Русская линия
Слово О. Никитин06.10.2011 

Из истории Свято-Троицкого Антониево-Сийского монастыря

Уже прошло почти 20 лет со времени возобновления (1992 г.)Свято-Троицкий Антониево-Сийский монастырь регулярного пастырского служения и монашеской жизни в одном из древнейших русских монастырей, находящемся в колыбели средневековой святости — Архангельской земле, прославившей свое Отечество тысячами чтимых и безвестных подвижников веры.

Эта знаменательная дата нам кажется весомой еще и потому, что история обители есть не только летопись Русского Севера прошлых веков, но и современная нам жизнь, с ее шатаниями по сторонам, приведшими к апофеозу безверия, с ее трагическими страницами, наконец, с ее духовной нитью, связующей то доброе и светлое, что всегда жило в русском народе. И во всем этом деятельное участие принимал и продолжает принимать Сийский монастырь. Его история, полная легендарных событий и насыщенная подчас никому неизвестными обыденными эпизодами, все же заслуживающими и нашего внимания, по крупицам теперь собираемая, есть и наш общий вклад в дело сохранения и укрепления основ подлинной русскости, коренящихся там, в глубине веков.

Свято-Троицкий Антониево-Сийский монастырь своим рождением обязан преподобному Антонию, который в 1520 г. вместе с шестью учениками водрузил деревянный Крест и поставил келью на мысу Михайловского озера у реки Сии. Еще до прихода в эти места монахов среди местного населения существовало поверье: одни слышали колокольный звон, другие — церковное пение.

Преподобный Антоний (в миру — Андрей) был уроженцем села Кехта Двинского уезда Архангельской губернии. Ребенком родители отдали сына учиться грамоте. Особенно он преуспевал в иконописном деле. После смерти родителей в возрасте 25 лет Андрей отправился в Новгород, где работал в услужении у одного боярина несколько лет и, по его повелению, вступил в брак, но, овдовев, вернулся в родные места, прося у Господа ангельского иноческого чина. Андрей принял монашество в возрасте 30 лет в Пахомиевой пустыни на реке Кена в Каргопольской области. В Житии Антония сказано: «Имел преподобный смирение великое, так что последним и худшим у всей братии себя считал. Когда трудился он в поварне, то сам воду носил и дрова рубил, готовя пищу братии, а духом в небесах пребывал. Беседовал же со всяким со смирением, и, встречаясь с кем-нибудь из братии, первым кланялся до земли и брал благословение, и был всеми любим и почитаем» .
Пробыв несколько лет в обители, преподобный Антоний вместе с двумя монахами, Александром и Иоакимом, отправился в пустыню на реку Шелекса. Там он поставил церковь во имя св. Николая и основал монастырь, в котором жил 7 лет. В одном из преданий сказано, что «корыстолюбивые крестьяне., жалея уступить часть земли для кельи незнакомого инока, отказали ему в приюте и настойчиво просили удалиться от них. Преподобный же, удаляясь от них, сказал: „Живите ни голо, ни богато“, и предсказание его сбылось».

В 1520 г., будучи 42 лет от роду, пришел преподобный Антоний с братией на реку СиюПреподобный Антоний Сийский и поселился близ Михайловского озера (ныне Холмогорский район Архангельской области), построил келью для уединенной молитвы, «скудость с благодарением терпя и скорби от лукавых бесов и неправедных людей принимая с радостью, страсти же телесные искореняя».

В Житии рассказывается, как однажды пришли в пустынь преподобного разбойники, желая ограбить ее, и увидели Антония молящимся. «И поразила молитва преподобного разбойников страхом, как оружием сильным. и бежали они оттуда…».

Вскоре благословил он старцев Исайю и Александра поехать в Москву к великому князю Василию Ивановичу с прошением построить на этом месте монастырь. Царь, выслушав иноков, повелел дать преподобному Антонию грамоту начальную и церковную утварь. Это событие состоялось в 1525 г.

Первый храм обители, построенный преподобным Антонием с братией, — деревянный собор в честь Живоначальной Троицы.

Тяготясь игуменской должностью, ища уединения, он ненадолго удалился из монастыря, но по просьбе монахов, возвратился. «Его работа икона св. Троицы прославлена чудесами: когда церковь деревянная сгорела, одна сия икона осталась невредимою среди пламени».

В Житии преподобного Антония рассказано и о других чудесах и исцелениях, творившихся от образа Живоначальной Троицы, и о прозорливом даре преподобного.

Перед кончиной Антоний поучал братию такими словами: «Имейте страх Божий в сердцах ваших и не ослабевайте в молитвах своих. Между собой имейте любовь о Христе и единомыслие друг ко другу любовными и благими, да не будете Богу противны. Склоняю я, отцы и братия, мои чада духовные, голову сию и молю вас всех иметь во Христе любовь и послушание, о Господе покорение к наставникам духовным и игуменам вашим. Не сопротивляйтесь им, пекущимся о душах ваших, ибо они воздадут слово за вас в день судный, и если судят они вас и искушают, любите это и почитайте их заповеди, как волю Божию о себе. Прежде всего же храните чистоту душевную и телесную, хмельного же пития не велите варить и держать по преставлении моем, и пищу имейте не мечтательную и не смутную».

Преставилcя преподобный Антоний 7 декабря 1557 г. на 79 году жизни. Св. мощи Антония и сейчас почивают под спудом Троицкого собора, а его память совершается 7 декабря (по старому стилю).

После кончины преподобного Антония строительство обители и ее духовная жизнь продолжались. В 1579 г. его причислили к лику святых, а царевич Иоанн, сын Иоанна Грозного, пишет одну из редакций Жития Антония Сийского.

В 1589—1606 гг. был возведен пятикупольный Троицкий собор — одно из первых каменных сооружений столь внушительных размеров в Двинском крае.

В 1601—1606 гг. в монастыре отбывает ссылку боярин Федор Никитич Романов, отец основателя династии Романовых Михаила Федоровича. Здесь по воле царя Бориса Годунова он принимает монашеский постриг с именем Филарет, а в 1619 г., становится Патриархом Московским и всея Руси.

Сохранились любопытные сведения о жизни старца Филарета в обители. Так, в грамоте Бориса Годунова игумену монастыря Ионе говорится: «И живет … старец Филарет бесчинством не по монастырскому чину, всегды смеетца неведомо чему и говоритъ про мирское житье, про птицы ловчие и про собаки, какъ онъ в мире жилъ; и к старцомъ жесток».

XVII столетие — период расцвета монастырской деятельности на Руси. В Антониево-Сийском монастыре в это время подвязаются более 200 монахов, идет активное строительство каменных храмов — Благовещенского, Сергиевской надвратной церкви, храма-колокольни Трех святителей Московских, келейных корпусов. Монастырь владел обширными землями, имуществом, деревнями и промыслами. Его солеварни располагались по берегу Белого моря, Северной Двине и на Кольском полуострове. Он имел подворья в Москве, Вологде и Архангельске. В обители в это время активно занимались переписыванием книг, работали небольшая типография, граверная и иконописная мастерские. К концу XVII в. монастырь становится крупным духовно-просветительским и влиятельным церковно-административным центром.

XVIII столетие — время упадка монастырской деятельности: происходит изъятие земель, сокращение количества монашествующих, многие обители выводятся за штат, и их жизнь медленно угасает.

XVIII столетие — малоизученный период в истории духовной культуры русских монастырей, особенно тех, что находились в отдаленных местах. В наиболее полном историко-биографическом очерке об Антониево-Сийском монастыре епископа Макария это время освещено довольно кратко, однако и тогда подвижническая деятельность монахов рождала «дерзновенные» и отважные идеи, связанные с христианизацией коренного населения Русского Севера. Ведущую роль в этом играло духовное лицо как носитель православной веры, ее традиций и книжной культуры. Несколько таких эпизодов церковной истории монастыря весьма примечательны.

Из изученных нами рукописей XVIII в. наиболее часто встречаются имена двух архимандритов — Гавриила (Огинского) и Парфения (Петрова). Первый (со времени основания это 21 настоятель) происходил из малороссиян и был ректором духовной семинарии в Архангельске. В архимандрита произведен 2 февраля 1762 г. и пребывал в этой должности до своей кончины 27 ноября 1779 г. Следующим духовным окормителем обители стал Парфений (Петров), родом из Великого Новгорода. Он обучался в новгородской семинарии, был учителем богословия и греческого языка. А впоследствии ректором архангельской семинарии. Произведен в архимандрита в 1779 г. и исполнял настоятельскую должность по 1790 г. Затем был переведен в Александро-Свирский монастырь, потом отправлен служить в Николаевский Вяжицкий и, наконец, в первоклассный Юрьевский Новгородский. Укажем, что о. Парфений вернулся в Архангельск уже в сане епископа Архангельского и Холмогорского.

XVIII век в истории Антониево-Сийского монастыря завершился служением архимандрита Аполлоса (Перешкевича). Примечательно, что он был родом из казаков и обучался в киевской духовной академии, а впоследствии прошел традиционный для настоятелей этой обители путь: учитель богословия и греческого языка, ректор архангельской семинарии, игумен Александро-Невского монастыря. Произведен в архимандрита Антониево-Сийского монастыря 28 июня 1790 г. и пробыл в этой должности до 1803 г. А после переведен в Курский Богородицкий Знаменский монастырь и рукоположен во епископа Слободско-украинского и Харьковского.

Следует заметить, что в первой половине XVIII века жизнь Антониево-Сийского монастыря была менее «светской», а ближе к концу столетия историки фиксируют интересные события, связанные с посещением монастыря известными особами. В официальной летописи обители между этими датами пробел в 70 лет: епископ Макарий отметил, что в 1709 г. в Сийском монастыре побывал князь Яков Семенович Борятинский, а следующее заметное событие относится лишь к 1779 г.
Интересен обычай приема высоких гостей в монастыре, где фигура архимандрита — центральная. Вот как об этом повествует епископ Макарий: «[В 1779 году]. изволил посетить Сийский монастырь на обратном пути из Архангельска. генерал-губернатор Ярославский и Вологодский и разных орденов кавалер Алексей Петрович Мельгунов с супругою своею Наталиею Ивановною., который сопровождаем был от Архангельска до сего места архангелогородским губернатором Егором Андреевичем Головцыным. По приезде своем к монастырю они встречены были у св. ворот настоятелем архимандритом Парфением с братиею и провождены в гостиные покои, и в оных первому поднесены образ преподобного Антония, хлеб и соль; потом приносимы были для показания Его Превосходительству генерал-губернатору некоторые вещи, как-то: большое рукописное с разрисовкою Евангелие, позвонок и еще некоторые письменные Евангелия. Несколько времени побыв в сих покоях, изволил Его Высокопревосходительство господин генерал-губернатор Мельгунов со всеми с ним прибывшими идти в холодную церковь Троицкую, где встречен был всею же братиею, читана была сугубая ектенья и многолетие, потом изволил приказать отслужить молебен преподобному Антонию. При сем показываемы были ему церковные дорогие вещи, как-то: сосуды, кресты, евангелия, чаша большая серебряная и проч. Вышедши из церкви, изволил осматривать весь монастырь. Осмотрев же весь монастырь, изволил прямо идти за ворота, где, сев в карету, отправился в путь к Емецку на Московскую дорогу, а господин губернатор Головцын к городу Архангельску».

При изучении монастырской истории и воссоздании реальных фактов бытовой жизни монастыря нередко упускают из вида эпизоды взаимоотношения монастырской братии, которые, суда по имеющейся у нас переписке, были очень активными. Приведем фрагмент одного такого наставления (по подлинной записи) архимандрита Гавриила казначею монастыря о. Стефану (1775 г.):


Отправляющемуся въ Сїиской мнстрь казначею отцу игумену Стефану, какимъ образомъ вамъ будучи въ томъ мнтрЪ проходить свою должность, о томъ по приказанїю Его пре? священ'ства, сїе от меня дается наставленїе.
«1»
Приехавши въ мнтрь по роздачЪ братїи, кому надлежитъ, жалованья, принять от jеромонаха Исаїи при келїяхъ, гдЪ вамъ жить, двЪ полаты и что въ них есть, и вездЪ все манастырское имущество, по? писи, и чего не явится противъ описи, отмЪтить, и о томъ меня увЪдомить.
«2»
Служителей мнтрских взять вамъ под свое крЪпкое смотренїе, чтобы они вамъ во всемъ вЪрно повиновались, а другого никого ни тайно ни явно не слушались бы, а свое дЪло исправляли бы не лЪностно, въ противномъ же случаЪ и наказывать вамъ их по своему усмотренїю.
«3»
Ризницу оставить на руках jеромонаха Исаїи, а когда свободное время будетъ, то и пересмотреть по? писи, причемъ долженъ быть подячей, и служитель Никита Лудяковъ, а ему Исаїи жить въ прежней своей келїи, и быть какъ духовникомъ, такъ и ризничимъ.
«4»
Над братїею имЪть смотренїе строгое, чтобы онЪ на всякое пЪнїе въ церковь ходили, и не поздо, но чтобы они васъ дожидались всегда, а не вы их. А особливо чтобы не пьяNствовали, и для того здЪлать вамъ журналъ, и записывать кто когда и на к? комъ пЪнїи и за кЪмъ имяNно не будетъ и обо всемъ помесячно репортовать сверхъ того часто вамъ ходить по келїямъ братскимъ, и смотреть чтобы у них все порядочно и чисто было, чтобы они у себя ни бумаги ни чернил не держали, а есть ли кто что писать имяетъ, то за вашимъ вЪдомомъ писал бы или въ трапезЪ, или въ казеNной, по дховному регламенту.
«5»
Галкина попа перевесть въ поварню, а дьякона Михайловскаго въ хлЪбню, со всемъ ихъ экипажемъ, а въ келїяхъ братских имъ не жить и работать имъ всякїя работы хлебеNныя и повареNныя воду и дрова носить, а в случаЪ и рубить, и есть ли гдЪ и въ другомъ мЪстЪ понадобится, употреблять ихъ въ работу, а трапезу имъ давать послЪ братской трапезы, что останется.
«6»
По указу послаNному из консисторїи класть всЪмъ поклонъ, не выключая никого из подписавшихся на доношенїи, ибо КоковиNской клал за самоволную отлучку из мнстря, а помянутыя Галкинъ и Михайловской страждутъ за безобразное пьянство, и сумозбродное самоволство, а ннЪ за приписаNную въ указЪ вину должны всЪ штрафъ понесть непремЪн’но.
«7»
Приехавши въ мнтрь роздать монашествующимъ жалованье, а имен`но jеромонаху Iсаїи съ казначейскаго жалованья съ 18 ру 71/2 ко третью часть 6 ру «23"/3 ко, а протчїи jеромонашескїя игумену Манакову, jеромонах[а]м Филарету, Iосифу, диакону КоковиNскому, всЪмъ по 3 ру 25 ко монахамъ, Георгїю, Iезекїилю, Iродиону, Иларїону, всЪмъ по 2 ру 25 А вамъ казначейских двЪ трети, то есть 12 ру 47/3 в протчемъ сами вы должны смотрЪть, что лучше и то в мнтырЪ исправлять

Сiйскiй архимандрит Гаврiилъ

При архимандрите Аполлосе (Перешкевиче) в 1790-х годах в монастыре произошло несколько знаменательных событий, представляющих большой интерес для воссоздания реальной жизни братии и выяснения роли духовного окормителя. Так, в 1792 г. «августа 4 дня в 7 часу пополудни Преосвященнейший Вениамин, епископ Архангельский и Олонецкий, изволил прибыть в Сийский монастырь и встречен у монастырских ворот настоятелем с братиею и прямо изволил идти в Троицкую соборную церковь, где на крыльцо вынесен был чередным иеромонахом св. Крест, который целовав, изволил идти в церковь и, слушав вечерню, по отправлении оной, принят был Его Преосвященство и бывшие с ним Александроневской лавры игумен Никон и архангельской семинарии учитель Яков Молчанов настоятелем в настоятельские покои, где Его Преосвященство и прибывшие с ним имели вечернее кушанье, после которого в тех же настоятельских покоях изволил Его Преосвященство ночевать».

Любопытные сведения о монастырских обычаях встречи паломников можно почерпнуть из следующего эпизода. В 1793 г. «мая 30 числа в 8 часу пополудни изволил посетить святую обитель в проезде своем господин генерал-[губернатор] и разных орденов кавалер Тимофей Иванович Тутолмин с сыном своим Алексеем Тимофеевичем, которые встречены были казначеем с братиею у святых ворот и провождены в соборную церковь, где, помолившись и приложась к образу чудотворца Антония, провождены были за ворота до кареты и отправились в путь свой благополучно».

Приведем еще один рассказ, свидетельствующий об обширных контактах монастыря со светскими властями. Здесь замечательно то обстоятельство, что архимандрит Аполлос был приглашен на коронование императора Павла. Вот как об этом повествует епископ Макарий: «1797 г. марта 15 числа отправлен был отец архимандрит Аполлос от Преосвященного Вениамина, епископа Архангельского, в Москву к Его Императорскому Величеству Павлу Петровичу с образами и письмами и проездом из Архангельска приворотил в монастырь и, дав братии и служителям нужные наставления, отправился в путь свой благополучно, и, прибыв в Москву 28 того ж марта, явился к митрополитам: Санкт-Петербургскому Гавриилу и Московскому Платону, и 28 числа был в церемонии при встрече, а 5 апреля при короновании Его Императорского Величества. Апреля 6 дня допущен был к Его Императорскому Величеству отец архимандрит Аполлос и поднес образ св. Троицы, который Его Императорское Величество изволил сам принять в руки и отца архимандрита жаловал к руке. Также и Государыне Императрице Марии Федоровне поднес образ Воскресения Христова и жалован к руке».

О взаимоотношениях настоятеля монастыря с высокой духовной властью говорит следующий эпизод: «1799 года января 3 числа на встречу Его Преосвященства Аполлоса, епископа Архангельского и Олонецкого, настоятель архимандрит Аполлос выехал в Сийскую волость, где и поднес образ, откуда Его Преосвященство пригласил его к себе в возок, и следовали в путь к Архангельску» .
В XIX столетии развивается просветительская и миссионерская деятельность монастыря: его настоятели выполняют обязанности ректора Архангельской духовной семинарии, а один из них, архимандрит Вениамин (Смирнов), выделяется своими лингвистическими способностями, занимаясь образованием самоедов в тундре.

Он был родом из Архангельской губернии, обучался, а затем и работал в семинарии, исполнял должность префекта, был смотрителем уездного и приходского духовных училищ и инспектором архангельской семинарии. По пострижении в монашество произведен во игумена в Николаевский Корельский монастырь, из которого 5 апреля 1820 г. переведен в Антониево-Сийский. Будучи страстным поборником православия и ревнительным просветителем, о. Вениамин с 1825 по 1830 гг. находился в самоедских поселениях и был управляющим самоедской духовной миссией. За свою деятельность по христианизации местного населения его наградили орденом св. Владимира 3 степени. Впоследствии он занялся переводом Нового Завета на самоедский язык и составлением лексикона и грамматики самоедского языка. В 1839 г. о. Вениамин переведен в Крестный монастырь, где пробыл 10 лет, а в 1848 — перемещен в один из монастырей Черниговской епархии, где и скончался в 1850 г.

В смутные революционные годы XX столетия Антониево-Сийский монастырь испытал на себе горькую ношу осквернения и забвения. В 1920 г. на его территории была открыта детская колония. В 1923 г. монастырь был окончательно закрыт. Позже в обители располагались колхоз, дом отдыха лесозаготовителей, дом детей-инвалидов и интернат для престарелых.

В 1970—1992 гг. в монастырь использовался как пионерский лагерь и дача Архангельского облисполкома. Церковные постройки постепенно разрушались и приходили в негодность.

Трагическая история монастыря заканчивается в 1992 г. пожаром, уничтожившим кровлю над Благовещенской церковью, трапезной палатой и ризницей.

В августе 1992 г. монастырь передают во владение Русской Православной Церкви. Начинается возрождение обители.

23 августа 1992 г. Антониево-Сийский монастырь посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

14 октября 1992 г. в обители совершена первая Божественная литургия в надвратной церкви преподобного Сергия Радонежского. Одна из главных святынь обители — чудом уцелевшие святые мощи ее основателя преподобного Антония Сийского, находящиеся под спудом Троицкого собора

Осенью 1995 г. возобновила свою работу иконописная мастерская.

В 1997 г. в Архангельске открывается небольшое подворье монастыря. Начинается выпуск монастырской газеты «Духовный сhятель», выходящей по благословению Преосвященного епископа Архангельского и Холмогорского Тихона, стараниями и отеческой которого преображается монастырь. Со времени возобновления монашеской жизни в обители (август 1992 г.) наместником монастыря, игуменом, а затем настоятелем был назначен архимандрит Трифон (Плотников). Он не только радетельный хозяин вверенной им обители, духовный окормитель своих чад, но и знаток местных обычаев. Северянин по рождению и духу, он хорошо понимает и чувствует заботы и проблемы нынешнего поколения поморов. Так же, как и его небесный покровитель преп. Трифон Печенгский, просвещавший евангельским учением лопарей Русского Севера в далекие времена, о. Трифон как бы воспринял от него и эту заботу. Летом 2000 г. по инициативе епископа Тихона и при живейшем участии Антониево-Сийского монастыря был совершен крестный ход по Северной Двине от Архангельска до Котласа. Монастырь по-прежнему является центром миссионерской деятельности в Архангельской земле. Возрождаются традиции его богослужения, духовно-просветительской и благотворительной деятельности. «Ныне, — говорится в одном из изданий обители, — монастырь снова имеет сенокосы, пашни (пусть и немного), животноводческую ферму, теплицы, пекарню, механическую и столярную мастерские. Пользуется известностью монастырская библиотека». В настоящее время завершается восстановление разрушенной до первого яруса храма-колокольни Трех святителей Московских. Активная реставрационная деятельность происходит при непосредственном участии благотворительного Российского фонда архитектурного наследия имени преп. Андрея Рублева (президент В. А. Киселёв). Братия обители восстанавливает традиции северного песнопения, собирает монастырские реликвии, утраченные в 1920-е гг., занимается изучением исторических фактов жизни обители в прошлые века. В октябре 2001 г. стараниями монастырских служителей вышел в свет новый церковно-исторический альманах «Сiйскiй хронографъ». Славная летопись монастыря продолжается.

http://www.portal-slovo.ru/philology/44 731.php


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru