Русская линия
Русский дом Виктор Грибков-Майский13.10.2011 

Как выглядела Божия Матерь?

Святой Лука написал Владимирская икона Божией Материне только самое подробное из четырёх Евангелий и книгу Деяний апостольских, ему также приписывается авторство первых икон — образа Богородицы, апостолов Петра и Павла. Поэтому вполне возможно, что именно святой Лука и был родоначальником иконописи.

В западных литературных источниках «первым христианским живописцем» называет евангелиста Луку Ченнино Ченнини в своём «Трактате о живописи», написанном в XIV веке.

В древнерусской литературе есть сказание, которое так и называется «О иконописце святом евангелисте Луке», известное из сборников кон. XV — нач. XVI в. по сведениям из сочинений византийских святых Иоанна Дамаскина, Симеона Метафраста, Никифора Каллиста.

И позднее на Руси авторство евангелиста Луки в написании икон никогда не подвергалось сомнению. Так, в трактате XVII века, который приписывается известному русскому иконописцу С.Ф.Ушакову, читаем: «Не сам ли Бог и природа вещей учат нас искусству иконописания? В то же время и Церковь, мать всех правоверующих в Бога, с самого начала христианства приняла изображения святых на иконах. Об образе всегда благословенной Богоматери, написанным святым Лукой, когда его принесли к Пресвятой Богородице, Она предрекла, что в нём будет присутствовать Её благодать».

Известны два новгородских Евангелия XV—XVI вв. с миниатюрой, изображающей евангелиста Луку за работой иконописца. В книге «Земная жизнь Пресвятой Богородицы и описание святых чудотворных Её икон», впервые изданной в 1897 году, читаем:

Есть предание, что икона Владимирской Божией Матери написана на доске стола, за которым сидел Иисус Христос с Богородицей. В 450 году при императоре Феодосии Младшем икона эта была перенесена из Иерусалима в Константинополь, в 1125—1130 гг. — в Киев, а затем, в 1155 году, св. князем Андреем Боголюбским во Владимир. С тех пор и стала называться Владимирской. Позднее, при нашествии на Русь Тамерлана, была перенесена в Успенский собор Московского Кремля.

Удивительна история иконы Смоленской Божией Матери Одигитрии, которая, по преданию, также написана евангелистом Лукой. Время её появления на Руси точно не установлено. По одним сведениям, икона была привезена греческой царевной Анной, женой равноапостольного князя Владимира, в XI в. из Византии. По другим — ею благословили другую княгиню Анну, дочь императора Константина Порфирородного, когда она в 1046 г. выходила замуж за черниговского князя Всеволода Ярославича. Сын Всеволода, Владимир Мономах, привёз икону в Смоленск и поместил в храме, заложенном в 1101 г. Тогда она и получила название Смоленской.

В 1398 году жена московского князя Василия I София приехала в Смоленск и увезла святой образ в Москву, поставила его в Благовещенском соборе Московского Кремля. Во времена княжения Василия Тёмного она была возвращена в Смоленск.

Ещё две иконы Богоматери — Андроникова и Корсунско-Эфесская, — по преданию, написаны евангелистом Лукой. Они долгое время пребывали на Тверской земле. Известно, что Андроникова названа в честь византийского императора Андроника III.

Как известно из первого сохранившегося документального свидетельства об этой иконе, в 1347 году византийский император пожертвовал её Монемвасийскому монастырю в Морее, где она пребывала до начала XIX века. Когда турки напали на Грецию и опустошили многие города, настоятель монастыря епископ Агапий, оставив все сокровища монастыря в руках неприятелей, спас чудотворную Андроникову икону и скрылся с нею в город Патрас. Пред смертью он завещал эту святыню своему родственнику, русскому генеральному консулу Н.И.Влассопуло, наследник которого послал её из Афин в 1839 году с письмом царю в Одессу для препровождения в Петербург.

С 1839 по 1868 год Андрониковская икона находилась в Зимнем дворце, а затем до 1877 года — в Троицком соборе Санкт-Петербурга. В 1877 году была перенесена в женский монастырь во имя Казанской Божией Матери в Тверской губернии. «Здесь она, будучи вставлена в середину другого образа с изображением преподобного Ефрема Сирина и святого мученика Неонилы, помещается в соборном храме, за левым клиросом. Ежегодно 1 мая, 8 июля и 22 октября в монастыре бывает празднование в честь этой святой иконы, именуемой Греческой Андрониковой (та же святая икона, как думают, называется и Монемвасийской)». (Из книги С.В.Булгакова «Русские монастыри в 1913 году»).

Богородица на иконе изображена без Младенца-Спасителя, на её шее видна рана. Когда-то эта икона была украшена позолоченной ризой, усыпанной драгоценными камнями. На серебряной вызолоченной раме была высечена надпись: «Сия всечестная святая икона есть дар благочестиваго царя Андроника Палеолога в Монемвасию».

В 20-е годы прошлого столетия после закрытия Казанского монастыря икона была перенесена в Богоявленский собор Вышнего Волочка. Похищена в 1984 году и до сих пор не найдена. Икону эту похищали и раньше, но она всегда находилась. Остаётся молиться о том, что этот святой образ всё же вернётся в свою обитель.

Другая тверская икона, которая также, по преданию, написана евангелистом Лукой, называется Корсунским или Эфесским образом Божией Матери. И у неё своя удивительная история. Дочь полоцкого князя Георгия — Предислава, в монашестве Ефросиния, игуменья Полоцкого женского монастыря, долго просила византийского императора Мануила и патриарха Луку Хрисоверха отдать ей эту икону, находившуюся тогда в Эфесе, где, как известно, Дева Мария провела последние дни своей земной жизни. Наконец просьбу её исполнили, и икона прибыла в Полоцк около 1162 года. То, что она на самом деле была в Полоцке, подтверждает древнее предание о женитьбе святого благоверного князя Александра Невского.
В 1239 году св. князь Александр Невский венчался в Богородицком соборе г. Торопца с дочерью полоцкого князя Александрой Брячиславной, которая, как гласит старая легенда, привезла с собой из Полоцка эту икону. После венчания образ долгое время оставался в иконостасе собора Торопца. Празднование ему было ежегодно 9/22 октября.

В 1676 году в честь этой иконы в Торопце был построен первый каменный собор, который пришлось разобрать после одного из пожаров. И только в 1795 году началось строительство ныне существующего Корсунско-Богородицкого собора, который в настоящее время переживает своё второе рождение.

Стоит обратить внимание, что изображения Корсунской иконы Божией Матери существенно отличаются от Корсунско-Эфесской иконы из Торопца. И этому есть вполне логичное объяснение. В старину на Руси «корсунскими» назывались все греческие иконы, отличавшиеся хорошим качеством письма.

В книге известного исследователя древнерусского искусства А.А.Галашевича «Торопец и его окрестности» есть информация о том, что в 60-е годы прошлого столетия Корсунская икона Божией Матери была на реставрации в Русском музее, где подтверждено её древнее византийское происхождение. К тому времени на иконе сохранилось только изображение одеяния Марии и Младенца Христа.

Уже сейчас Корсунско-Богородицкий собор предстаёт перед нами в былом великолепии, и будем надеяться, что его главная святыня найдёт в нём своё достойное место.

А вот история Иерусалимской иконы Божией Матери, которая была написана евангелистом Лукой. В 453 году эту икону из Иерусалима, куда она должна была попасть из Египта, при содействии Папы Римского Льва Великого доставили в Константинополь. По случаю взятия Корсуни (Херсонеса) равноапостольным князем Владимиром император Василий II преподнёс ему этот образ. А потом было Крещение Руси. Впоследствии князь даровал эту икону новгородцам, где она и оставалась до покорения Новгорода московским царём Иваном IV, после чего была перенесена в Москву, в Успенский собор. Во время нашествия Наполеона в 1812 году икона исчезла.

Стоит отметить, что, несмотря на утверждение, что все иконы евангелиста Луки оказались в России, некоторые источники указывают, что его иконы есть и в других странах. Одна из них, Богоматери Одигитрии, находится с 1160 года в церкви Сан-Лука близ Болоньи в Италии.

Благодаря тому, что иконы евангелиста Луки неразрывно связаны с историей России, у нас есть возможность сравнить изображения Богоматери на них. И если мы это сделаем, то обязательно придём к выводу, что на иконах Смоленской, Корсунско-Эфесской и Владимирской есть явное портретное сходство.

В «Четьи-Минеях», в житии святого Луки, есть и такие строчки: «Древние церковные писатели сообщают, что святой Лука, удовлетворяя благочестивому желанию первенствующих христиан, первый написал красками образ Пресвятой Богородицы, держащей на руках Своих Предвечного Младенца, Господа нашего Иисуса Христа, а потом написал и иные две иконы Пресвятой Богородицы и принёс их на благоусмотрение Богоматери. Она же, рассмотрев сии иконы, сказала: «Благодать Родившегося от Меня и Моя милость с сими иконами да будет».

http://www.russdom.ru/node/4413


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru