Русская линия
Фома Сергей Худиев26.10.2011 

В погоне за счастьем
Еще раз о любви и радости

Недавно, когда я вел радиопередачу,Сергей Худиев мне в студию позвонил человек, который выдвинул довольно интересное толкование Писания. Он полагал, что в заповеди «не прелюбодействуй» речь идет о том, чтобы «не поступать против любви». А если в браке любви уже нет, то и измена в таком браке уже не будет прелюбодеянием. Постаравшись уверить слушателя, что предложенное им толкование совершенно несогласно ни с прямым текстом Писания, ни с учением Церкви, я призадумался о том, насколько разные вещи в Писании и в нашем обычном, мирском словоупотреблении называются «любовью».

Писание заповедует нам любить — это что-то, за что мы ответственны, что-то, что мы должны. Это долг по отношению к ближнему вообще, и по отношению к домашним — особенно. «Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. (Еф.5:28)». В своевременном контексте этот звучит странно. Любовь — это чувство, оно приходит и уходит, невозможно же требовать от человека, чтобы он испытывал чувства.

О чем же говорит Писание? В Библии, определенно, говорится и о любви-чувстве — книга Песнь Песней весьма ярким и откровенным языком воспевает страстную любовь молодых супругов, эмоциональные переживания, чувственный восторг. Однако уже здесь видно то, что отличает библейский взгляд от мирского. «Я принадлежу возлюбленному моему, а возлюбленный мой — мне (Песн.6:3)» — говорит невеста. Любовь в Библии — это отношение к другому; «любовь» в мирском понимании — это переживание самого человека. Это очень глубокий симптом, и нам надо рассмотреть его подробно.

Жених и невеста в «песни песней» полны эмоций; мощный выброс эндорфинов, «гормонов радости» сопровождает каждый стих. Но радость — это не что-то, на чем они сосредоточены, не что-то, чего они ищут — они ищут друг друга, а радость приходит, потому, что нашли. Люди в наше время (впрочем, вероятно, так было и раньше) ищут самой по себе радости, утешения, иногда просто развлечения — а другой человек оказывается средством достижения желанного эмоционального состояния. Множество песенок сравнивает любовь с наркотиком — и, увы, в мирском смысле слова «любовь» это сравнение верно. Любовь воспринимается как средство приведения себя в желаемое эмоциональное состояние; что-то, что могло бы согреть и утешить меня в этом унылом и холодном мире. Другой человек может вызывать это состояние (какое-то время), потом это неизбежно проходит. Жених и невеста в Писании думают не о своих чувствах, а друг о друге; современная культура сосредоточена именно на чувствах. Однако так уж устроен человек, что гнаться за чувствами, стремиться пережить выброс эндорфинов, «крик радости, восторга дрожь», как сказал поэт — значит наверняка этих чувств лишиться. Искать другого человека, с которым можно было бы, наконец, найти «свое счастье» тут просто бессмысленно; невозможно найти счастье, сосредоточившись на его поисках. Самый надежный способ убить всякую радость — это искать, чем бы себя порадовать.

Замечательный психолог Виктор Франкл обращает внимание на этот парадокс — за счастьем, успехом, удовольствием, радостью, нельзя гнаться. «Не ставьте себе целью успех — чем больше вы будете стремиться к нему, сделав его своей целью, тем вернее вы его упустите. За успехом, как и за счастьем, нельзя гнаться; он должен получиться — и получается — как неожиданный побочный эффект личной преданности большому делу, или как побочный результат любви и преданности другому человеку. Счастье должно возникнуть само собой, как и успех; вы должны дать ему возникнуть, но не заботиться о нем. Я хочу, чтоб вы прислушивались к тому, что велит вам совесть, и выполнять ее советы, употребив на это лучшие силы и знания. Тогда вы доживете до того, чтоб увидеть, как через долгое время — долгое время, я сказал! — успех придет, и именно потому, что вы забыли о нем думать!»

Человек, который следует путем долга и преданности, находит на этом пути счастье; человек, который ищет счастья (особенно если он готов переступить в этих поисках через долг и преданность) не находит ничего. Это выглядит неожиданным. Людям кажется, что следовать требованиям Церкви — придерживаться обещаний (а брачных обетов — особенно), хранить заповеди, подавлять свои хотения, когда они этим заповедям противны — значит жить очень несчастной жизнью. В действительности дело обстоит ровно наоборот — аскеты светятся счастьем, блудники злы и унылы.

Это так в семейной жизни, и это так в жизни духовной — христианская жизнь является великим источником утешения и счастья, но только не надо его там искать. Искать надо истинной веры, исполнения воли Божией, хранения заповедей — и тогда Вы обретете радость и утешение, именно потому, что забудете за ними гоняться.

http://www.foma.ru/article/index.php?news=6224


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru