Русская линия
Накануне.ruПротоиерей Дмитрий Смирнов24.10.2011 

«Нужно запретить государственное финансирование абортов»

21 октября в Госдуме во втором чтении депутаты планируют рассмотреть закон «Об основах охраны здоровья граждан», включающий положения, ограничивающие аборты. Стоит вдуматься в цифры: в нашей стране только 2% женщин в возрасте до 40 лет не сделали ни одного аборта, из-за неудачных абортов 20% семей теряют возможность стать родителями, а каждая пятая беременная женщина, которая умирает, — умирает в результате аборта. Это официальная статистика, но есть и другие подсчеты. Если в системе государственного финансирования абортов гражданин платит условный «налог» на аборты с 18 до 65 лет, то получается 9 тыс. 400 руб. за 47 лет. То есть, стоимость одного аборта. Выходит, что каждый гражданин России по закону обязан в течение своей жизни оплатить «убийство» одного человека — не рожденного ребенка?

Официальная статистика говорит о том, что в нашей стране только 2% женщин в возрасте до 40 лет не сделали ни одного аборта, а вместе с количеством абортов в арифметической прогрессии увеличивается количество бесплодных супружеских пар. Из-за этой халатности по отношению к себе, извечной надежды на «авось» миллионы женщин лишают себя возможности стать мамой.

О решимости Госдумы принять положения, ограничивающие аборты, стало известно в начале июня. Депутат Валерий Драганов в день защиты детей 1 июня объявил, что внес законопроект об ограничении абортов, правда, уже на следующий день забрал его оттуда.

Вероятно, у «единоросса» было столь велико желание отметить Международный день защиты детей достойным подарком, что он поспешил, и в тексте документа оказались перепутанными некоторые статьи и объемы санкций, полагающихся за нарушение этого закона. Об этом Валерий Драганов самокритично и поведал журналистам. Он заявил, что от самой инициативы не отказался.

В дальнейшем депутаты приняли поправки в закон «О рекламе». После вступления в силу данных законодательных поправок, заявления о якобы безопасности аборта оказались вне закона.

А потом в проектах обнаружились и те инициативы, которые предлагал Драганов (теперь все эти положения вынесены в закон «Об охране здоровья»).

В утверждаемом законопроекте предполагается введение обязательного периода ожидания перед прерыванием беременности, психологические консультации с целью убедить пациентку изменить свое решение, а также получение согласия на аборт от родителей и опекунов девушек до 18 лет и от мужей для замужних женщин. Кроме того, медработникам предлагается предоставить право отказаться от прерывания беременности по соображениям совести.

По мнению представителей РПЦ, дальнейшей мерой должен стать отказ от государственного финансирования абортов. Нередко его еще называют «налогом на аборты». Подсчитано, что, если гражданин платит этот условный «налог» с 18 до 65 лет, то получается 9 тыс. 400 руб. за 47 лет, то есть стоимость одного аборта. Выходит, что каждый гражданин России по закону обязан в течение своей жизни оплатить «убийство» одного человека — не рожденного ребенка?

Между тем, несколько десятков международных организаций по защите прав женщин обратились к Государственной Думе РФ с призывом отклонить поправки в российское законодательство, ограничивающие доступ к абортам. По мнению авторов обращения, введение новых ограничений на аборты в России может привести к нарушению прав человека, гарантируемых Конституцией и международными обязательствами РФ. Среди организаций, подписавших обращение к российским законодателям — Human Rights Watch, Международная федерация планирования семьи, Глобальная женская сеть за репродуктивные права и около 150 других правозащитных объединений и частных лиц из США, стран Европы, Южной Америки и Африки.

Принятие положений об ограничении абортов в интервью Накануне.RU прокомментировал глава синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями, протоиерей Димитрий Смирнов.

 — Как Вы оцениваете принимаемый закон? Насколько можно говорить о том, что предложения РПЦ и активной родительской общественности были воплощены в нем?

Димитрий Смирнов: Это движение вперед, в сторону от самоуничтожения, но это можно назвать только первым шагом. Аборты — это самоубийство нации и тяжкий грех. Известно по опыту других государств, что когда существует пауза перед тем, как женщина задумала это осуществить, некоторые все-таки оставляют дитя. Мы сами в течение года проводили такие консультации. Так вот, каждого десятого ребенка удавалось оставить в живых. 10% для такой страны, как наша, это уже немало.

Вопрос: И какими могут быть дальнейшие шаги?

Димитрий Смирнов: Нужно сделать один большой шаг.

Вопрос: Отменить аборты?

Димитрий Смирнов: Конечно, нужно отменить аборты. Но есть и полумеры.

Вопрос: Какие?

Димитрий Смирнов: Следует отменить государственное финансирование абортов. Почему верующие люди должны финансировать аборты из своих налогов? Правильным шагом является введение обязательного письменного согласия мужа, чтобы это не проходило тайком от него. В этом случае тоже какой-то процент детей мы сохраним. Порой женщины идут на такой шаг сгоряча, у них иногда превалируют эмоциональные факторы. Кроме того, нужно отменить все аборты по социальным показаниям. Этот список, утвержденный еще Черномырдиным, сейчас сократили до трех пунктов, но я считаю, что нужно его полностью ликвидировать. (Перечень социальных показаний для проведения абортов был утвержден постановлением правительства РФ в 1996 года, среди социальных показаний для позднего аборта были такие факторы, как статус безработного или беженца хотя бы у одного из супругов, отсутствие жилья, многодетность, наличие в семье ребенка-инвалида и низкая финансовая обеспеченность семьи, — прим. Накануне.RU).

Вопрос: Вы уже упоминали об опыте консультирования тех беременных женщин, которые планировали сделать аборт. Некоторое время назад говорилось об открытии довольно большого количества православных акушерских пунктов в разных городах России. Как ведется эта работа?

Димитрий Смирнов: Эта работа у нас проводится, но пока речь идет об обустройстве одного такого центра в Москве. Но к нам уже из разных мест, в частности, из Пензы, Екатеринбурга поступают сигналы о готовности начать такую работу. Но не все сразу. Финансирования-то никакого нет. Очень часто женщина попадает в такую ситуацию, когда для нее аборт кажется единственным выходом. А если ей помочь, то она сохранит ребеночка.

Вопрос: Несколько десятков международных организаций по защите прав женщин обратились к Государственной Думе РФ с призывом отклонить поправки в российское законодательство, ограничивающие доступ к абортам. Как Вы это прокомментируете?

Димитрий Смирнов: Все эти организации заинтересованы в том, чтобы уничтожить наш народ. На Западе очень боятся России, Россия каким-то образом смогла внушить неизбывный ужас в Запад, и понятно, почему иностранные организации обратились с таким призывом. На это есть один хороший русский ответ: «Какое ваше собачье дело?» Это наш парламент, наш народ, наши законы, причем тут ваши организации? Я бы не мог себе представить, что такое дело, как возрождение русского народа, не будет испытывать контрдавления. Когда у нас страну развалили на куски, продавали за копейки наши активы, то Запад кричал: «Ура!», особенно когда пьяный Ельцин выделывал всякие «трюки». Если мы хотим сделать Западу хорошо, то России надо сделать очень-очень плохо. А тут наоборот. Это проверка этих инициатив на полезность. Если на Западе вой, значит, инициативы полезны для нас. Если воя нет или, не дай Бог, там начинают похваливать, значит, что-то у нас не так.

Вопрос: Но ведь противодействие идет не только извне. Все со скрипом идет именно изнутри, здесь тоже много противников этих инициатив.

Димитрий Смирнов: Дело в том, что у нас практически все женщины делали аборты, и им нужно какое-то внутреннее оправдание. Если сейчас будет принят закон, то они вынуждены будут ощутить себя преступниками. Конечно, это никому не нравится. Это вопрос отношений с совестью. Трудно людям признать, что они являются убийцами собственных детей. Это психологически очень трудно. В этом причина.

Вопрос: То есть, в менталитете?

Димитрий Смирнов: Не совсем. Это, скорее, психологические особенности женщин, делавших аборты. Мы начинали свою деятельность с лекций в школах для старшеклассников, и этим лекциям возмущались только учительницы, которые делали аборты. Девочки слушали, раскрыв рот, учительницы — возмущались. По степени возмущения можно было определить, сколько она сделала абортов. Чем больше криков — тем больше абортов. Но есть и купленные люди. Например, феминистки с этого живут. Чем больше они кричат, тем больше денег поступает на их счет.

Справка: В государствах мира по-разному относятся к вопросу проведения абортов.

1. Полное запрещение. В этой группе государств аборт рассматривается как преступление против внутриутробной жизни и приравнивается к убийству. Здесь аборт рассматривается преступным как таковой. В Афганистане, Анголе, Бангладеш, Венесуэле, Гватемале, Гондурасе, Египте, Индонезии, Ираке, Иране, Ирландии, Йемене, Колумбии, Ливане, Ливии, Мавритании, Мали, Непале, Никарагуа, ОАЭ, Омане, Парагвае, Папуа-Новой Гвинее, Сальвадоре, Сирии, Чили, на Филиппинах аборты полностью запрещены (как правило, кроме случаев спасения жизни женщины).

2. Аборт по медицинским показаниям и в других исключительных случаях. В Алжире, Аргентине, Боливии, Бразилии, Гане, Израиле, Кении, Коста-Рике, Марокко, Мексике, Нигерии, Пакистане, Перу, Польше, Уругвае разрешены аборты только при угрозе жизни и здоровью женщины, то есть только по медицинским показаниям. Так, например, в Испании в 1985 г. были легализованы аборты в случаях изнасилования, серьёзных аномалий плода и серьёзного риска, создаваемого беременностью для физического или психического здоровья женщины.

3. Аборт по медицинским и социально-экономическим показаниям. В Англии, Индии, Исландии, Люксембурге, Финляндии, Японии аборты разрешены только по медицинским и социально-экономическим показаниям, а также в случаях изнасилования.

4. Свобода аборта. В наиболее либеральной группе стран законодатель исходит из признания права женщины самостоятельно решать вопрос о беременности. Уголовная политика направлена здесь на охрану здоровья женщины, то есть наказуемы только внебольничные и поздние аборты. Аборты «по желанию» на ранних стадиях беременности разрешены на территории СНГ и Балтии, в бывших югославских республиках, Австралии, Австрии, Албании, Бельгии, Болгарии, Венгрии, Вьетнаме, Германии, Греции, Дании, Италии, Камбодже, Канаде, КНР, на Кубе, в Монголии, Нидерландах, Норвегии, Румынии, Сингапуре, Словакии, США, Тунисе, Турции, Франции, Чехии, Швеции, ЮАР.

Подготовил Сергей Хурбатов

http://www.nakanune.ru/articles/15 888/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru