Русская линия
Русская линияПротоиерей Георгий Бирюков08.10.2011 

Гумбиненское поле Воинский мемориал «Вальдаукадель» (Степное)

Очередной раз незамеченной миновала годовщина начала Первой мировой войны (ПМВ). Девяносто семь лет назад, 1 августа 1914 года, Германия объявила войну России, а затем напала на Бельгию и Францию. Для Российской империи участие в этой войне завершилось национальной катастрофой, последствия которой до сих пор не оставляют нас. Но при любом отношении к участию России к ПМВ, память о русских воинах, честно выполнявших свой долг и проявлявших на полях сражений мужество и героизм, должна быть достойно увековечена и сохранена.

После распада Советского Союза единственной территорией современной Российской Федерации, на которой в годы ПМВ велись боевые действия, осталась Калининградская область — северная часть бывшей Восточной Пруссии. Сражения на этой земле продолжались с августа 1914 по февраль 1915 гг. и оставили множество следов в виде воинских захоронений и памятников. Следует учесть, что российской эта территория стала только после 1945 года, поэтому сохранившиеся воинские захоронения и памятники были созданы в своё время местными германскими властями. Отношение к такому своеобразному наследию у советских органов власти было, дипломатично говоря, не однозначным. Как следствие, многие воинские захоронения и большинство памятников были «утрачены». Но кое-что дожило и до наших дней. Например, сохранились воинские мемориалы на Гумбиненском поле.

Мемориальное кладбище Первой мировой войны *Вальдаукадель*

В отличие от Куликова поля или поля Бородина, название «Гумбиненское поле» широкого распространения не получило. Так исторически сложилось, что через три года после победы российской императорской армии в Гумбинен-Гольдапском сражении перестали существовать и Российская империя, и её армия. А для новой власти и её историков сама память о победах русской армии была ненавистна. Особенно память о победах в Первую мировую войну. «Забыли» и эту победу.

Гумбинен-Гольдапское сражение 20 августа 1914 года развернулось на территории современных Нестеровского, Озерского, Гусевского и Краснознаменского районов Калининградской области, а также в окрестностях польского города Гольдап. Сам термин «Гумбиненское поле», впервые употребленный Антоном Керсновским в «Истории русской армии», можно отнести только к той части сражения, в которой III армейский корпус (27-я и 25-я пехотные дивизии и временно приданная ему 40-я пехотная дивизия) нанёс решительное поражение германскому XVII армейскому корпусу. События именно на этом боевом участке решили исход боя в пользу русских. Антон Керсновский написал так: «Решительный успех был одержан нами в центре — в 25-й пехотной дивизии генерала Булгакова, и особенно в 27-й пехотной дивизии генерала Адариди. Эта последняя действовала как на полигоне, расстреляв корпус Маккензена, обратив его в бегство и захватив (уфимцы и саратовцы) 15 орудий, 13 пулемётов и до 1500 пленных. 17-й германский корпус бежал 15 верст… Гумбинен родил Марну — геройские полки и батареи 25-й и 27-й дивизий своей блестящей работой на гумбиненском поле решили участь всей Мировой войны». Британский политический деятель и историк Уинстон Черчилль, описывая Гумбинен-Гольдапское сражение, также назвал в своём труде только III армейский корпус: «Русские контратаки III корпуса, тяжёлые потери Маккензена вызвали в 8-й германской армии панику. Она покинула поле сражения, оставив своих убитых и раненых. Она признала факт, что была подавлена мощью России».

На других участках сражения такого решительного успеха русские дивизии не добились. Результат боя 20-го августа на них был ничейный (IV армейский корпус на южном фланге и 29-я пехотная дивизия XX армейского корпуса на северном фланге), а 28-я пехотная дивизия XX армейского корпуса даже потерпела серьёзное поражение в районе нынешнего посёлка Кубановка Гусевского района и отступила, оставив врагу 8 орудий.

Таким образом, территорию Гумбиненского поля, на котором русская армия одержала победу, можно локализовать, как место боя III армейского корпуса и приданной ему 40-й пехотной дивизией с германским XVII армейским корпусом. Это — конкретная часть Нестеровского района, ограниченная с севера железной дорогой Калининград — Каунас, с запада — речкой Русской, с юга — дорогой Чистые Пруды — Степное, с востока — дорогой Чистые Пруды — Чкалово — Ясная Поляна — Дивное. На этой территории 20 августа 1914 года русский III армейский корпус вёл бой, здесь же располагались его штабы и тыловые службы.

Мемориальное кладбище Первой мировой войны. Вальдаукадель.На Гумбиненском поле сохранилось пять воинских мемориалов, а также несколько братских могил. Так, в южной части Гумбиненского поля в трёх километрах к западу от посёлка Чистые Пруды (центр Чистопрудненского сельского поселения муниципального образования «Нестеровский район») сохранился воинский мемориал «Вальдаукадель» (Степное). До 1945 года рядом с мемориалом находился немецкий посёлок Вальдаукадель. Переименованный в советское время в Степное Нестеровского района, этот посёлок на сегодняшний день не существует, поэтому сохранившийся мемориальный комплекс обычно именуют по прежнему немецкому названию. Мемориал «Вальдаукадель» является одним из крупнейших воинских захоронений периода Первой мировой войны в Калининградской области по числу погребенных: 332 русских воина и 361 германский. Больше погребенных воинов покоится только на мемориалах «Маттишкемен» (Совхозное) и «Гёриттен» (Пушкино) Нестеровского района, на «Лесном кладбище» около Советска и на кладбище посёлка Гаврилово Озерского района.

Следует учесть, что посёлок Вальдаукадель во время Первой мировой войны неоднократно оказывался в зоне боевых действий. Большая часть погребенных на этом мемориале пали именно 20 августа 1914 года во время Гумбинен-Гольдапского сражения. Немецкие воины в большинстве относились к 129-му пехотному полку 69-й пехотной бригады 36-й пехотной дивизии XVII армейского корпуса. Четыре немецких воина — из 175 пехотного полка той же бригады. Павшие русские служили предположительно в 157-м и 158-м пехотных полках 40-й пехотной дивизии. Но на кладбище «Вальдаукадель» хоронили павших и после Гумбинен-Гольдапского сражения. Так, ещё одна часть погребенных погибла 12 сентября 1914 года во время арьергардного боя, когда русский 20-й армейский корпус сдержал германцев, пытавшихся натиском со стороны Гольдапа через Тольмингкемен (Чистые Пруды) на Шталлупенен (Нестеров) отрезать отходящую из Восточной Пруссии 1-ю русскую армию. Германские части в этом бою были задержаны, планы немецкого командования были сорваны, 1-я русская армия вышла из-под удара. Ещё одна часть погребенных на данном воинском мемориале пали в сражении 7 ноября 1914 года к северу от Роминтенской пущи, и во время контрнаступления германских частей 13−15 ноября 1914 года к западу от Роминтенской пущи. В ноябре 1914 года на этом участке действовал опять-таки 20-й армейский корпус, входящий в состав уже 10-й русской армии. Но, повторим, основанная часть погребенных пали именно в Гумбинен-Гольдапском сражении 20 августа 1914 года.

Бой на данном участке описан в мемуарах и воспоминаниях различных его участников, а также в трудах военных историков. Можно процитировать отрывок из сборника «Восточно-прусская операция. Август 1914»:

«События на фронте 40-й пехотной дивизии.

К исходу 6(19) августа колонна главных сил 40-й пехотной дивизии в составе 157-го Имеретинского (два батальона) и 159-го Гурийского пехотных полков с двумя батареями 40-й артиллерийской бригады и батареей 4-го мортирного дивизиона заняла район Согинтен. Авангард из 158-го Кутаисского пех. полка, двух батарей и полуроты сапер достиг Качелекен, выставив около 22 ч. 6(19) авг. охранение на линии Вальтеркемен, Вальдаукадель. Остальные два батальона 157-го пех. полка с батареей располагались у Балюпенен. Неприятельские разъезды перед фронтом дивизии без сопротивления очищали пространство. Ночь с 6(19) на 7(20) авг. проходила также спокойно.

Около 3 ч. 7(20) авг. через штаб 27-й пех. дивизии, с которым была установлена телефонная связь, было получено приказание ген. Епанчина, которому была временно подчинена 40-я пех. дивизия. Этим приказанием дивизии предписывалось к 5 ч. 7(20) авг. занять район Соденен. Краткость этого распоряжения вызвала недоумение в штабе 40-й пех. дивизии и ок. 4 ч. 7(20) авг. начальник штаба запрашивал в штабе 27-й пех. дивизии.

«Из присланной вами копии телеграммы генерала Чагина не видно, в каком именно районе около Соденена должны укрепить позицию главные силы 40 пех. дивизии, т.-е. куда фронтом, а равно от какого до какого пункта. Не откажите срочно уведомить нас об этих данных. Ориентируйте, следствием чего является это новое положение».

Ещё до получения запрошенной ориентировки штаб 40-й пех. дивизии отдает войскам распоряжение, краткое, как и приказ его вызвавший.

«С 5 час. утра приступите к укреплению позиции у занимаемого вами пункта размером на ваши силы».

В 4 ч. 30 м. 7(20) авг., видимо после получения ориентировки, командиру 159-го пех. полка было отдано более внятное приказание.

«Выслать к 5 час. утра два батальона в д. Соденен, где им приступить к укреплению позиции фронтом на запад на шесть батальонов с тремя батареями».

Т.о. очевидно, что к 5 ч. 7(20) авг. части 40-й пех. дивизии уже никак не успевали занять предписанные им в приказе по корпусу рубежи. Радус-Зенкович замечает, что едва ли командир 159-го пех. полка к 5 ч. 7(20) авг. даже получил это распоряжение.

Меж тем еще ок. 4 ч. 7(20) авг. 4-й батальон 158-го пех. полка, бывший в охранении, завязал перестрелку с передовыми частями германцев. К 8 ч. 7(20) авг. вполне определилось их наступление и охранение авангарда 40-й пех. дивизии начало отходить.

Ок. 9 ч. 7(20) авг., когда на фронте 40-й пех. дивизии уже началась артиллерийская канонада, два батальона 159-го пех. полка вышли к Соденен. Вскоре к ним подошёл ещё один батальон того же полка и 1-я и 3-я батареи 40-й арт. бригады. Весь отряд занял позицию от левого фланга 27-й пех. дивизии через Соденен на Кубилен, где примыкали к участку 158-го пех. полка. При развертывании две роты 159-го пех. полка заблудились и оказались в полосе соседнего 108-го пех. полка, вследствие чего они принимали участие в бою на его участке.

Командир 158-го пех. полка развернул 1-й, 2-й и 3-й батальоны полка на позиции у Кубилен, приказав 4-му батальону, бывшему в охранении стягиваться к левому флангу расположения полка. Отходящие роты однако сбились с направления и собрались за правым флангом дивизии и только много позже 4-й батальон был передвинут в район Крошельн, в полосу действий своего полка.

Между 9 ч. и 10 ч. 7(20) авг. наступавшие здесь полки германской 69-й пех. бригады предприняли первый штурм русских позиций. Совершенно очевидно, что к этому времени роты 159-го пех. полка просто не могли успеть сколько-нибудь серьёзно укрепить обороняемый ими рубеж. Под прикрытием артиллерийского огня германцы пошли в атаку, но, встреченные интенсивным огнём обороны не смогли отбросить противника и залегли. К 10 ч. 7(20) авг. бой принял характер перестрелки.

Около 11 ч. 7(20) авг. к огню лёгких батарей с германской стороны присоединились 1−2 гаубичные батареи. Интенсивность обстрела позиций 40-й пех. дивизии возросла. Однако предпринятые попытки противника сбить полки дивизии с позиции неизменно отражались.

К 12 ч. 7(20) авг. расположение сил 40-й пех. дивизии было следующим: три батальона 159-го пех. полка с двумя батареями занимали правый фланг боевого участка в районе Соденен; 158-й пех. полк с двумя лёгкими и одной гаубичной батареями располагались на линии Кубилен, Крошельн; два батальона 157-го пех. полка с батареей занимали Балюпенен; остальные два батальона 157-го пех. полка у Шепетшен и один батальон 159-го пех. полка у Согинтен находились в резервах.

Между 12 ч. и 14 ч. 7(20) авг. германцы предприняли ещё ряд попыток овладеть районом Содинелен. Местами дело доходило до штыковых схваток, однако усиленный своим последним батальоном, располагавшимся в дивизионном резерве, 159-й пех. полк отстоял позиции.

После 14 ч. 7(20) авг. видимо в связи с предпринятой в это же время атакой позиций 27-й пех. дивизии германцы повели наступление и на участки 40-й пех. дивизии, причём натиск на район Кубилен был подкреплён обходным движением через Балюпенен. Здесь однако германцы были встречены отрядом 157-го пех. полка, который парировал угрозу охвата. Однако 158-й пех. полк всё же не выдержал удара и начал оставлять свои позиции. Следом за ним отступил и 159-й пех. полк, открыв фланг 27-й пех. дивизии. В 15 ч. 45 м. 7(20) авг. начальник штаба 40-й пех. дивизии из Согинтен пишет записку N78 в штаб 27-й пех. дивизии:

«По дошедшим от раненых сведениям, ещё не вполне проверенным, гурийцы после больших потерь стали отходить. Поддержите вашим левым флангом. Наш общий резерв двинут, чтобы поддержать гурийцев; кутаисцев обходят слева…»

Одновременно с этим на поддержку отступающих были двинуты последние два батальона дивизионного резерва, благодаря чему удалось остановить отход на линии Шепетшен, Крошельн, а затем и двинуть свой боевой порядок вперед. К этому эпизоду относится сообщение командира 157-го пех. полка от 8(21) авг.:

«По вашему приказанию был выслан в поддержку 159 полка четвертый батальон, на который начали отходить не гурийцы, а кутаисцы, т. к. гурийцы подались влево и оказались третьим батальоном за нами».

Выдвижение частей 40-й пех. дивизии вперёд позволило ей овладеть полем боя, поскольку к этому времени дивизии германского 17-го армейского корпуса находились уже в полном отступлении, которое имело довольно беспорядочный характер. В качестве трофеев им достались брошенные повозки, оружие и значительное количество германских раненых, что указывает на весьма поспешный отход немцев. Взятые пленные были из 45-го, 129-го и 175-го пехотных, 33-го фузилерного полка и 17-му саперного батальона.

Около 21 ч. 7(20) авг. ген. Короткевич доносил:

«Бой длился больше 12 часов. Войска дрались стойко. Благодаря запасным происходили некоторые заминки, которые не будут иметь места в будущих сражениях, когда каждый исполнит свой долг до конца».

А вот его же описание поля боя у Кубилен, сделанное на следующий день 8(21) авг.:

«Здесь был пехотный бой, много убитых и тяжело раненых лежит на поле сражения. Из немцев заметил человек 15−20, остальные русские. Немцы лежат в окопе, который они, по-видимому, только начали рыть; русские разбросаны по всему полю. Между немцами на одной линии с рядовыми лежит лейтенант 129 полка с обнаженной саблей. Видимо, он перебежал во главе своей роты и, не успев окопаться, был убит».

Потери 40-й пехотной дивизии (убитые, раненые, пропавшие без вести) в бою 20 августа выразились в следующих цифрах:

157-й пех. полк 4 офицера 67 нижних чинов
158-й пех. полк 9 офицеров 729 нижних чинов
159-й пех. полк 14 офицеров 1137 нижних чинов
40-я арт. бригада 1 офицеров 7 нижних чинов

Отдельных цифр по убитым и раненым у меня нет. Сравнение с другими боями позволяет утверждать, что убитых обычно значительно меньше, чем раненых.

Сравнивая это описание с картой местности, мы можем видеть, что посёлок Вальдаукадель находился на левом фланге 40-й дивизии. Первоначально на этом участке в бой вступило боевое охранение из состава 158-го пехотного полка, расположившееся на линии Вальтеркемен — Вальдаукадель. При развитии германского наступления боевое охранение отошло, 158-й пехотный полк занял позиции в центре боевого порядка 40-й пехотной дивизии. После отхода боевого охранения в бой вступили те самые два батальона 157-го пехотного полка с батареей (8 орудий), разместившихся в ночь на 20 августа в деревне Балюпенен (восточнее Вальдаукадель). Эти два батальона в ходе боя были левым флангом 40-й дивизии. Оценив цифры потерь в бою, можно с уверенностью утверждать, что русские воины, павшие 20 августа 1914 года и погребенные на мемориале «Вальдаукадель», служили в 157-м (меньшая часть) и в 158-м (большая часть) пехотных полках. Вероятно, по архивным данным можно установить и фамилии хотя бы части погибших. Пока же все 332 русских воина остаются неизвестными.

Мемориальные плиты. Вальдаукадель.Краткое описание мемориала «Вальдаукадель» можно найти в Каталоге объектов культурного наследия Калининградской области, том III, изданном в 2005 году. На странице 18 каталога приведена одна чёрно-белая фотография и краткое описание в двадцать две строки некоего кладбища «Чистые Пруды», «…в 6 километрах западнее посёлка, в перелеске у дороги». Это и есть мемориал «Вальдаукадель», расположенный на самом деле в 3-х километрах от Чистых Прудов. Подобное краткое описание захоронения можно найти в изданном в 2009 году каталоге «История войн XX века в памятниках их участникам» на странице 189. К сожалению, в этом описании встречаются скрытые моменты героизации германской армии. Так, утверждается, что «20 августа в ходе наступления 17-го армейского корпуса германской армии 129-й пехотный полк успешно атаковал 40-ю пехотную дивизию 3-го корпуса русской армии и сумел потеснить её». Перед читателем возникает эпическая картина: германский полк гонит целую русскую дивизию. Этого не было. Русские не превосходили противника в численности штыков, и значительно уступали в артиллерии. Германский 129-й полк наступал на левый фланг 40-й дивизии, атаковал, если не считать стычку с боевым охранением, половину 157-го пехотного полка (два батальона, два других находились в дивизионном резерве, в конце боя были задействованы на противоположном фланге дивизии) и примыкавшую к ней часть 158-го пехотного полка. Потеснить эту половину 157-го полка германцы так и не смогли. А всю 40-ю дивизию в составе только трёх полков (четвёртый, 160-й Абхазский пехотный полк остался в составе IV армейского корпуса) атаковали в этот день 69-я пехотная бригада в полном составе (129-й и 175-й пехотные полки), отдельные подразделения 45-го пехотного и 33-го фузилерного полков, а также 17-й саперный батальон. Пленные из этих частей фигурируют в докладе начальника дивизии после завершения сражения.

Мемориал «Вальдаукадель» сохранился до сегодняшнего дня на удивление хорошо. В то время, как в Калининграде (быв. Кенигсберг) или, например, в Гусеве (быв. Гумбинен) воинские захоронения периода Первой мировой войны были полностью уничтожены и застроены жилыми домами и торговыми центрами, расположенный в сельской глубинке «Вальдаукадель» уцелел. В 1960-х годах его даже официально поставили на учёт и включили в список памятников истории. Позже, правда, из этого списка мемориал «Вальдаукадель» был исключён, но разрушению так и не подвергся. Уже в начале 1980-х годов благодаря хлопотам начальницы отдела культуры Нестеровского района Ольги Евгеньевны Дубовой это захоронение было вновь «обнаружено» и приведено в порядок. С 1995 по 2002 гг. на мемориале работали представители германского «Народного союза» по уходу за воинскими захоронениями.

Нынешнее состояние этого воинского захоронения следующее. В центре мемориала расположен четырехметровый бетонный обелиск (размеры у основания 0,8×0,8 м) с эпитафией: «Вечная слава русским воинам, погибшим в Первой мировой войне. 1914−1918». Вероятно, до 1945 года надпись на обелиске была иная. Скорее всего и сам обелиск взят с какого-то другого объекта. Видимо, его поставили местные энтузиасты в 1960-х годах, когда мемориал временно включался в число памятников истории. Справа от обелиска (если смотреть со стороны входа) находятся участок захоронения русских воинов. На нем расположено 20 вертикально установленных мемориальных плит с надписями на немецком языке, с указанием числа погребенных в каждой братской могиле русских воинов и изображением православного креста. Мемориальная плита на русской братской могиле. Вальдаукадель.Следует отметить, что нижняя перекладина креста на этих изображениях наклонена неправильно. Мемориальные плиты установлены на братских могилах, в которых и покоятся 332 неизвестных русских воина. Эти братские могилы образуют общий массив прямоугольной формы.

С левой стороны от обелиска расположены погребения германских воинов. Часть из них находится на том же уровне, что и русские погребения, и отделены от них только дорожкой. На германских братских могилах установлены железобетонные латинские кресты с надписями. А вот далее устроены две террасы с подпорными стенками из валунов. На первой террасе так же находятся германские погребения с крестами. Всего на германских братских могилах 35 крестов. На второй террасе установлен металлический латинский крест высотой 4,5 метра, выкрашенный чёрной краской. На уровне второй террасы, ближе к ограде, установлены семь мемориальных плит с эпитафиями на немецком языке. Надписи вполне можно прочитать, хотя готический шрифт несколько затрудняет чтение. Территория мемориала занимает 630 кв.м. Она обнесена металлической оградой. Уход за территорией организует житель Черняховска Владимир Иванович Яновский, член международной ассоциации «Военные мемориалы».

Из устройства данного воинского захоронения можно сделать определённые выводы. Отметим, что в Первую мировую войну и непосредственно после неё местные германские власти с почётом погребли павших на поле боя своих врагов. При этом равного отношения к «своим» и «чужим» всё-таки не было. «Чужие», то есть русские воины, обычно хоронились при входе; их погребения не должны были доминировать в поле зрения посетителя мемориала. Посетитель проходил мимо них, и всё своё внимание обращал на погребения германских воинов, в данном случае даже расположенных большей частью на возвышении. Центральный крест мемориала обычно также устанавливался за могилами германских воинов. На мемориале «Вальдаукадель» посетитель, пройдя по дорожке, разделявшей русские и немецкие могилы, поворачивался и становился спиной к русским. И всё же, несмотря на эту деталь, следует признать, что русские воины были погребены достаточно почётно. В период второй мировой войны отношение к павшим врагам изменилось в худшую сторону.

Воинский мемориал «Вальдаукадель» официально числится объектом культурного наследия (памятником истории и культуры) местного значения. В Постановлении Правительства Калининградской области от 23 марта 2007 года N132 «Об объектах культурного наследия регионального и местного значения» (с изменениями от 15 мая 2008 года и от 24 декабря 2009 года) он числится во втором приложении (перечень объектов культурного наследия местного значения) под номером 343 как «Захоронение русских и немецких воинов, погибших в августе — ноябре 1914 года». Соответственно, забота о сохранности данного воинского захоронения возложена на администрацию Чистопрудненского сельского поселения муниципального образования «Нестеровский район». Глава местной администрации Ирина Анатольевна Канашенкова к своим обязанностям относится достаточно ответственно. Несмотря на очень скудный бюджет своей администрации, в апреле этого года она организовала проведение уникальных работ по спасению обелиска на воинском мемориале «Вальдаукадель». Дело в том, что обелиск с надписью «Вечная слава русским воинам, погибшим в Первой мировой войне. 1914−1918» не имел фундамента. Это, кстати, подтверждает догадку, что он был установлен уже в советское время. В последние годы обелиск сильно накренился и стал напоминать знаменитую Пизанскую башню. Ответственные за памятники истории и культуры лица гадали по своим кабинетам, когда же он рухнет и развалится. Ирина Анатольевна, человек дела, нашла возможность подвести под обелиск фундамент и выпрямить его.

Протоиерей Георгий Бирюков на мемориальном кладбище Первой мировой войны *Вальдаукадель*Мемориал нуждается в некотором дальнейшем благоустройстве. Так, до сих пор на нём нет какой-либо мемориальной плиты или хотя бы таблички с надписью на русском языке с указанием названия этого воинского погребения и общего числа погребенных на нем русских воинов. Когда появится? Мемориалом занимается только местная администрация, а в сельском поселении средств на не так много. Можно с горечью отметить, что никогда этим воинским захоронением не интересовались представители Вооруженных сил РФ. Ничего для его благоустройства никогда не делали представители областной власти. Более того, мемориал «Вальдаукадель» вообще отсутствует в информационном поле. Например, ИА REGNUM 20 февраля 2011 года выдало на гора заметку «Литва предлагает создать в Калининграде реставрационный центр памятников Первой мировой войны», в которой была приведена следующая справка:

«Справка ИА REGNUM: В Восточной Пруссии по данным на 1939 год было 2200 могил эпохи Первой мировой, где покоилось около 61.200 солдат и офицеров, из них 27.860 немцев и 32.540 русских. На сегодня в Калининградской области лучше всего сохранилось кладбище героев Первой Мировой войны у поселка Кубановка Гусевского района (бывшее Бракупёнен). В центре установлен огромный гранитный камень, на котором высечено по-немецки: „Sie starben f? r ihr Vaterland“ („Они погибли за свою Отчизну“). Здесь покоятся 199 русских и 115 немецких солдат».

Так вот, на самом деле кроме этого одинокого валуна с надписью на воинском захоронении в Кубановке ничего не сохранилось. И этот валун ИА REGNUM именует «лучше всего сохранившимся кладбищем»! Очевидно, что ни REGNUM-у, ни, естественно, всему прогрессивному человечеству не известны ни описанный выше воинский мемориал «Вальдаукадель», ни мемориал «Маттишкемен», ни «Лесное кладбище» возле Советска, ни десятки других воинских захоронений, сохранившихся куда лучше, чем кладбище в Кубановке.

http://rusk.ru/st.php?idar=50829

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Дорогами Беларуси. Природные памятники Беларуси - фотографии, история, карты.