Русская линия
Крестовский мост Павел Флоренский07.10.2011 

Чем занимается комиссия по чудесам
Об этом рассказывает ее председатель доктор наук Павел Флоренский

Павел Васильевич Флоренский — Павел Флоренский доктор геологических наук, профессор Российского государственного университета нефти и газа, внук выдающегося русского философа и богослова Павла Александровича Флоренского — возглавляет комиссию при Московской Патриархии по изучению чудесных явлений. Он рассказал нашему корреспонденту о том, где проходит граница между научным явлением и чудом, насколько для православных важны чудеса, а также о проблеме «чудобесия».

Дерево спасло икону

— Как вы понимаете чудо?

— Это когда плоскости и сферы мира иного соприкасаются с нашим миром — так говорил мой дед.

— Есть ли тут противоречие с наукой?

— Нет, научные знания не влияют на веру. Проблема в невежестве и когда вера оказывается в руках идиотов, когда пытаются доказать, что мир был создан буквально за шесть дней. Нужно учить древнееврейский и читать Книгу Бытия в подлиннике, чтобы знать, что «день» — это не буквально день, а определённый период. Причиной травли науки всегда была не вера, а необразованность некоторых верующих.

— Где проходит грань между чудом и наукой?

— То, чего наука не может объяснить, идёт в разряд чуда. В будущем наука сможет объяснить многие ныне непонятные явления, но от этого они не перестанут быть Божьим чудом. Например, рождение человека. Наука никогда не опишет до конца, как получается человек. Она опишет очень многое, но от этого рождение не перестанет быть чудом. Или вот характерный случай в Ивановской области. В 30-е годы на дерево повесили икону, чтобы спрятать её от коммунистов. Дерево заросло и все долгие годы прятало икону. Пять лет назад его спилили, и обнаружилась икона, на деревяшке — оттиск. Чудо это или нет? Для неверующего просто ботаника. А для верующего — символ.

Не мироточение, а маслопоявление

— Когда и как появилась ваша комиссия?

— Десять лет назад, инициатором был учёный-физик Александр Московский. Мы долго сомневались, но потом я позвонил отцу Валентину Асмусу, и он благословил. Первым председателем комиссии был отец Иоанн Экономцев. Сейчас мы называемся так: рабочая группа по чудесным знамениям РПЦ при богословской комиссии Московской Патриархии.

— Кто входит в состав комиссии?

— Александр Московский, писатель и языковед Татьяна Шутова, палеонтолог Александр Агаджанян. Иногда к нам примыкают новые люди, но они в состав не входят. Мы изначально отгородились от всех. Мы не клуб по интересам, мы рабочая группа, и мы самодостаточны. У нас определённый настрой, чувство локтя, взаимной ответственности, тем более что всех нас связывает многолетняя дружба.

— Что входит в круг ваших интересов?

— Нас интересуют пограничные явления. Конечно, существуют колдовство, магия, экстрасенсы, но там опасно работать, а здесь, в ограде Церкви, всё спокойно — никаких серьёзных неприятностей не получишь, так что с бесами мы гарантированно не связываемся. Поскольку мы все естественники, то мы ограничили себя только теми вопросами, которые можно измерить, зафиксировать, сфотографировать и т. д. С самого начала мы отделились от врачей. Мы не занимаемся человеком, его душой. Пусть духовными вещами занимаются иереи, медицинскими — врачи. С человеком должен работать профессионал: врач, иерей или психиатр.

— Какие же явления вы изучаете сейчас?

— Пытаемся заниматься мироточением. Точнее будет сказать — маслопоявлением, потому что это не миро, а масло, елей, и оно не источается, а появляется на иконе извне в большинстве случаев. Существует ещё обновление икон — привычное явление в православии, которое и раньше испокон веков описывалось, но которое очень легко объяснить: бабушка старую икону маслом протёрла — маслице смыло грязь. Больше всего нас удивляет появление иконы на стекле. Попытки объяснить это явление есть, но они сомнительны.

— Не видите ли вы святотатства в таком подходе к чудесам — с линейкой и микроскопом?

— Считаю, что нет, так как всё это можно изучать и описывать, любое чудо, кроме причастия, — тут и вправду было бы святотатство. Как говорила моя покойная бабушка, «если с любовью и благочестиво, то можно».

Охота за чудесами — признак маловерия

— Насколько чудеса важны для православного человека?

— Мания чудес и повышенный интерес к ним — показатель больного кризисного состояния нашего общества. В здоровом обществе чудомании не бывает! Для православного главное чудо — это причастие. Ну, если нужен цирк, фокусы, то Господь может это сделать, показывает по милости своей, но это крайняя периферия. В России главные чудеса другие. Это возвращение в Церковь миллионов людей, это воссоздание храма Христа Спасителя.

— Нужно ли уповать на чудо больным людям?

— Уповать нужно на Бога, а попытка лечиться при помощи чудес — опасное заблуждение. Я видел, как старцы принимают таблетки, перекрестив. Необходимо обращаться к врачам и избегать всякой «чудомании». Святейший патриарх Алексий II однажды употребил более жёсткий термин — «чудобесие». Такого рода чудеса, исцеления и прочее прекрасно проявляются и у экстрасенсов, и в других конфессиях, и у шаманов. По-видимому, это просто явления, которые сопровождают духовный процесс.

— Значит, чудеса бывают не только в православии?

— Мы сосредоточились в ограде Церкви и не высовываемся за неё. Представьте, что мы приедем с желанием изучать чудеса в синагогу или мечеть… Нельзя лезть в чужие храмы, как нельзя идти в чужой дом со своими порядками.

Беседовал Артём БУРЦЕВ

http://www.krest-most.ru/?c=article&id=121


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru