Русская линия
Русское Воскресение Елена Пустовойтова05.10.2011 

Вторжение
Наши дети и их будущее

Во всякой войне враг стремится нанести удар в наименее защищенное место противника. В нашем случае этот противник мы с вами, наш народ. Наименее защищенное место — наши дети и их будущее.

Кто же враг, поднявший на них руку?

Западные средства массовой информации давно и убедительно свидетельствуют, что деградация семьи «у них» завершилась, что ребенок, достигший 12 лет, уже не обязан сообщать родителям, каким противозачаточным средством он пользуется, а если мать или отец ему посмеют-таки задать этот вопрос, — он может обратиться в суд, который накажет родителя за ограничение свободы ребенка. А на практике все и того проще. Мой сосед через забор в предместье Сиднея, где мы довольно долго жили, исчез на четыре недели только потому, что его выросшая уже в Австралии тринадцатилетняя дочь, которую папаша не пускал погулять, на ночь и на подкуренную компанию глядя, недолго думая, вылезла в окно, добежала до угла с телефоном-автоматом, хряснула трубкой себе по носу и набрала полицию.

Побежавшую кровь уняли за четыре минуты — отец отсидел в тюрьме за насилие над ребенком месяц.

Это отнюдь не лирическое отступление: второе поколение эмигрантов в любой стране расселения, в обмен на широкие права ребенка жить вне семьи, легко жертвует традиционной семейной культурой. Соблазн вырваться из-под опеки родителей там не просто велик — само государство настаивает на том, чтобы молодежь «жила свободно»: носила молодежную, а не традиционную, одежду, пила молодежные, а не традиционные напитки, ела такую же еду и витамины, пела такие же песни, так же танцевала, пользовалась противозачаточными средствами, легко и дешево прерывала «случайные» беременности, особо не огорчалась по поводу отсутствия постоянного партнера и получала такую финансовую помощь от государства, которая, при наличии уже трех детей, уравнивается со средним доходом профессионального работника. Почему? «Наше демократическое общество основано на признании индивидуальных свобод и индивидуальных прав. Наша правовая система предназначена для защиты и сохранения этих индивидуальных прав и свобод» — информирует вас «Easy Guide to Australian Law», официальное издание справочника по австралийскому праву университета Макуори в Сиднее. Именно такое «воспитание» позволяет, чуть только вырос ребенок из пеленок, поставить его на службу бизнесу, воспитав в нем потребителя тех товаров и услуг, которые нынче «в моде». Не следование вкусам молодежи, а именно насаждение «моды» гигантскими корпорациями на то, что они сегодня выкидывают на рынок, и составляет главное отличие нынешнего капитализма от вчерашнего. Гораздо выгоднее — то есть, дешевле — оказалось формировать через средства массовой информации, включая кинематограф, некие общие стандарты в головах миллионов людей, чем пытаться спорить с традиционными национальными особенностями вкуса. Поэтому, увы, наша «картинка» — не только с австралийской выставки нравов. Она всеобщий результат глобализации, под именем которой прячется примитивная монетизация экономических, политических и нравственных отношений сегодня.

Есть у этой «картинки» и оборотная сторона, о которой стараются молчать западные журналисты. В той же Австралии пять лет назад — а свежее данных найти просто не удается — сенатор от штата Квинсленд Джо Людвиг (Joe Ludwig) горестно заявлял, что только за год число самоубийств молодежи приблизилось к 2,5 тысячи и что это — национальная трагедия. Еще бы! Ведь это — приговор. И если там он уже вынесен, кто или что заставляет нас становиться на тот же путь, ведущий к известному уже финалу?

И, тем не менее, вот уже два десятка лет мы переживаем вторжение в нашу жизнь чуждых нам образа мыслей, извращенной трансформации чувств, искаженной нравственности. И если нам, уже сформировавшимся, не так-то просто напеть на ухо новую мораль, то перед ней, всепроникающей и ядовитой, совершенно беззащитны наши дети. Поэтому они и — на острие удара.

Презерватив как средство воспитания молодежи

Вы помните, с чего началась наша беда? С Международной федерации планирования семьи — МФПС (International Planned Parenthood Federation — IPPF), для которой дети лишь рынок сбыта противозачаточных средств. С Фонда народонаселения ООН, ставящего целью снижение численности населения во всем мире, в том числе в России, для установления избранными странами контроля за природными ресурсами планеты. Их опыт показывает, что ничто так не уменьшает прирост населения, как введение «сексуального образования» по программам Международной федерации планирования семьи. Фонд народонаселения ООН принимал участие в разработке программ «Половое воспитание российских школьников».

А еще американские сексологические организации вроде SIECUS — Американский Совет по сексуальной информации и образованию, фирмы, производящие контрацептивы, щедро оплачивающие вовлечение подростков в добрачные сексуальные отношения, что увеличивает сбыт их продукции. Но главным организатором снижения рождаемости в России стал Фонд ООН по народонаселению (ЮНФПА). Под его диктовку за три года мы осуществили три проекта. Первый — RUS/98/P01 «Репродуктивное здоровье подростков» — исполняла Российская ассоциация планирование семьи (РАПС), а курировал Департамент по делам семьи, женщин и детей Министерства труда России. Двухлетний бюджет проекта составил 353 254 долларов. Второй — RUS/98/P02 «Улучшение услуг в области охраны репродуктивного здоровья в городах Олекминске и Среднеколымске Республики Саха (Якутия)» — реализовал за 200 тысяч долларов Минздрав Якутии со Всемирной организацией здравоохранения и самим ЮНФПА. И третий проект — RUS/95/P03 «Формирование здорового образа жизни у российских подростков», — который за 745 тысяч долларов выполнили Министерство образования России и московское бюро ЮНЕСКО, уже открыто предлагал ввести в школьную программу «Основы здорового образа жизни», предполагавшую обучение школьников планированию семьи и безопасному сексу.

Вы не могли не заметить, что у каждого проекта, разработанного на Западе, присутствовал наш, доморощенный исполнитель, — причем, не заштатный, подвизавшийся ради пары сотен долларов в месяц торговать Родиной помелочи, а у власти стоящий и от безработицы, инфляции и бандитизма не очень страдающий. Хотите заглянуть ему в лицо? Пожалуйста. Екатерина Лахова не госчиновник даже — она покруче: творец новых законов России, каковые должны исправлять старые недостатки и вести страну к новым достоинствам. Депутат Государственной Думы Федерального Собрания всех созывов, она и сейчас заседает и творит. Как следует из анализа ее законотворческой деятельности, предпринятого председатель правления Общественного комитета по правам человека Т.А. Квитковской, Лахова принимала участие в подготовке многих и очень разных законопроектов, но основное направление ее законодательной деятельности было сосредоточено на принятии закона «О репродуктивных правах граждан и гарантиях их осуществления». Ее законопроект открывал неограниченные возможности секспросветчикам для обслуживания интересов фирм-производителей презервативов. Он поощрял аборты на поздних сроках и стерилизацию «по социальным показаниям», в том числе по бедности. По Лаховой, в школьные программы уже с 1-го класса вводилось «Половое воспитание», детей с одиннадцати лет предполагалось обучать «безопасному сексу», а на уроках выдавать бесплатно презервативы и контрацептивы.

Ее первым помощником на этом страшном пути, превращающим ребенка в безнравственное существо, стала Российская ассоциация планирования семьи (РАПС) — филиал Международной федерации планирования семьи (МФПС), изгнанной уже из десятка развивающихся стран за свою дейтельность, направленную на снижения рождаемости населения. Зато в России, благодаря поддержке депутата Г. Д. Лаховой к 1997 году эта организация уже открыла 52 филиала. «Половые просвещенцы» работали в государственных школах, вместе с Министерством здравоохранения России рекламировали стерилизацию и планирование семьи — за счет российского госбюджета в том числе.

Вы помните, что только гневные протесты родителей, прежде всего православных, не позволили энтузиастам внедрения скотской морали в детские души преуспеть. И Лахова попыталась навязать стране свою «презервативную революцию» в новом законопроекте. В этот раз — о лекарственных средствах. Лахова предложила считать допустимым изготовление лекарств из органов и тканей человека, легализовать в России изготовление лекарств из человеческих эмбрионов, убитых с помощью аборта, считать контрацептивы лекарством, а, соответственно, беременность — болезнью, которая лечится презервативами. Это позволило бы раздавать противозачаточные средства за счет страховки и госбюджета для «профилактики беременности» всем подряд, в том числе и детям.

Представьте себе, закон прошел через Государственную Думу! Большое счастье, что его завернул на доработку Президент — и потому с удовольствием пишу его с большой буквы. Скандальные лаховские положения в итоге были убраны, но. тем яростнее депутатка Лахова взялась за внедрение программы «Планирование семьи». Той самой, которая включала бесплатную раздачу презервативов, как главный инструмент «сексуального просвещения» подростков. Программа прививала детям половую распущенность, которая идет рядом с ростом венерических заболеваний и СПИДом, пропагандировала гомосексуализма. Читайте сами: «Всегда пользуйся презервативом при вагинальном и оральном сексе; если заниматься анальным сексом, пользуйся специальным, особо прочным презервативом и большим количеством смазки; будет еще безопаснее, если вместо сексуального контакта заниматься сексуальными играми без проникновения: поцелуи, ласки, массаж, мастурбация», — поучала она наших детей. И даже первоклассников обучали игре под названием «Инфо-анти-СПИД», в процессе которой дети «меняют половых партнеров».

Если депутат Государственной Думы России с трибуны пропагандирует презерватизацию молодежи, порнопродукцию, контроль над рождаемостью, разрушение традиционной семьи и нравственности в обществе и лоббирует фирмы «Шеринг», «Джонсон и Джонсон», «Проктер энд Гембл», «Органон» и другие, производящие контрацептивы, что должны мы с вами думать, глядя на него? Значит ли это, что те, кто избирал Лахову во власть, жаждут именно таких изменений в России?

И, тем не менее, в стране с 1992 года открылось 300 государственных центров планирования семьи под эгидой Министерства здравоохранения, 52 филиала уже упоминавшейся общественной организации под названием Российская ассоциация планирование семьи, Международный фонд охраны здоровья матери и ребенка, Российское общество контрацепции, международные женские центры, а также множество разных учреждений — «Эзоп», «Ариадна», «Ювентус», «Магистр» и другие, под видом досуговой или просветительской деятельности растлевающие наши семьи и наших детей.

При этом центры планирования семьи легко проникали в поликлиники, больницы, женские консультации. Нардеп Лахова обеспечивала законодательную базу этого вторжения в Госдуме. А программы «Планирования семьи» и «Полового воспитания школьников» несколько лет даже финансировались из государственного бюджета: на заре активности Лаховой, в 1994 году, к примеру, на них было выделено 22,8 миллиарда рублей, тогда как на программу «Дети-сироты» — в 50 раз меньше.

Я хорошо понимаю ужас родителей первоклашек, когда они увидели учебное пособие для первого класса «Твой друг — презерватив» с картинками. В не самый «жирный» год, 1997-й, при обсуждении бюджета депутат Лахова добивалась выделения 16,4 миллиарда рублей на закупку «презервативов и контрацептивных средств для подростков». Слава Богу, у Думы тогда хватило здравого смысла ее не поддержать.

Я предлагаю любому из нас — мы ведь все родители — попытаться осмыслить следующие императивы Лаховой и ее партнеров: «Занятия сексом ради денег не должно осуждаться в обществе… Гомосексуальные отношения — это личное дело каждого», «Половой акт как акт межличностного взаимодействия. Предварительный период ласки, совокупительный, позиции полового акта, заключительный период (ласки и выражение благодарности). Первый половой акт. Неполный половой акт. Прерванный половой акт. Особенности оргазма у мужчин. Типы оргазма у женщин. Физиологические изменения органов во время копулятивного цикла: расширение влагалища, органистическая манжетка, вибрация органистической платформы… Вестибулярный, бедренный половой акт, нарва-садата, анальный. Орогенитальные контакты. Сексуальные действия с животными».

И пересказать это своему двенадцатилетнему сыну или дочери.

Или пуститься в экскурс вместе восьмиклассниками: «Проституция, Понятие. Краткая историческая справка. Индивидуальная и организованная проституция. Современные формы проституции: салоны эротического массажа, клубы по интересам, эскорт услуги, девушки по вызову… Стриптиз. Порнография. Древнеиндийский трактат „Камасутра“. Мягкая и жесткая порнография… Трагедия гомосексуализма. Гомосоциализация, гомофилия, гомоэротизм. Бисексуальность, перспективы. Жизненный путь гомосексуалиста. Транссексуализм». «Гомосексуализм, инцест, сексуальное насилие, межвидовые контакты, педофилия, эксгибиционизм.» А ведь это все должно было преподаваться школьником. То есть, считаться наукой, школьным предметом, по которому надо экзамены сдавать. Неспроста ведь Министерство образования России рекомендовало такие программы для внедрения в школы.

Ювенальная статистика на Западе показывает, что введение подобных программ приводит к росту наркомании, проституции, количества изнасилований, количества больных СПИДом, мужской импотенции, количества внебрачных детей, что заставило правительство прекратить такое насилие над детской психикой в Швеции и США.

А мы чего хотим? Чтобы лаховы исчезли с политического горизонта России? Увы нам, увы — в мае 2008 года за заслуги в законотворческой деятельности и многолетнюю плодотворную работу в Госдуме ей вручили о рден «За заслуги перед Отечеством» IV степени. Она и сегодня заседает в Госдуме. И творит. И я думаю, что ее идея «презерватизации всей России» еще даст о себе знать.

Ювенальная эпидемия

Итак, «секспросвет», отравляющий детство и юность и принуждающий наших детей становиться винтиками механизма общества потребителей западного образца, не просто колечит мое, ваше, еще чье-либо дитя, он уродует будущее всей страны. Делает его неизбежно обреченным на все те беды, которые сотрясают сегодня молодые души в странах эталонной демократии.

Чем мы так виноваты перед Западом, что ему так хочется протащить нас через мерзость его собственного духовного запустения?

Да только тем, что его, Запада, находящегося в экономической, политической и социальной зависимости от наднационального правительства, процветающее будущее зависит и может быть обеспечено в том числе, а, может быть, и прежде всего, за счет России. Ее недр, лесов, озер и рек и населения. И два года назад был предпринят новый — ювенальный — штурм нашего будущего. Заметьте, как изощреннее и теснее стала удавка, которую сейчас на нас натягивают.

Что такое ювенальная юстиция? Не торопитесь с ответом. Это отнюдь не некая западная новация в российском праве, которая призвана сделать наших детей более защищенными от всех форм насилия и, стало быть, более счастливыми. Свод законов, норм и правил, обеспечивавших защиту и покровительство детства, существовал в России еще. четыреста лет назад. Загляните в Соборное уложения 1649 года, которое действовало в нашей стране до 1832 года. «А будет которой сын или дочь у отца или у матери <.> не почитаючи отца и матерь и забываючи их учнут на них извещать какие злые дела <.> и таким детем за такие их дела чинить жестокое наказание, бить кнутом же нещадно, и приказать им быти у отца и у матери во всяком послушании безо всякого прекословия, а извету их не верить». (гл. XXII, ст. 5) «А будет которой сын или дочь учнут бити челом о суде на отца или на матерь, и им на отца и на матерь ни в чем суда не давать, да их же за такое челобитье бить кнутом и отдать их отцу и матери». (гл. XXII, ст. 6) «Быти во всяком послушании» у родителей и тогда, и сейчас означает первый и главный долг ребенка. Неисполнение его как раз и означает разрушение традиционного воспитания и распад семьи, о которых так сегодня сокрушаются ювеналы. А между тем в царской России дети имели, среди прочих, права на получение фамилии отца, на получения прав состояния отца, на содержание со стороны родителей, на получение воспитания и образования, на защиту, в том числе в суде, со стороны родителей, и местом жительства несовершеннолетних детей являлся родительский дом. Согласно «Своду законов о состояниях», если отец получал чин или награждался орденом, дающим право на дворянство, уже после смерти (по неведению о ней при награждении), то дети в обоих случаях становились дворянами. В «Уставе о паспортах» говорилось, что до достижения совершеннолетия дети были обязаны жить с родителями. Родители, в свою очередь, обязаны были содержать несовершеннолетних детей, давать им пропитание, одежду и воспитание по своим возможностям. Обратите внимание — родители должны были давать детям хорошее нравственное воспитание, определить сыновей на службу или в промысел, а дочерей — выдать замуж. Они являлись представителями детей в суде и могли подавать иски в случае обиды детей. По закону родители не имели прав на жизнь детей и за их убийство подвергались уголовной ответственности, что означало, что законодательно аборты в России были запрещены.

Родительская власть распространялась на детей обоего пола и любого возраста и ограничивалась лишь при поступлении детей в общественное училище или на службу и вступлением дочерей в замужество. Прекращалась она только после смерти родителей или при лишении их всех прав состояния, если дети не следовали за ними в место ссылки.

К сведению ювенальщиков, в статье 165 «Свода» сказано, что для исправления строптивых и неповинующихся детей родители имеют право применять «домашние исправительные меры». Если они оказались безрезультатными, родители были вправе за неповиновение, развратный образ жизни и другие пороки детей, не состоящих на государственной службе, заключать их в тюрьму и приносить на них жалобы в судебные органы. На практике, даже если родители и обращались в суд с просьбой о заключении кого-либо из своих детей в тюрьму, их просьбы практически никогда не удовлетворялись.

Были обязанности и у детей перед родителями, но меньшие. Поскольку воспитание невозможно без послушания детей родителям, — вот ведь какую простую истину сегодня не могут понять российские ювенальщики! — дети должны были почитать родителей и быть им послушными. Им запрещалось свидетельствовать против родителей в суде. Дети были обязаны содержать престарелых родителей в соответствии со своими возможностями, а несоблюдение этой обязанности влекло за собой заключение в тюрьму на срок до трех месяцев.

Скажите по-совести, какие из этих прав и обязанностей вам кажутся устаревшими? Или утратившими смысл?

В современной России органы, защищающие права детей, не объединены одним названием и не находятся в составе одного ведомства. Ну и что из того? Такая структура обеспечивает независимость этих органов и взаимный контроль за их деятельностью. Наивный вопрос — кому выгодно, чтобы нам, русским и, в значительной части, православным людям, ломать свои традиции, представления, правовой опыт, основанные на выдающейся духовной культуре и великой истории, под западную дудку, в которую дудят новые защитники детства? Ведь это не просто новое название уже существующей системы защиты прав несовершеннолетних. Ювенальная юстиция нацелена на коренное изменение российского общества, на слом традиционных понятий и представлений о воспитании ребенка и родительских правах. Она потому и навязывает нам западную систему правового регулирования детства и юношества, что традиционная русская семья, которой чужд дух индивидуальных прав и свобод и представление о том, что банковский счет есть мера и регулятор человеческих достоинств, никогда не отдаст своего ребенка «на воспитание» разного рода бизнесам, для которых всякое нравственное начало есть не достоинство, а недостаток, мешающий превращать человека в потребителя и зарабатывать на этом прибыль.

На практике — а в России она всегда склонна к примитивизации и, соответственно, крайностям, — «ювенальная юстиция» никакая не юстиция совсем. Это группа чиновников из органов опеки и попечительства в каждом муниципальном образовании, возглавляет который глава местной администрации, плюс комиссии по делам несовершеннолетних при местной администрации. Плюс местные социально-психологические центры с психологами и социологами, быстро подвизавшиеся на свежей «ниве». Плюс институты и кафедры ювенальной юстиции — это уже и наука! Плюс пилотные проекты по организации работы ювенальных судов по западным технологиям.

Отданный на откуп местной власти, лишенный твердых правовых и процедурных рамок вопрос стал разменной картой в игре амбиций, административного рвения, политических пристрастий и откровенного произвола чиновников.

Где это видано, чтобы без решения суда у родителей отбирали ребенка? У нас — отбирают. Для этого достаточно одной подписи главы местной администрации. Пока не принятый, но уже существующий проект федерального закона «Основы законодательства о ювенальной юстиции» предлагает создание ювенального суда, который будет решать проблемы детей и родителей, и ювенальных технологий, то есть, инструкций и методов, которые будут помогать фиксировать родительские недочеты, собирать акты и заключения специалистов, а затем — быстро и неумолимо изымать ребенка из семьи. Зачем? Чтобы отправить его в детдом, а потом и кому-либо на усыновление.

Сегодня, чтобы попасть в «черный список» местных органов опеки и попечительства, достаточно ерунды — не ходить в детскую молочную кухню или на прививки, жить в квартире, требующей ремонта, или ее ремонтировать, держать домашних животных, игнорировать врачей в детской поликлиники, разбрасывать в комнате игрушки или не иметь их в достаточном количестве, заставлять ребенка мыть за собой посуду, подметать или мыть полы, стирать или находиться с ним на кухне, когда там готовится пища, держать в холодильнике не полный ассортимент продуктов для ребенка или продукты с истекшим сроком хранения. Кто будет документировать все эти нарушения? Понятное дело, ювенальщик. И, понятное дело, это будет — и уже есть! — ювенальный произвол.

Никакой чиновник не сделает жизнь ребенка счастливее, если ее не сделают таковой мать с отцом — никто не сможет мне даже теоретически доказать обратное. Мы с вами не говорим о преступлениях против детей, все более масштабно совершающихся сегодня у нас в стране. Они — как раз следствие проникновения в нашу жизнь чужеродных правил семейной жизни, нравов и морали. В известном смысле, эти преступления и на совести ювенальщиков тоже.

«Кружит, кружит хищной птицею ювенальная юстиция», поёт в одной из своих песен Светлана Копылова. Правильно поёт.

Воспитание в семье предполагает удержание ребенка от зла. Но «ювенальные очки» видят в любом запрете «насилие», стало быть, система ювенальной юстиции в принципе лишает родителей их естественного права воспитывать детей и самим определять приоритеты семейного воспитания. Защищать права детей «отдельно» от прав родителей, это значит искусственно конструировать ложный мир, в котором у ребенка формируются превратные представления о самом себе, своем месте в семье и жизни. Но именно эта ложь делает процесс отторжения дитя от семейного воспитания, прежних духовных ценностей и нравов быстрым и трансформацию его в стандартного потребителя рынка товаров и услуг — эффективной.

С чужого плеча одежка

Тон в таком отчуждении детей от традиционных семейных ценностей, как это ни парадоксально, задает у нас президент и правительство. Подписывая всякого рода международные правовые акты, они делают нас априори бесправными перед унифицированными западными нормами бытия.

Что вы знаете, к примеру, о проекте Конвенции Совета Европы о предотвращении и искоренении насилия в отношения женщин и насилия в семье? А в пункте «b» Конвенции указывается, что лицо, совершившее любое насилие, в том числе «психологическое», следует считать преступником. Не позволил ребенку сидеть за интернетом до полуночи — ограничил его свободу, совершил психологическое насилие. Или сказал ему, что все лица «нетрадиционной ориентации» — извращенцы, которых надо лечить, а не ломать под них общество в целом. Или заставил помыть посуду. Или — собрать игрушки в шкаф.

И ты уже преступник.

Конвенция требует «насильственных изменений в социальных и культурных моделях поведения женщин и мужчин», «искоренение предрассудков, обычаев, традиций и любой иной практики, основанных на идее более низкого положения женщин или на стереотипных представлениях о роли женщин и мужчин». Но одно дело — борьба с насилием в отношении женщин и совсем другое — борьба с традиционным для народа мировоззрением. Свалив все это в кучу, авторы намеренно устраивают профанацию принципов национальной идентичности, которые делают людей — народом. И чем, как не насилием над этим народом нужно считать попытки «искоренения его предрассудков, обычаев, традиций» и навязывания ему чужих стереотипов и чужой идеологию?

Если конкретно, в части 5, в статье 12 Конвенции содержится требование обеспечивать, «чтобы культура, обычай, религия, традиция или так называемая „честь“ не могли рассматриваться как оправдание любых форм насилия». Но и культура, и обычаи, и религия, и традиции составляют основу жизни любого народа. Пока народ имеет свою культуру, живет по собственным традициям и обычаям, придерживается своей веры, из него нельзя «слепить холуя», это понятно. А насильственное изменение этих составляющих нравственного здоровья общества противоречит Конституции России.

Так кто же дал право нашим президентам и премьерам, пусть они будут семи пядей во лбу, подписывать втайне от нас подобные документы? А никто.

Многочисленные эксперименты в Москве и регионах по апробирования ювенальных технологий, этой одежки с чужого плеча, нарушают конституционные права граждан, провоцируют разногласия в понимании и применении некоторых правовых норм. Сегодня, в противовес этому вторжению западного права в нашу незападную жизнь, уже требуется система защиты от них — защита прав семьи.

Пишу «семья» — и вижу скептические улыбки читающей публики: правильно воспитывать детей? Побольше рожать, когда зарплаты даже на мобильник не хватает? Поди тут попроповедуй, когда Запад пережил уже и христианскую, и социалистическую семью. Осталось пережить семью православную — совсем ничего осталось. А ведь в любой стране самый точных «барометр» благополучия общества семья и есть. В ней — хранилище наследия прошлого, каким бы оно ни было. В ней — все проблемы сегодняшнего дня. В ней легко прочитывается и будущее общества, которое составят ее дети.

http://www.voskres.ru/taina/pustovoytova.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru