Русская линия
SakhaPress.ruИеромонах Никон (Бочманов)20.10.2011 

Спасский монастырь: древняя обитель нового тысячелетия

…Если человечество когда-нибудь все же построит машину времени,Спасский монастырь то тем из наших потомков, кто, благодаря этому, сможет заглянуть в Якутск 17-го века, надо думать, очень повезет.

Потому что им выпадет редкая возможность увидеть то, что когда-то являлось одним из символов Якутска и украшением его — Спасский мужской монастырь. Нам, живущим здесь и сейчас, на память о нем остались лишь предания. Да, пожалуй, еще виды — на чудом сохранившихся гравюрах и пожелтевших от времени старинных открытках.

Воинствующее безбожие, пожары и время — вот что оказалось убийственным для монастыря с трехсотлетней историей, не раз восстававшим из пепла, но оказавшимся не в силах пережить советскую власть.

Впрочем, в августе епископ Якутский и Ленский Роман озвучил новость, которая заинтриговала многих: епархия намерена монастырь возродить. Каким он будет — древний монастырь уже нового тысячелетия? Об этом я поинтересовалась у ответственного за возрождение монастырской жизни иеромонаха Никона (Бачманова).

Ювелирная работа

 — Отец Никон, когда в конце лета владыка Роман публично заявил о том, что епархия намерена восстановить в Якутске Спасский монастырь, для многих его жителей новость стала откровением. Не желание это само по себе — его можно только приветствовать. Дело в том, что даже многие из тех, кто родился и вырос в Якутске, и, возможно, считал, что неплохо с ним знаком, и не догадывались, что когда-то здесь был и монастырь.

- Тем не менее он действительно существовал аж с 17 века. Если судить по старинным фотографиям, тогда это была окраина и достаточно пустынное место. А сегодня оказалось в самом центре города — сейчас там стоит Государственный музей истории культуры и народов Севера им. Е.Ярославского. Поэтому, можно понять, как видоизменился за века Якутск.

Как и многие монастыри на Руси, Спасская обитель начиналась с возведения храма. Так же, как и те, что строились после него, до наших дней он не дожил. Один из последних монастырских храмов — большой Вознесенский собор — просуществовал до середины прошлого века. Остальные постройки, будучи деревянными, оказались разрушены, и причиной тому нередко становились пожары.

Для нас восстановление монастыря означает не только возведение его стен. Не менее важно и восстановление летописи монастыря, его исторических хроник. Вот почему сейчас мы ведем, можно сказать, ювелирную работу, по крупицам собирая данные о его бывших настоятелях, насельниках, строителях, начиная с ХVII века. Ведь многие из монастырской братии были по-настоящему незаурядными людьми.

Для справки: В 1640 году на пожертвования царя Михаила Федоровича прибывшим из Вологды игуменом Нафанаилом I при Якутском остроге была создана монастырская церковь во имя преподобного Михаила Малеина. Из-за частых переносов острога положение обители было непостоянным. Однако известно, что в 1663 году служилые люди Якутского острога «изволили быть в Якуцком остроге монастырю во имя Спаса» и избрали Ивана Афанасьевича Овчинникова в черные священники и строители монастыря. В 1663—1665 годах монастырь получил пожертвование от царя Алексея Михайловича, на которое и была построена Спасская церковь.

Дело в том, что в отличие от многих других монастырей у Спасского была очень важная особенность — он был миссионерским.

Одновременно там проживало не больше 20−30 иноков. А все потому, что монахи Спасского монастыря редко задерживались в Якутске надолго — сюда они возвращались для духовной поддержки. Выражаясь современным языком, жизнь их заключалась в бесконечных «долгосрочных командировках» — в постоянных миссиях, которые они предпринимали в самые дальние уголки Якутии и за ее пределы, неся местному населению Слово Божье и просвещение. Кстати, позже в 1829 году, при монастыре откроется духовное училище.

Жизнь насельников монастыря была нелегка, порой опасна и очень многогранна. Настолько, что я очень надеюсь на то, что когда-нибудь эта тема заинтересует студентов нашего Якутской духовной семинарии или исторических факультетов светских высших учебных заведений и за исследование истории миссионерства в Якутии они возьмутся всерьез.

Не единственный, но главный

— Это будет интереснейшая работа. Иеромонах Никон (Бачманов)А почему все-таки выбор пал на Спасский монастырь? Он был в Якутии единственный или главный?

- В Якутии существовали и другие монастыри, но мужской, каким являлся Спасский, был один. И в то же время он, бесспорно, оставался главным, что опять-таки связано с его миссионерской направленностью. Ведь монахи, отправляясь в дальние улусы и наслега, несли с собой не только проповедь Евавнгелия, но и просвещение в самом широком смысле этого слова. И особенно ярко это проявилось в деятельности святителя Иннокентия (Вениаминова).

Для справки: Митрополит (а в то время — архиепископ Камчатский, Курильский и Алеутский) Иннокентий (Вениаминов), которого называют просветителем Якутии и Дальнего Востока, был настоятелем монастыря с 1853 по 1860 год. При нем в монастыре развернулось большое строительство и в частности, была устроена церковь в архиерейском доме, построенном в 1859 году. Именно при нем в Якутске впервые были изданы книги на якутском языке и состоялась первая служба на языке саха.

— Эта миссия монастыря будет продолжена?

- Да, задачи у него здесь, в Якутии, будут особые. Нам нужно не просто создать монашескую общину, дав возможность иноческой жизни тем из якутян, кто хотел бы этого для себя, желая больше послужить Богу, церкви, людям. Тем, кто мечтает подражать таким подвижникам как преподобный Сергий Радонежский, Серафим Саровский и сотни других.

Здесь предстоит собрать людей, которые вслед за предшественниками, когда-то основавшими монастырь и немало в нем потрудившись, хотел бы подражать послушникам и насельникам прежних веков прежде всего в нелегком деле миссионерства. Причем, не только в столице республики, но и самых отдаленных ее уголках, чтобы и там разделить с людьми и проповедь о Христе, и жизнь.

Владыка Роман поставил перед нами четкую цель: не просто собрать братию — то есть людей, которые хотели бы испытать себя в этой, иной, жизни, но тех, то готовится именно к такому служению.

— Известно, что старый Спасский монастырь включал целый комплекс разнообразных строений. Что из этого планируется восстановить сейчас?

- Правящий архиерей утвердил эскизный проект, который представляет собой ансамбль из трех сооружений.

Во-первых, это храм, капсула в основание которого была заложена в августе этого года епископом Гатчинским Амвросием (Ермаковым) в сослужении нашего архиерея, владыки Романа, а также епископа Курского и Рыльского Германа и епископа Пятигорского и Черкесского Феофилакта. Кроме того, там будут хозяйственный блок и келейный корпус для монахов. Он интересен тем, что его внешний облик — это архитектурная реплика с одного из старинных зданий Якутска — духовной консистории, которая, кстати, на том же месте и стояла.

— То есть пока о том, чтобы воссоздать монастырь в его первозданном виде, речь не идет?

- Территория не позволяет. Хотя, конечно, восстановить там имело бы смысл многое, прежде всего для того, чтобы украсить город.

Ведь в монастыре был прекрасный Вознесенский храм, очень интересный Келейный корпус, кстати, каменный — разобрали его лишь в прошлом веке. Но пока нужно воздвигнуть самое необходимое: постоянно действующий храм и братский келейный корпус.

— Восстановление монастыря запланировано на его прежнем месте, а значит, в теснейшем соседстве с музеем. Как они будут сосуществовать?

- В последние время отношения Русской Православной церкви и музейных работников можно определить одной фразой — «соработничество и сотрудничество». По мысли Святейшего Патриарха Кирилла, роль работников музеев имеет для церкви огромное значение, потому что это во многом благодаря им оказались сохранены те церковные святыни, которые имеются сегодня у церкви и верующих. Для Якутии же это особенно это актуально. И тут мы прежде всего должны вспомнить Дмитрия Кононовича Сивцева, который сохранил для потомков не один ныне действующий храм. Один из ярких примеров — прекрасная старая церковь в селе Черкех, что в Таттинском улусе, настоятелем которой я, кстати, и являюсь.

Поэтому фундамент отношений монастыря и музея — это дружба и сотрудничество. И на данный момент существует четкая договоренность владыки Романа и директора музея Егора Спиридоновича Шишигина о том, чтобы использовать помещение будущего келейного корпуса монастыря в качестве выставочного зала. Там предполагается разместить постоянную экспозицию истории православия в Якутии. И думаю, что выиграют от этого не только музей и монастырь, но, прежде всего, горожане.

Для справки: архивы сохранили для нас имена иеромонаха Спасского монастыря Макария — миссионера, приехавшего из Тобольска и служившего на реках Индигирка и Колыма в 1668—1680 годах. Сохранились имена настоятелей монастыря архимандрита Евфимия, архимандрита Феофана, насельников — протоиерея Андрея Тарлыкова, иеромонаха Евфимия, монахов Мелевсиппа и Алексия.

«Не от мира, а для него…»

— Отец Никон, а много ли среди современных якутян людей, желающих посвятить себя столь нелегкому служению, как монашество?

- Знаете, монашествующие никогда не являлись в обществе большинством. Но всегда отображали духовное состояние всего общества.

На Руси монаха называли иноком — от слова «иной». Так вот тот путь, который человек выбирает в своей жизни для себя, избирается им не абы как, а в соответствии с качествами, которые ему дал Господь. Как каждый брак — явление уникальное само по себе, так и избрание иного жизненного пути, что, собственно, и есть монашество, тоже индивидуально. Каждого Господь ведет за руку своим путем.

Существует стереотип, что уход в монастырь — это уход от мира. Так вот, если понимать под миром бытовые привычки, по которым живут миллионы людей, то тогда возможно и так. Однако, добровольно отказываясь от многих из них, но идя в монастырь, чтобы послужить церкви и людям, инок на самом деле уходит не от мира, а для мира.

— А если человек в какой-то момент поймет, что путь, который он когда-то избрал, не его?

- Вот как раз для этого в монастырях существует очень человеколюбивая практика — испытание, или монашеский искус. Человеку предлагают испытать себя: просто пожить в монастыре, потрудиться, пройти послушание. По сути, окунуться в эту атмосферу — не как паломник или случайный гость, а как часть этого общества.

— И сколько это может длиться?

- Зависит от человека. Ведь как люди в брак вступают? Иные годами друг друга проверяют, а иные на следующий день в ЗАГС бегут. Так и в монашестве. Только окунувшись в атмосферу монастыря можно по-настоящему проверить самого себя: свои устремления, заблуждения. Но в то же время и раскрыться самому, отчего окружающим становится ясно, что стоит за его приходом в монастырь: предназначение или ошибка?

Конечно, здесь речь, прежде всего, здесь о доверии к Богу. Имея опыт крепкой веры, люди выбирают этот путь, руководствуясь не эмоциями или поиском выгоды. Потому что монашество — это крест. И принимая иноческий постриг, человек целиком вверяет себя Богу и Церкви.

Но, знаете, даже если человек и не склонен к иноческой жизни, я думаю, что время от времени в атмосфере монастыря ему все-таки стоит бывать. Это помогает мирянам вынырнуть из суеты и вспомнить о вещах, имеющих для души первостепенное значение.

— Отец Никон, о сроках строительства монастыря спрашивать не буду: говорить об этом — дело неблагодарное. А вот каким Спасский монастырь хотелось бы, в конце концов, увидеть вам — человеку, который назначен владыкой Романом быть ответственным за это?

- Знаете, в истории монашества — российского и зарубежного — монастыри всегда были индикаторами духовного уровня народа. К примеру, во времена преподобного Сергия Радонежского, в четырнадцатом веке, когда Россия находилась в сложнейшем политическом состоянии, вопреки всему произошел расцвет духовный: один из его симптомов — появление новых монастырей.

Сегодня у России — новый день. Если еще лет двадцать назад перед нами особенно остро стояла задача восстановления или возведения храмов в стране, то сегодня во многих регионах России это факт уже свершившийся. Теперь на первый план выходят задачи просвещения. По мысли Святейшего Патриарха Кирилла, именно монастыри должны выполнять просветительские функции. Причем, как стационарно, то есть на местах, так и в миссионерских поездках. Вот почему сегодня столь важно возродить Спасский монастырь.

Тем более, что наша епархия подает в этом другим пример: наши священники регулярно посещают дальние районы, где нет регулярной церковной жизни. И пока не существует монастыря, монахи тоже служат на приходах. Иначе никак: регион большой, храмов много, а священников не хватает.

http://sakhapress.ru/archives/34 242


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru