и смирение? При отказе тотчас человек меняется, становится самовольным, гордым, непослушным.

В другой раз, по-видимому, в том же монастыре, пришел к игумену человек в возрасте. Пожилых людей в монастырь берут крайне неохотно, потому что монах должен быть тружеником, смирять свою плоть и учиться послушанию. И, конечно, тело должно способствовать смирению души, стяжанию внутренних добродетелей. Чем старше становится человек, тем сложнее ему себя исправлять, потому что душа коснеет, тело теряет многие способности совершения и поста, и молитвы, и поклонов. И вот приходит пожилой человек и очень настойчиво, даже настырно просит: «Возьмите меня, хочу быть монахом». Ему говорят: «Да ты старик — какой из тебя монах? Иди, живи, как жил, молись, постись по силам». Не отстает. Тогда игумен берет кость и бросает ее к выходу: «На, ешь!». А тот не обиделся, встал на четвереньки и, размышляя о себе, что он — пес, если старший так о нем думает, начал с четверенек есть эту кость. Игумен, указывая на него всем братьям, говорит: «Вот мы десятилетиями трудимся над тем, чтобы смирить свою гордыню, а этот человек — уже готовый монах». И взяли его в число братии.

Конечно, такие эксперименты для нас вряд ли по силам, потому что современный человек очень немощный, себялюбивый, эгоистичный, знающий себе цену (точнее сказать, не знающий определенно, но мечтающий что она выше)… В жизни всегда есть возможность побороть свои страсти и наладить мир в своей душе и в своем окружении. Вот приходит, к примеру, молодой человек и говорит: «Раз в неделю приезжает мама нам помогать, и каждый раз у нее возникает напряжение с моей супругой. У нас ребенок, жена не успевает, не все дома в порядке». Но если ты христианин, ты должен стремиться угодить Богу, даже если тебе это физически тяжело. Угождение Богу осуществляется через служение ближним: «Так, как вы сделали братьям Моим меньшим, так вы сделали и Мне». И если ты знаешь, что в субботу приедет мама любимого мужа, то можно встать на два часа раньше и сделать уборку, приготовить завтрак. И с любовью встретить близкого человека, даже если ты пока не испытываешь особо пылких чувств. Да этого и не надо, любовь — это не чувства, любовь — это состояние и выражение воли. Это готовность исполнять дела по заповеди Божией — как Господь говорит: «Если вы Меня любите, то Мои заповеди соблюдете», то есть делайте то, что угодно Мне. Вот такие взаимоотношения должны у нас быть с людьми.

Любовь — это совокупность отношений, это высшая ступенька. Прежде, чем Господь дарует человеку любовь, необходимо научиться терпеливо выполнять свои обязанности, честно трудиться, где-то потерпеть, где-то посмеяться, чем-то пожертвовать. Необходимо думать, как совершить христианский поступок в той или иной ситуации. Если человек будет так размышлять, а при этом еще и молиться Богу, Господь обязательно подскажет, как навести мостки в отношениях с близкими. И в этом тоже школа смирения, школа сохранения мира в своей душе, в своей семье. Помогай нам всем Господь.

http://orthodox-newspaper.ru/numbers/at51984


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru