Русская линия
Православие и современностьИгумен Нектарий (Морозов)17.10.2011 

О воле Божией

«Надо положиться на волю Божию», — часто говорим мы, но что по-настоящему Игумен Нектарий (Морозов)знаем об этой самой воле? Какое она для нас имеет значение, какое место занимает во взаимоотношениях человека и Бога? На эти и другие вопросы отвечает настоятель храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» игумен Нектарий (Морозов).

— Отец Нектарий, насколько для человека важно знать волю Божию и насколько необходимо ее исполнять?

— Первоначально некие «границы» воли Божией были очерчены для человека еще в раю, когда ему была дана заповедь не вкушать плодов от древа познания добра и зла. Она явилась испытанием, определяющим, останется ли человеческая воля в согласии с волей Творца. Если бы заповедь не была нарушена, то первозданные люди, а вслед за ними и все мы, были бы счастливы и бессмертны. Исполнение воли Божией это то, что дает возможность человеку, существу тварному и ограниченному, находиться в общении и единении со своим Творцом, то есть это — основа благобытия человека. Один святой говорил, что воля человеческая есть камень, противобиющий воле Божией, или медная стена между человеком и Богом. И это истинно так: там, где воля человеческая противится воле Господа, между человеком и Богом встает стена. Соответственно в падшем состоянии, когда наше естество искажено последствием грехопадения, мы постоянно перед этой стеной стоим, стучимся в нее, катастрофически не понимая, что единственный способ ее преодолеть — привести свою волю в полное согласие с волей Божией. Образ такого согласия мы видим в Искупительной Жертве Христа Спасителя. Есть разные богословские мнения по поводу того, в какой именно момент и как совершилось искупление. Одни богословы считают, что это произошло в момент Распятия — принесения Крестной Жертвы на Голгофе, другие пытаются это оспаривать и объяснять как-то иначе. Можно, наверное, сказать, что процесс искупления начался с Боговоплощения и закончился моментом, когда Господь вознесся на небеса и ниспослал Своим ученикам Святого Духа Утешителя. И в этом процессе Спаситель, совершенный Бог и совершенный Человек, явил нам в Себе полное согласие воли человеческой с волей Отца Небесного. Мы не можем подражать Господу в Его Божественных добродетелях, но в подобном согласии нам следует подражать, к нему необходимо стремиться. Собственно, в этом и заключается основа всего в хрис­тианстве.

— Церковь говорит, что воля Божия выражена в заповедях. А как узнать, в чем состоит Его воля в каждом конкретном случае?

— Люди порой ошибочно считают, что нравственное учение христианства исчерпывается десятью заповедями Синайского законодательства и девятью заповедями блаженств. Это, конечно, не так. Если взять Евангелие и, как советовал своим прихожанам один хорошо знакомый мне священник, попытаться выписать из него все, что может быть воспринято как заповедь, то обнаружится, что заповеданий Божиих не десять, не девять, не девятнадцать — Евангелие практически все состоит из заповедей. Ведь когда Господь говорит о том, что нужно подставить левую щеку или что надо идти два поприща с тем, кто тебя понуждает идти одно, то это тоже заповеди. А если еще взять Апостольские послания и посмотреть, сколько заповедано там не только от апостолов, но и от Самого Господа их устами. Когда человек таким образом будет читать Священное Писание, в большинстве жизненных ситуаций у него не возникнет вопроса, в чем заключается воля Божия.

— Почему же тогда многие люди не знают, как применять евангельское учение к своей жизни?

— Да, часто приходится слышать: «Я читаю Евангелие, но все равно в какой-то конкретной ситуации не знаю, как мне поступить». Такое недоумение в абсолютном большинстве случаев возникает тогда, когда человек не живет по Евангелию и, слишком часто от него отступая, потерял ясность понимания воли Божией. Ситуаций, в которых возникает подлинное недоумение, немного, и люди на самом деле знают ответ, который им на тот или иной случай дает Евангелие, но чаще всего они пытаются это скрыть, в первую очередь, от самих себя. Однако, малодушно пренебрегая этим ответом изо дня в день, человек тем самым только усложняет ситуацию и нагромождает все новые и новые обстоятельства, складывает их в такую сложную конструкцию, которую одним движением исправить не получится, не поломав при этом свою и чью-то еще жизнь, а может быть, и не одну. Но Господь всегда оставляет шанс все-таки последовать Его воле и не повредить ни своей, ни чужой душе — подсказывает маленькие шажки, с которых нужно начинать. Только очень важно, делая эти шаги, не останавливаться, когда станет трудно. Очень хорошо это можно проследить на примере так называемого гражданского брака, точнее, того сожительства, в которое люди вступают, не узаконивая свои отношения. К сожалению, подобную ошибку допускают и те, кто уже пришел в Церковь и ощутил ее как центр своей жизни, исповедовался, причащался Тела и Крови Христовых. Человек вдруг, словно в каком-то ослеплении, переступает через свою совесть и идет против воли Божией и, как следствие, перестает жить полноценной церковной жизнью, не имея возможности из-за своего незаконного сожительства причащаться, потом в этой так называемой семье начинают возникать одна проблема за другой — и вот уже человек в тупике, он спрашивает: «А как мне быть?» Но ведь всегда есть что-то, что является наиболее тяжким грехом и причиной всех остальных бед. В данном случае — это грех блуда. Люди живут друг с другом вне брака, потому что они в чем-то не уверены, к чему-то не готовы, чего-то еще ждут. Основываясь на своем священническом опыте, могу сказать, что, как правило, когда один из них решается отказаться от физической близости в таком неполноценном союзе, то выход из тупика находится довольно скоро. Мужчина и женщина либо расстаются, понимая, что им все-таки не по пути, либо идут в загс, а порой и к венцу. Приняв то или иное решение, люди вздыхают с облегчением, потому что наступает ясность. И причина ее именно в том, что человек ради Бога делает первый шаг, а Господь постепенно вы­страивает и остальное. Поставь в своей жизни на первое место Бога, и тебе даже не придется думать о том, как все разложить по своим местам, потому что Он, Создатель всего, Сам это сделает.

— Отец Нектарий, мы говорим о нравственном выборе между благом и злом, но ведь иногда объективно приходится выбирать из двух зол, как распознать волю Божию тогда?

— Древние патерики описывают нам случаи, когда и в жизни святых вставал подобный выбор. Некий брат пришел к старцу и попросил у него денег. У старца деньги были, но он солгал и не дал их. Другой брат, которому было известно, что деньги есть, спросил наедине старца, как он мог солгать. Оказалось, старец ведал, что деньги нужны на грех. «Солгав, я избавил себя от большего греха — потворства ближнему в погибели его души», — сказал святой. Авва Дорофей говорит, что из двух благ надо всегда избирать большее, а из двух зол — меньшее.

— Если речь идет о выборе жизненного пути, о поиске своего предназначения, нужно ли познание воли Божией о себе?

— Бывает так, что человек колеблется между несколькими путями, а бывает, что он вообще пути не видит и не понимает, чем ему в жизни заниматься. Кто-то ничего не умеет и ни к чему не приспособлен, кто-то, наоборот, имеет различные знания и способности, но не может определить, какому из них отдать предпочтение. Я неоднократно был свидетелем того, как Господь открывал людям путь и показывал, чего Он от них хочет. Наиболее яркие, хотя, конечно, не исключительные, не единственные примеры касались служения Церкви или принятия монашества. Человек метался из стороны в сторону, не мог понять, куда ему идти, а потом в какой-то момент говорил: «Господи, я не знаю, какой путь — мой, и всецело свою жизнь предаю в Твои руки». Бог обязательно откликался и открывал Свою волю. Но только при этом надо быть абсолютно готовым эту волю исполнить. И если то, что Господь тебе уготовал, кардинально расходится со всеми твоими желаниями, если это больно и трудно принять, отступаться уже нельзя. Есть подлинные примеры, когда люди в момент такого искреннего и решительного обращения к Богу внезапно понимали, их судьба — монашество, хотя до того даже не глядели лишний раз в этом направлении. Иноческая жизнь казалась им страшной, закрытой, но именно в ней они обретали свое счастье. А бывало и наоборот: добропорядочные, совестливые люди понимали, что нужно просить Господа открыть им Его волю, но при этом осо­знавали, что это великая и страшная просьба, и говорили: «А я не готов».

— И что же делать, когда понимаешь, что не готов?

— Есть путь, которым надо идти, и им надо идти. Однажды преподобному Пимену Великому рассказали о женщине, которая торговала собой за деньги, но при этом практически все заработанные средства раздавала бедным. Преподобный Пимен сказал, что она не пребудет долго в своем блуде. И действительно, с течением времени она все больше и больше стала жерт­вовать нищим, а себе не оставляла практически ничего. Тогда Пимен Великий попросил привести ее к нему. Эта грешница в покаянии окончила свою жизнь в монастыре. Человек иногда не может сделать какой-то решительный выбор, и искренне плачет о своем бессилии, чувствует себя в неоплатном долгу и делает то добро, то благо, которое для него посильно. Порой за это малое и за эту кровь сердца, боль и слезы, как за какую-то ниточку, Господь человека из бездны вытягивает. Но если кто-то со спокойной душой говорит: «Я вот это не могу делать, а вот это буду», то есть пытается с Богом торговаться, то ничего не получится, это просто безумие.

— Предположим, я поняла, что нужно делать, чтобы исполнить волю Божию, и делаю это, но еще не приложила сердца, еще в глубине души желаю своего. Не подорвет ли это мою твердость и как мне привести сердце в согласие с делом?

— Апостол Петр говорит, что нужно день за днем стараться делать свое избрание и звание как можно более твердым, как можно более верным и как можно быстрее идти вперед. Поступая так, никогда не преткнешься (см.: 2 Пет. 1, 10). Зачем думать о том, не пойду ли я назад, когда есть возможность просто идти вперед? А что касается сердца? Человек — существо, зависящее в огромной степени от навыков. Мы видим людей, которые родились, разве что не инвалидами, а стали великими спортсменами; которые происходили из нищих, абсолютно необразованных семей, а стали великими учеными. Почему? Приобретая тот или иной навык упорным трудом, человек чувствует, как-то, чему он себя научил, ведет его дальше по жизни, а в процессе этого изменяется и сердце. Так только в ревностной борьбе со страстями рождается подлинная, праведная ненависть к ним, как к врагам, терзающим душу. Только в упорном стремлении к добродетели появляется искренняя любовь к ней как к свойству, приближающему тебя к Богу.

— Говоря о человеческой воле, нельзя не затронуть вопрос о степени ее свободы. В чем эта свобода проявляется?

— Вспомните образ из Апокалипсиса: Се, стою у двери и стучу. (Откр. 3, 20) Бог везде может войти, потому что все — Его творение, но если ты сам не пускаешь Господа в свою жизнь и в свое серд­це, Он не будет врываться. Только, понимаете, если человек говорит: «Ну, не хочу я воли Божией!», он все равно будет включен в поток этой воли, будет какой-то частицей Промысла Божьего, а Сам Бог, как это ни страшно, будет вне его жизни. Бог есть Любовь, и Его отношения с человеком это отношения любви, а там, где любовь, там всегда свобода. Поэтому Господь не препятствует никому из нас каждым своим поступком совершать свободный выбор — откликаться на Его любовь или нет, приближаться к Нему через согласование своей воли с Его волей или нет. И в конечном итоге мы сами становимся источниками всех наших бед, потому что не всегда умеем ответственно распоряжаться даром свободы. При этом настоящим чудом премудрости Божией является то, что Бог совершает кажущееся решительно невозможным: из творимого нами в нашей свободе зла, из совершаемых нами ошибок очень часто выстраивает наше или чье-то еще спасение. Он и дьяволу попускает искушать нас, чтобы в борьбе с этим непримиримым и неусыпным врагом мы могли сами для себя понять и доказать себе, что все-таки хотим быть с Богом. Только чаще всего мы заняты чем-то совсем другим: стремимся к тому, чтобы нам было хорошо, приятно, удобно; горячо желаем получить нечто сиюминутное, о чем, может быть, и забудем потом. Масса людей мечется в поисках счастья, но, несмотря на все усилия, не может вырваться из круга унылой безрадостной жизни. Потому что человек совершенно для другого создан. Ты можешь ходить по той же земле, мокнуть под тем же дождем, ту же грязь месить, однако при этом чувствовать себя существом совершенно иного мира, иного Царства, но только в том случае, если ты действительно ищешь единения с Творцом этого Царства, с Богом. Тогда наша жизнь превращается в чудо, которое не прекращается.

Беседовала Инна Стромилова

Газета «Православная вера», № 19 (447), октябрь, 2011 г.

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=58 142&Itemid=3


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru