Русская линия
Фонд Русский мир Михаил Быков28.09.2011 

Собор двух Михаилов

25 сентября в Петербурге завершились торжества, посвящённые Казанский собор в Санкт-Петербурге200-летию освящения Казанского кафедрального собора. Новость достойная, и в отличие от большинства нынешних новостей, никаких поводов для ёрничества не даёт. Зато даёт много поводов для любопытства и размышлений.

Так случилось, что собор освятили менее чем за год до начала вторжения наполеоновской армии «двунадесяти языков» в Россию — 27 сентября 1811 года. Огромный храм построили всего за 10 лет. Будто торопились к сроку, день и суть которого ни архитектору Воронихину, ни строителям известны, разумеется, не были.

Однако ж открытие сакральных смыслов не заставило себя ждать. Уже в 1812 году в собор привезли трофеи, захваченные во время боёв с французами: знамена и маршальский жезл одного из наполеоновских полководцев — Даву.

А в 1813 году сюда, в Казанский собор, доставили из далёкой Силезии останки генерала-фельдмаршала Михаила Илларионовича Кутузова, скончавшегося в крохотном городке Бунцлау 28 апреля.

Это трогательная история. В зарубежном походе русской армии 1813 года император Александр I находился в войсках, рядом с Кутузовым. Изгнание французской армии из пределов Отечества в корне изменило отношение государя к своему полководцу. Забылись былые обиды, ушли в прошлое капризы одного и своенравие другого. В канун смерти царь навестил Кутузова и испросил у него прощения за былые несправедливости. И услышал в ответ: «Я прощаю. Да простит тебя Бог и Россия!».

Когда Кутузова не стало, Александр I отписал вдове: «Болезненная и великая не для одних Вас, но для всего Отечества потеря» — и распорядился забальзамировать тело, дабы отвезти его в Петербург, на малую родину полководца, и положить в Казанском соборе, «украшенном его трофеями». Полтора месяца двигалась траурная процессия в Петербург.

А там, в Силезии, остались памятная плита на сельском кладбище Тиллендорф, обелиск, скромный музей и легенда, гласившая, что сердце Кутузова, согласно его же завещанию, похоронено в Бунцлау.

Позже, в конце Великой Отечественной войны, в Бунцлау, уже превратившемся в польский городок Болеславец, воздвигнули мемориал, посвящённый и Кутузову, и павшим в боях за юго-западную Польшу советским солдатам и офицерам.

Мемориал сохранился до наших дней. А вот экспонаты музея были вывезены в Россию в самом начале 90-х, когда Польшу покинули части Северной группы войск. Сейчас они хранятся в Музее артиллерии в Петербурге.

А где же сердце?

Есть версия, согласно которой ещё до Великой Отечественной войны по приказу первого секретаря Ленинградского обкома Кирова могилу полководца в Казанском соборе вскрыли. И сердце нашли в ней, в запечатанном серебряном сосуде. Дело за малым — придать гласности соответствующие документы. Если они, конечно, сохранились.

По левую руку от главного портала Казанского собора, если стоять к нему лицом, — памятник генералу-фельдмаршалу светлейшему князю Кутузову. По правую — генералу-фельдмаршалу князю Барклаю-де-Толли.

С местом захоронения праха и сердца Михаила Богдановича ясность полная. Полководец скончался 26 мая 1818 года в Восточной Пруссии. 30 мая с Барклаем простились в Риге, после чего набальзамированное тело отправили в родовое поместье Бекгоф. Ныне это местечко Йыгевесте в Эстонии, километрах в 200 от Риги. Там находится склеп, где лежат останки великого военачальника и его жены, рядом со склепом — могила сына.

Сердце Барклая похоронили на возвышении у мызы Штилитцен. Это рядом с Инстербургом, ныне — Черняховском.

Кстати, несмотря на политические и военные бури, бушевавшие в Эстонии на протяжении последних 200 лет, на склеп с гробом Барклая никто не покушался, а сегодняшние местные власти выделяют деньги на его ремонт.

Судьба щадила и Кутузовский монумент в юго-западной Польше. Был, правда, случай вандализма, но в том же 1813 году, когда памятник и появился. Французские солдаты, отбившие Бунцлау на несколько дней, обелиск повалили на землю. Но с тех пор он, водружённый на место, стоит неколебимо. Даже у гитлеровцев рука не поднялась. А может быть, они помнили, что в начале XIX века русские и пруссаки воевали против Наполеона вместе.

Иначе сложилась история Казанского собора. В 1922 году храм разграбили, сильно пострадал интерьер. Тут было, что изъять! В 30-е годы XIX века иконостасы облицевали серебром, захваченным у французов. На эту красоту ушло около 700 килограммов чистого серебра!

В 1932 году храм закрыли, в здании начал работу музей истории религии и атеизма. Тонко изощрялись, ничего не скажешь.

Только в 1991 году возобновились службы в одном из приделов. В 1994-м собор обрёл крест на куполе. В 2000-м — получил статус кафедрального собора Петербурга.

Но всё ли вернулось на круги своя?

http://www.russkiymir.ru/russkiymir/ru/publications/author/article0198.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru