Русская линия
Православие.Ru Олег Стародубцев16.10.2001 

Из истории церковных колоколов

«Слыша благовест, с Тобой, Создатель, говорю». Жуковский В.
Изготовление и употребление колоколов относится к глубокой древности. Колокола были известны евреям, египтянам, римлянам.[1] Известны колокола были в Японии и Китае.
Всякий колокол состоит из трех основных частей: 1) крепежное ухо, 2) голова колокола (остов), 3) поля, 4) язык.
В древности, колокола были небольших размеров и не отливались из металла как теперь, а клепались из листового железа.[2] Позднее колокола стали клепать из листовой меди и бронзы.
Когда колокола стали употребляться при христианском богослужении — в точности неизвестно. Во время гонений на христиан об употреблении колоколов не могло быть и речи, призыв к богослужению производился через особых лиц низшего клира (лаосинактами-народособирателями).
Первое применение колоколов при христианском богослужении, церковное предание относит к свт. Павлину, епископу Ноланскому (353−431). В сонном видении он видел ангела с колокольчиками, издававшими дивные звуки. Полевые цветы колокольчики подсказали свт. Павлину форму колоколов, которые и были употреблены при богослужении.
Исторические памятники Запада, впервые упоминают о колоколах лишь в VII в., при храмах в Риме и Орлеане.[3] К VIII в. на Западе, благодаря Карлу Великому, колокола при церквях были уже широко распространены. Изготовлялись колокола из сплава меди и олова, позднее к этим металлам стали прибавлять железо и в редких случаях серебро.[4]
Середину IX в., можно определить временем повсеместного употребления колоколов на христианском Западе.
На Православном Востоке, колокола появились лишь во второй половине IX в., когда по просьбе императора Василия Македонянина (867−886) венецианский дожъ Орсо прислал в Константинополь 12 колоколов для вновь сооруженной церкви. Это нововведение не имело широкого распространения и лишь после занятия Константинополя крестоносцами (1204) колокола вновь стали появляться при храмах.
Появление колоколов на Руси относится к самым истокам христианства. Исторически обоснованно, что колокола пришли не из Византии, а с Запада,[5] но широкое их распространение относится к временам значительно поздним. Нужно было значительное время чтобы «новые звоны» органично вошли в церковную жизнь.[6]
Первое летописное упоминание о колоколах на Руси, относится к 988 г. В Киеве были колокола при Успенской (Десятинной) и Ирининской церквях. В Новгороде колокола упоминаются при храме св. Софии в самом начале XI в.[7] В 1106 г. прп. Антоний Римлянин, прибыв в Новгород, слышал в нем «великий звон». Также упоминаются колокола в храмах Полоцка, Новгород-Северского и Владимира на Клязьме в конце XII в.
Во время раскопок фундаментов Десятинной церкви (1824), которые возглавлял митрополит Киевский Евгений (Болховитников), было обнаружено два колокола. Один из них коринфской меди, более сохранившийся (весом 2 пуда 10 фунтов,[8] высотой 9 вершков.), именно он считается древнейшим русским колоколом.
О русских мастерах колокольного дела впервые упоминается в летописи под 1194 г. В Суздале «а то чудо подобно молитвою и верою епископа Иоанна, не исца мастеров от немец, но налице мастеры от клеврет св. Богородицы и своих, иных олову льяти…» В начале XII в. русские мастера имели свои литейные мастерские в Киеве. Древнейшие русские колокола лились небольшими, совершенно гладкими и не имели надписей.
После нашествия татаро-монголов (1240) колокольное дело в Древней Руси угасло.
В XIV в. литейное дело возобновляется в Cеверо-восточной Руси. Центром литейного дела становится Москва. Особую славу в это время стяжал «россиянин Борис», отливший много колоколов для соборных храмов.[9] Размеры колоколов в это время были невелики и по весу не превышали несколько пудов.
Замечательным событием в 1530 г. было литье колокола по повелению новгородского архиепископа свт. Макария весом в 250 пудов. Таких размеров колокола были большой редкостью, и летописец отмечает это событие огромной важности «такого николиже не бывало». В это время уже встречаются надписи на колоколах на славянском, латинском, голландском, старо немецком языках. Иногда надписи можно было прочитать только с помощью специального «ключа». В это же время появился и особый чин освящения колоколов.
Эпохой в истории колокольного дела в России, стала вторая половина XV в., когда в Москву прибыл инженер и строитель Аристотель Фиорованти. Он устроил пушечный двор, где лили пушки и колокола. Также литейным делом в это время занимались венецианцы Павел Дебоше и мастера Петр и Яков. В начале XVI в. уже русские мастера с успехом продолжали начатое дело, превзошедшее во многом, по части литья колоколов, своих учителей. В это время формируется особый тип русских колоколов, система креплений, особая форма и состав колокольной меди.
При царе Иване Грозном и его сыне Феодоре, колокольное дело в Москве быстро развивалось. Было отлито много колоколов не только для Москвы, но и для других городов. Мастером Немчиновым был отлит колокол «Благовестник» весом в 1000 пудов. Другие известные мастера этого времени, славившиеся тщательной и художественной отделкой колоколов: Игнатий 1542 г., Богдан 1565 г., Андрей Чохов 1577 г. и другие. В это время в Москве при церквях насчитывалось до 5000 колоколов.
Колокола лили и при Борисе Годунове, хотя их сохранилось немного.[10] Один из путешественников, посетивший Москву в это время, описывал поразившее его чудо звона московских колоколов «Шум поднимался такой, что друг друга нельзя расслышать».[11]
Смутное время начала XVII в. остановило на некоторое время литейное дело, но со времени патриарха Филарета (Романова) это искусство опять возродилось. Искусство изготовления колоколов развивалось и крепло, постепенно достигнув таких размеров, какого не знала Западная Европа. С этого времени для литья колоколов уже не приглашали иностранных мастеров. Известными русскими мастерами этого времени были: Проня Феодоров 1606 г., Игнатий Максимов 1622 г., Андрей Данилов и Алексей Якимов 1628 г. В это время русскими мастерами отливаются огромные по размерам колокола, поражавшие своими размерами даже опытных иностранных мастеров. Так в 1622 г. мастером Андреем Чоховым был отлит колокол «Реут» весом в 2000 пудов.[12] В 1654 г. отлит «Царь колокол» (позднее перелитый). В 1667 г. отлит колокол в Савино-Сторожевский монастырь весом 2125 пудов.
В первые годы царствования Петра I колокольное дело не было успешным. Этому способствовало холодное отношение светской власти к Церкви. Указом царя от 1701 г. из церквей изымались колокола, для нужд армии. К маю 1701 г. в Москву было свезено на переплавку огромное количество церковных колоколов (в общей сложности более 90 тыс. пудов). Из колоколов было отлито 100 больших и 143 малых пушек, 12 мортир и 13 гаубиц. Но колокольная медь оказалась непригодной, и оставшиеся колокола остались невостребованными.[13]
В 1717 г. Петр I, повелел слить колокол для Новоспасского монастыря весом 1100 пудов, в это же время литейщик Иван Маторин отлил колокол весом более 4000 пудов для Троице-Сергиева монастыря и «Набатный» колокол из старого.[14]
Особое место среди всех в мире колоколов, занимает «Царь колокол». Начиная с XVI в. этот колокол переливался несколько раз. Каждый раз к его первоначальному весу прибавляли дополнительно металл. В 1730 г. Высочайшим указом императрицы Анны Иоановны, было «повелено слить колокол вновь». Работу поручили Ивану Федоровичу Маторину и его сыну Михаилу.
Работы по сооружению колокола начались в 1733 г. в Москве, у колокольни Ивана Великого. К 1734 г. были закончены все необходимые подготовительные работы.[15] Но в этом году отлить колокол не удалось, лопнули печи и медь вылилась. Вскоре умирает Иван Маторин и его дело продолжает сын Михаил. К 1735 г. все работы были проведены с большой предосторожностью. 23 ноября затопили печи, 25 ноября литье колокола завершилось благополучно. Высота колокола 6 м 14 см, диаметр 6 м 60 см, общий вес 201 т 924 кг (12 327 пуда). До весны 1735 г. колокол находился в литейной яме. 29 мая в Москве случился большой пожар, известный под названием «Троицкого». Пожаром были охвачены и кремлевские здания. Загорелись деревянные постройки над литейной ямой. При тушении огня от сильного перепада температур колокол дал 11 трещин, от него откололся кусок весом 11,5 т. Колокол стал негоден к применению.[16] Почти 100 лет колокол находился в земле. Неоднократно его хотели перелить. Лишь в 1834 г. колокол подняли из земли и 4 августа установили на гранитный пьедестал под колокольней.[17]
С художественной стороны, «Царь колокол» имеет великолепные внешние пропорции. Украшен колокол изображениями царя Алексея Михайловича и императрицы Анны Иоановны. Между ними в двух картушах, поддерживаемых Ангелами, находятся надписи (поврежденные). Венчают колокол изображения Спасителя, Богородицы и евангелистов. Верхний и нижний фризы украшены пальмовыми ветвями. Украшения, портреты и надписи выполнены: В. Кобелевым, П. Галкиным, П. Кохтевым и П. Серебяковым. Хотя часть рельефных изображений при отливке пострадала, но сохранившиеся части говорят о большом таланте русских мастеров.
На изломе цвет колокольной меди беловатый, которого не имеют другие колокола. Принято устойчивое мнение, что, это связано с большим содержанием золота и серебра.[18] После поднятия колокола неоднократно поднимался вопрос о его ремонте. Были смелые решения о спайке отломившейся части, но все попытки оставались только смелыми предложениями.
В царствование Николая I, для колокольни Ивана Великого отливаются в 1817 г. колокол «Большой Успенский» («Царь-колокол») весом 4000 пудов[19] (отлит мастером Яковом Завьяловым), колокол «Св. Иоанна» весом 3500 пудов и колокол, получивший название «Новый колокол», весом 3600 пудов. В Петербурге, мастером Иваном Стукалкиным, для Исаакиевского собора в это время отлито 11 колоколов. Интересным является тот факт, что все колокола для этого собора были отлиты из старых сибирских пятаков. Для этой цели их было отпущено из царской казны 65,5 тонн. Самый большой колокол весом 1860 пудов, имел изображения в 5 медальонах русских императоров.[20]
Александр II пожертвовал Соловецкому монастырю колокол именуемый «Благовестник». На этом колоколе было запечатлено целое историческое событие — Крымская война — в прозе и картинах. Монастырь в 1854 г. подвергся жесточайшему обстрелу английского флота, за 9 часов по монастырю было выпущено 1800 снарядов и бомб. Монастырь выстоял осаду. Все эти события были запечатлены на колоколе. В нескольких медальонах располагались изображения: панорама Соловецкого монастыря, посрамленный английский флот, картины боя. Венчали колокол изображения Богородицы и соловецких чудотворцев.[21]
Для храма Христа Спасителя в Москве на заводе Н.Д. Финляндского было отлито 14 колоколов, самый большой из них «Торжественный"[22] колокол весом 1654 пуда. «Праздничный» колокол весом 970 пудов (с изображением святителей московских). Оба колокола отлиты мастером К. Веревкиным.
Особое место среди всех русских колоколов занимают ростовские звоны. Самый большой «Сысой"[23] весом 2000 пудов отлит в 1689 г., «Полиелейный» 1000 пудов в 1683 г., «Лебедь» весом 500 пудов отлит в 1682 г. Всего колоколов на звоннице ростовского кремля 13.[24] Звонят в Ростове по нотам, специально сочиненным на три настроя: ионинский, акимовский и дашковский, или егорьевский.
В 1907 г. впервые зазвонили колокола храма Воскресения Христова (на крови) в Петербурге. Четыре больших и множество малых колоколов, впервые в этот год призвали богомольцев на первый молебен. Настраивал колокольные звоны знаменитый ростовский протоиерей Аристарх Израилев. Отец Аристарх «научил» колокола играть, кроме богослужебных звонов, «Боже, царя храни», «Коль славен» и другие мелодии. К началу XX в., петербургские звоны превосходили, по тональному разнообразию и мелодичности, московские и даже ростовские «малиновые звоны». Тщательный подбор колоколов по звучанию обеспечивал петербургским колоколам исключительную музыкальность.
Преимущественно все колокола изготавливались из специальной колокольной меди. Но были колокола и из других металлов. Чугунные колокола были в Досифеевой пустыни на берегу Шексны. Соловецкий монастырь имел два каменных колокола. В Обнорском монастыре было 8 колоколов из листового железа. Колокол из стекла был в Тотьме. В Харькове в Успенском кафедральном соборе был колокол весом 17 пудов из чистого серебра.[25] Шесть золоченых колоколов было в Сибири в городе Таре, при Казанской церкви. Все они небольшие, от 1 до 45 пудов.
Колокола весом от 1000 пудов находились во многих храмах и монастырях и были делом обычным.
К 1917 г. в России было 20 крупных колокольных заводов, которыми за год отливалось 100−120 тыс. пудов церковных колоколов.[26]
Колокола, проделав большой исторический путь, стали для России неотъемлемой частью жизни русского народа. Без них был немыслим ни один православный храм, все события в жизни государства и Церкви освящались звоном колоколов.[27]
После Октябрьского переворота 1917 г., церковные колокола стали особенно ненавистны новой власти. Колокольный звон считали вредным, и к началу 30-х годов все церковные колокола замолчали. По советскому праву все церковные здания, равно и колокола, перешли в распоряжение Местных советов, которые «исходя из государственной и общественной нужды, использовали их по своему усмотрению». Именно тогда появились инструкции наркомфинансовских подразделений «О порядке ликвидации церковного имущества». Секретными инструкциями разрешалось уничтожать часть культового имущества. Церковное имущество превращалось в существенную статью дохода (40% вырученных доходов шло в местный бюджет), что поощряло в свою очередь усиление атеистической политики, закрытие и снос церквей. Большинство церковных колоколов было уничтожено. Небольшая часть колоколов, представлявших художественную ценность, была взята на учет при Наркомпросе, который распоряжался ими самостоятельно «исходя из государственных нужд».
Для ликвидации наиболее ценных колоколов было принято решение о продаже их за границу. «Наиболее целесообразным выходом для ликвидации у нас уникальных колоколов, является вывоз их за границу и продажа их там наравне с другими предметами роскоши…», — писал идеолог атеизма Гидулянов. Так в США, в Гарвардском университете, оказались уникальные колокола Данилова монастыря.[28] Уникальные колокола Сретенского монастыря были проданы в Англию. Огромное количество колоколов ушло в частные коллекции. Другую часть изъятых колоколов отправили на крупные стройки Волховстроя и Днепростроя для технических нужд (изготовление котлов для столовых!). Россия катастрофически быстро теряла свое колокольное богатство. Особенно ощутимы были изъятия колоколов из древнейших монастырей и городов. В 1929 г. сняли 1200-пудовый колокол с Костромского Успенского кафедрального собора. В 1931 г. были отправлены на переплавку многие колокола Спаса-Евфимьева, Ризоположенского, Покровского монастырей Суздаля.
Еще более трагичной была история гибели знаменитых колоколов Троице-Сергиевой лавры. За гибелью гордости России — колоколов первой на Руси обители, следили многие. Иллюстрированные печатные официозы типа «Безбожника» и другие печатали фотографии низверженных колоколов. Рудметаллторгу в итоге были сданы из Троице-Сергиевой Лавры 19 колоколов общим весом 8165 пудов. В своем дневнике о событиях в Троице-Сергиевой лавре писатель М. Пришвин сделал запись: «Я был свидетелем гибели… сбрасывались величественнейшие в мире колокола годуновской эпохи, — это было похоже на зрелище публичной казни».
Своеобразное применение, части московских колоколов, нашли в 1932 г. столичные власти. Из 100 т церковных колоколов отлили бронзовые горельефы для нового здания библиотеки имени Ленина.
В 1933 г. на секретном заседании ВЦИК был установлен план по заготовке колокольной бронзы. Каждая республика и область получала ежеквартальную разверстку на заготовку колокольной бронзы. В течение нескольких лет, плановым порядком, было уничтожено почти все, что Православная Русь бережно собирала несколько столетий.
В настоящее время искусство литья церковных колоколов постепенно возрождается. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексея II, был учрежден фонд «Колокола России», который возрождает древние традиции колокольного искусства. В их мастерских отливаются колокола от 5 кг до 5 тонн. Самым большим за последние годы стал колокол для храма Христа Спасителя в Москве.
Библиография
1. Белов А. Когда звонят колокола. — М., 1988.
2. Гидулянов П.В. Церковные колокола на службе магии и царизма. — М.: Изд-во «Атеист», 1930.
3. Настольная книга священнослужителя. — М., т.4, 1983.
4. Оловянишников Н. История колоколов и колокольное искусство. — М., 1912.

[1]Евреи использовали небольшие колокольчики для украшения одежд первосвященника (Исх. 28, 33−35) и (2Пар.4, 13.). У греков использовались небольшие колокола при храме Цибелы и Прозернины, которыми призывали к богослужению. Самым древним из известных является ассирийский колокольчик времени Салманассара 2 (860−824 до Р.Х.), из дворца Нинивея и хранится в Британском музее. [2]Примером может служить колокол 613 г. из церкви св. Сидилии, ныне находится в Кельнском музее. [3]При папе Сабинианусе (604−606). [4]Папа Иоанн XIV, установил обычай «крещения» колоколов, при котором каждому из них давалось имя какого либо святого. [5]Само слово колокол происходит от немецкого слова, но есть мнение, что слово это происходит от старинного русского слова коло-круг. [6]На Руси, как и в Византии, для призыва к богослужению использовались била и клепала. Упоминания о них и сейчас есть в Типиконе (гл. 7, последование Пасхи). Особенно распространены била были в Ростове и употреблялись до самых поздних времен наряду с колокольным звоном. Даже в Гефсиманском скиту Троице-Сергиевой лавры, основанном в 1844 г., было в употреблении большое деревянное било. [7]В 1066 г. полоцкий князь Веслав снял колокола с Софийской колокольни. [8]Один пуд — 16 кг., один фунт 200 гр. [9]В летописи под 1342 г. повествуется следующее: «повеле владыко Василий слить колокол велику к святой Софии и привезе мастера с Москвы, человека добра, именем Бориса». [10]Часть сохранилась в Москве несколько в Троице-Сергиевой Лавре. [11]Петр Петрей де Ерлезунда История о Великом княжестве Московском М., 1867 г., с. 5−6. [12]Этот колокол отлит для колокольни Ивана Великого. В 1812 г. после попытки наполеоновских войск взорвать колокольню колокол упал, вследствие этого у него обломились «уши». После освобождения Москвы был отремонтирован. С этим колоколом связано еще одно событие. Во время присяги Александру II в Кремле (Великим постом 1855 г.), этот колокол упал и задавил 10 человек. Во время коронации Александра II он же упал вторично, пробив три свода и задавил 17 человек. Тогда свт. Филарет (Дроздов) сказал: «Царствование будет хорошо, а конец неблагополучен». Колокол был отремонтирован, но с 1912 г. стал непригодным. [13]Колокольная медь значительно мягче, чем медь, необходимая для изготовления военных орудий. [14]Возможно, был перелит «Вечевой» новгородский колокол. [15]Для строительства печей было израсходовано 1 214 000 шт. кирпича. [16]Есть мнение, что колокол все же поднимали из литейной ямы, но документально это не подтверждается. [17]В 1833 г. император Николай I, поручил известному архитектору и инженеру Монферану работы по поднятию «Царь колокола». Со второй попытки колокол был поднят (за 43 минуты). [18]Состав металла: меди-84,5, олова-13,2, серы-1,2., золота — 0,036 (около 72 кг.), серебра — 0,25 (около525кг), потеря-1,03 (в потерю входит остаток цинка и мышьяка). Исследование состава меди других известных колоколов России, не дали положительных результатов на содержание золота и серебра. [19]Ныне самый большой из действующих колоколов в России. Самый лучший по тону и звуку. Самый большой из действующих в мире колокол отлитый в 1632 г. весом 4685 пудов, находится в Японии в городе Киото. [20]Еще в XIX в. дал трещину. [21]Колокол чудом уцелел после закрытия монастыря. [22]На колоколе надпись: «Благовествуй земле радость велию, хвалите небеса Божию славу; Слава Тебе Боже наш, слава Тебе» [23]Получил название в память Ростовского митрополита Ионы (Сысоевич). [24]Долгие годы в XIX в. гармонической настройкой ростовских колоколов занимался протоиерей Аристарх Израилев. [25]Отлит колокол при Николае II в 1890 г. на заводе П. Рыжова,. в память избавления от гибели царской семьи при крушении поезда. Бесследно исчез в гражданскую войну. [26]Наиболее известными были: в Москве завод Богданова, в Ярославле заводы Оловянишникова и Затропезного. [27]Второе место по богатству колоколов принадлежало в то время Англии. [28]Проданы советским правительством в 30-е годы XX в.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Качественно: Церковные колокола купить. По лучшим ценам.