Русская линия
Православие.Ru Маргарита Тимофеева20.05.2002 

СТОЛИЧНЫЕ ИЗДАНИЯ О ПРАЗДНИКЕ ПАСХИ

Ни одна из центральных московских газет не обошла стороной главную тему религиозной жизни страны. О Светлом Празднике Пасхи сочло своим долгом написать каждое столичное издание. Журналисты не просто стали корректны к чувствам верующих, но в своих статьях делают ссылки на святителя Иоанна Златоуста, слово «Бог» пишут с большой буквы и уже не ставят под сомнение реальное существование Христа.

Газета «Известия» в N76 провела опрос известных лиц страны на тему «Как вы празднуете Пасху?»
И вот кто что ответил:
Владимир Рыжков, депутат Государственной думы:
— Я не воцерковленный, то есть не соблюдаю всех обрядов, но и атеистом я бы себя тоже не назвал. А Пасху мы празднуем как все: говорим друг другу «Христос воскресе», получаем ответ — «Воистину воскресе». Яички красят в нашей семье, куличи пекут обязательно. Я только сегодня прилетел из командировки, так что в церковь не ходил.
Марк Розовский, режиссер Театра у Никитских ворот:
— Я неверующий человек, поэтому не могу сказать, что я праздную Пасху. Вот сегодня были утром у наших друзей, они люди верующие, так что все было по закону: куличи, пасха. Пасха — светлый праздник для всех конфессий, всех религий, он служит единению человеческому, укреплению веры. Хочется хотя бы в этот день соответствовать чему-то высокому.
Игорь Кио, иллюзионист:
— Нет, я рос в советские времена, поэтому не верю в Бога и не праздную Пасху. Кулич и крашеные яйца дома есть, вчера я немного посмотрел службу. Сейчас жизнь так сильно изменилась, что людям хочется во что-то верить. Я не воинствующий атеист, с уважением отношусь к религии. А перерождаться мне уже поздно.
Валентин Гнеушев, режиссер:
— Конечно, праздную. Много непонятных праздников, но для меня есть три главных: Новый год, дни рождения членов семьи и Пасха. Так совпало, что сегодня день рождения у моего артиста, мы во дворе накроем стол и в лучших традициях советского общежития будем праздновать сразу два праздника. Вчера я на службе не был, поскольку только вернулся из Парижа и очень устал. Я не участвую в крестном ходе таких помпезных соборов, как храм Христа Спасителя, я хожу в церковь недалеко от дома. И вообще в церковь хожу не потому, что сильно верующий, а потому, что боюсь за будущее свое и своих детей.
Судя по ответам, можно сделать вывод, что традиции отмечания Пасхи на советском уровне осталось до сих пор.
«Московская правда» в нескольких номерах подряд рассказала историю Распятия и Воскресения Христа с историческими и богословскими комментариями. А в номере от 8 мая опубликовала интервью с ключарем храма Христа Спасителя протоиереем Михаилом Рязанцевым. «В пасхальных песнопениях поется: „Христос воскрес из мертвых, смертию смерть поправ, и тем, кто был в гробах (сущим во гробех), жизнь даровал“. Тем самым каждый человек получил возможность жизни вечной с Богом. И от самого человека зависит, как он своей земной жизнью распорядится, как подготовит себя для вечности. 40-дневный пост, предшествующий Светлому Христову Воскресению, — это образ того, как человек должен подготовить себя к жизни вечной. А в само Светлое Воскресение по-братски, по-родственному приветствуют друг друга троекратным поцелуем, христосуются, вспоминая Его завет „да любите друг друга“. „Радостью друг друга обымем“, — поется в пасхальном тропаре.
По церковному уставу во вторник второй седмицы Пасхи, называемый Радоницей, происходит поминовение усопших. В этот день наши предки ходили на кладбище, а не на саму Пасху, как ныне. Поскольку в этом году 9 Мая совпадает со Светлой седмицей, панихида по воинам, которую обычно служат в День Победы по всем храмам, будет совершаться в Радоницу 14 мая», — объяснил отец Михаил.
Газета «Tруд» особенно отметила главный православный праздник. Почти весь 77-й номер газеты был посвящен «Трем праздникам, которые меняются вместе со временем, обществом, со всеми нами».
«Три праздника сошлись в коротком промежутке времени — Первомай, Христова Пасха, День Победы. В самом этом удивительном (по некой даже внутренней взаимосвязи) сочетании, еще непредставимом лет пятнадцать назад, в том, как мы их отмечаем, — видны те глубинные изменения, которые произошли с нами, со страной. Эти изменения, пожалуй, больше всего заметны по Первомаю. Теперь это не День международной солидарности трудящихся, а Праздник весны и труда», — и автор рассуждает об изменениях, связанных с этим праздником.
«Первомай был одним из главных праздников нашей, казалось, неисправимо „воинственно-атеистической“ страны. Страны, которая так легко в свое время „сдала“ Церковь, Православие, монархию. Про нас сказано: „потерявши плачем“ — мы скоро поняли, что Церковь, вера заключали в себе многое, без чего наша жизнь оскудела. На днях была названа цифра: две трети населения нынче, да и при советской власти (так или иначе) справляли Пасху. Почему? В этом выражалась надежда. И сегодня, когда много говорится о богатстве, о способах его достижения, особо актуально звучат многие положения христианского учения. Например, что не каждый рубль — благо, не каждое богатство — от Бога.
Говорят, что мы, россияне, любим отмечать любые праздники. Это так. Но есть праздники, в которых отразилась душа и судьба народа».
На следующей полосе «Труда» в «Радости Пасхальной» речь идет об этой самой радости: «Только что встреченная православными верующими Пасха Христова — это „праздников праздник и торжество из торжеств“, когда многие миллионы людей, по слову святителя Иоанна Златоуста, „наслаждаются пиршеством веры“, испытывая ни с чем не сравнимое чувство пасхальной радости. О ее животворящем действии проникновенно сказал Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, обращаясь к пастве в пасхальную ночь с Горнего места алтаря храма Христа Спасителя: „Радость о воскресшем Господе Спасителе объединяет всех нас, она дает нам силы нести наш жизненный крест, совершенствоваться, возрастать в христианских добродетелях, быть христианами не только по имени, но и по жизни“.
Многолюдные пасхальные богослужения прошли более чем в двадцати тысячах православных храмов России».
В следующем же номере «Tруда» автор Анри Вартанов в статье «Прощание с «Алчностью» раскритиковал наше телевидение: «Не часто бывает так, чтобы из семи дней недели пять оказались нерабочими. Еще реже случается встреча праздников столь разных, как светский (и во многом советский) Первомай и церковная Пасха. Поэтому, наверное, телевидению на сей раз предстояло решить одновременно две несхожие задачи: предложить зрителям увлекательные, способные удержать возле экранов программы и при этом найти водораздел между сошедшимися «лоб в лоб» праздниками. В самом деле, редкие попытки представить на неделе что-то духовное, значительное тонули в море низкопробной «развлекухи». Три последних дня из пяти праздничных пришлись, повторяю, на Страстную неделю. Причем многовековая церковная и народная традиции определили незыблемую драматургию этих дней. День распятия Христа — Страстная пятница, считается самым скорбным в году. Он решительно несовместим с любыми формами веселья. Даже убежденные атеисты — из уважения к верующим — стараются как-то умерить свою страсть к развлечениям в пятницу накануне Пасхи. Не то — наше ТВ. Тут всю неделю, начиная со среды, сочли чуть ли не сплошным карнавалом. Корректно ли показывать на экране в Страстную пятницу «Лучшие моменты Новогоднего огонька» и «Аншлаг. Старый Новый Год». Тут диссонировало не только безудержное веселье в самый скорбный день в году, но и откровенно зимний антураж — елочки в снегу, рождественские гирлянды и прочие зимние причиндалы в пору буйной, похожей больше на лето весны. Чаще всего — агрессивная пустота и пошлость».
«Комсомольская правда» в 79-м номере подробно излагает свое понимание, что такое Страстная неделя и Пасха и как нужно себя вести в эти дни. «Считается, что в Страстную пятницу нельзя мыться, париться в бане, стирать, убираться в доме, а также устраивать вечеринки. Вкушать дозволяется только хлеб и воду. А особо ревностные христиане не едят совсем.
Что такое Великая суббота — это время приготовления к встрече Великого Христова Воскресения. В этот день после утреннего богослужения в храмах начинается освящение пасхальных куличей и пасхи. Посвятите некоторое время благотворительности: отнесите ненужную одежду в приют или в церковь, закупите продуктов одинокой соседке-пенсионерке и сделайте первый шаг к примирению с родственниками и коллегами.
И что такое Пасха — это возрождение к жизни…» Даются также практические советы, «как правильно разговляться после Великого поста и встречать один из самых главных православных праздников». В эти дни отменяются все ограничения в еде, начинаются народные гулянья — люди веселятся после долгих дней строгого поста и воздержания. Встретив знакомого, нужно приветствовать его словами «Христос Воскресе!» и ответным «Воистину Воскресе!», трижды его обнять и обменяться «писанками». Есть такое поверье: если пасхальное яйцо подарено от чистого сердца, оно долго не испортится и подобно талисману будет ограждать от разных несчастий.
Также газета прокомментировала такую традицию, как посещение кладбища на Пасху: «На самом деле делать этого не стоит, потому что Пасха — это победа жизни над смертью. А традиция ходить в этот день на могилки появилась в советское время, когда были закрыты храмы. Так что Пасху лучше провести в храме или дома, а на могилки сходить в специальный день — Радоницу».
Даже известный своим цинизмом «Московский комсомолец» был вполне корректен к чувствам верующих. Так, в номере от 4 мая дан обзор событий, происходящих почти две тысячи лет назад. С праздничным возгласом «Христос Воскресе» начинает свою статью С. Бычков: «В старом Иерусалиме, среди узких улочек, высится храм Гроба Господня, там есть гранитная плита, та самая, на которой лежало тело Иисуса. Но ни самого тела, ни каких-либо останков здесь нет. Его не удержала смерть — Он воскрес!». «МК» начинает прощупывать корни христианской Пасхи, которая «уходит в Ветхий Завет и связана с пасхальным седером, который совершали все благочестивые евреи с незапамятных времен. В первом веке нашей эры седер — пасхальная трапеза — устраивалась следующим образом: на стол выставлялись яйцо (в память о праздничном жертвоприношении), баранья косточка символизирующая пасхального агнца), горькие травы (напоминающие годы рабства), харосет (смесь из протертых яблок, орехов и вина) — символ строительного раствора, использовавшегося еврейскими рабочими-каменщиками в Египте, овощи, а также чаша с соленой водой (символ слез, пролитых рабами в Египте). Хлеб на Пасху употреблялся только пресный — маца. Иисус Христос накануне Своих страданий основал новую Пасху — в отличие от пасхального агнца, который приносился в жертву в память о чудесном избавлении от ангела смерти в Египте, который поражал всех первенцев, Христос Сам стал жертвой.» — и дальше описаны последние дни жизни Христа на земле, с объяснениями что такое синедрион и функции римского наместника в Иерусалиме.
И заканчивается статья: «В воскресенье, 5 мая, христиане соберутся в храме, чтобы вспомнить о победе распятого Иисуса над смертью. Пасхальной ночью во всех православных храмах нашей страны прозвучат волнующие строки святого Иоанна Златоуста: «Итак, все войдите в радость Господа нашего… Трапеза наполнена — никто не ходи голодным!». Пасхальная радость проникает в сердца тех, кто, следуя велению Матери-Церкви, постился, но она незаметно касается и сердец тех, кто забывал о посте», — утешительными словами заканчивается статья.
В этом же номере «МК» под заглавием «Дай Бог жениха хорошего, в сапогах да с калошами» описаны народные приметы, связанные с Пасхой. «На Пасху старики расчесывали волосы с пожеланием, чтобы у них было столько внуков, сколько волос на голове. Девки и бабы в пасхальное утро умывались с золота, серебра и красного яичка — в надежде разбогатеть. А во время пасхальной службы незамужней девушке нужно прошептать: «Воскресение Христово! Пошли мне жениха холостого, в чулочках да в порточках!» или «Дай Бог жениха хорошего, в сапогах да с калошами, не на корове, а на лошади». Считалось, что все загаданное в Пасху сбудется, особенно если это касается создания или благополучия семьи. И конечно, всю неделю, пока длился праздник, привечали нищих и увечных. Каждый православный человек считал своим долгом накормить и обласкать обездоленного. Может, и нам не стоит забывать о пасхальном почине наших предков?» — намекает «МК» на делание добрых дел читателям.
Некоторые СМИ с плохо скрываемой неприязнью и глумлением описывали, как встречают православную Пасху первые лица государства. Так, газета «Коммерсантъ» опубликовала в N76 статью «В храме Христа Спасителя собрались главные православные страны». Газета попыталась охватить все известные лица государства, мелькающие среди молящихся: «В пасхальную ночь в храме Христа Спасителя праздничное богослужение возглавил патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Вместе с простым народом — министрами, думскими депутатами и богатейшими предпринимателями — в главном храме страны молились президент России Владимир Путин с супругой. Как и в прежние годы, попасть на пасхальную службу в храм Христа Спасителя можно было только с пригласительным билетом… Одним из первых в VIP-зоне появился, конечно, вице-спикер Государственной думы Владимир Жириновский, а следом пришли его коллеги-депутаты — известные неравнодушием к религии Виктор Зоркальцев и Александр Чуев. Чуть позже подтянулись главный мытарь России Геннадий Букаев, новый руководитель Госкомспорта Вячеслав Фетисов с супругой, Борис Йордан с отцом, детьми и другом Альфредом Кохом. А дальше почетные молящиеся повалили: председатель Совета Федерации Сергей Миронов, который подарил патриарху букет белых роз, глава Конституционного суда Марат Баглай, министр обороны Сергей Иванов, вице-премьер Валентина Матвиенко, полпред президента РФ в Центральном федеральном округе Георгий Полтавченко, управляющий делами президента России Евгений Кожин, московское правительство во главе с мэром Юрием Лужковым».
Подобный тон наблюдался в разных периодических изданиях. Например, «Известия» 6 мая рассказали, как «Храм Христа Спасителя спасли от православных» и как простой человек не смог попасть в главный храм страны. «Согласно статистике, Пасху отмечали 80 процентов жителей страны. Но встретить этот праздник в главном храме станы можно было только по приглашениям, которые выдавала Патриархия». Разъяснений, почему простому верующему совершенно необходимо на Пасху молиться непременно в одном месте с руководителями государства и депутатами, а не в любом из сотен московских храмов, никто из журналистов не сделал.
Благословясь, открыли в Москве пасхальный фестиваль. И конечно, каждое средство массовой информации написало о первом Пасхальном музыкальном фестивале, который проходил под руководством Валерия Гергиева и с участием оркестра Мариинского театра.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru