Русская линия
Радонеж24.09.2011 

Политический процесс и замалчиваемые вопросы
Редакционный комментарий «Радонежа»

Предстоящие выборы окрасили начало отоп., отставить, начало политического сезона в бодрящие карнавальные цвета. Сначала почтенную публику развлекал о. Иоанн Охлобыстин, объявивший, что вот он-то, пожалуй, и будет как бы кандидатом в президенты. Особо впечатлительные зрители начали даже всерьез обсуждать заявление, несмотря на вежливые напоминания представителей Церкви, что «священник не должен быть ни чиновником, ни политиком», что «вообще духовенство не должно превращаться в часть властного аппарата. Вот как только это происходит — и народ многое теряет, и очень многое теряет духовенство», что ни о каком «благословении» на участие в выборах в качестве кандидата речи быть не может. Но тут объявлена была с пирамиды доктрина, и выяснилось, что в процессе построения чаемого кандидатом империума русским предстоит исчезнуть — они вообще для мирной жизни не предназначены. По этой ли, или по какой другой причине, но впечатлившихся поубавилось. Протоиерей Всеволод Чаплин, впрочем, отметил в одном из выступлений, что о. Иоанн поднял некоторые «замалчиваемые вопросы и, очевидно, правильно сделал. Действительно, у нас стоит вопрос о ситуации русского народа в стране. У нас стоит вопрос о социальной справедливости, об отношениях между богатыми и бедными. Стоит вопрос, действительно, о миссии страны и народа в истории».

Позднее о. Иоанн сообщил, что про президентство — передумал. И стало понятно, что внимание публики пора переключать. Следующие номера не заставили себя ждать — началось шоу под названием «Правое дело». Почему-то вскорости опять заговорили про русских. Тут же, впрочем, испугались, и сказали, что их неправильно поняли — речь была не про русских, а про всех. Шоу вскорости прекратилось, и тут выяснилось, кто понял правильнее всех. Партия ЛДПР объявила, что она — «за русских». И бывалая правозащитница Алексеева сообщила, что вот теперь-то она на ЛДПР в суд и подаст. Потому как оскорбляет и разжигает. Нельзя «за русских». Можно за всех, за все хорошее и против всего плохого. И ведь предупреждало начальство — мол, не надо в предвыборной кампании национальный вопрос использовать. Вот как в воду глядело. Тут же многие принялись усердно его использовать. Но тут из Брюсселя вернулся политический тяжеловес. Вот он-то и напомнил, что речь на этих выборах действительно пойдет о замалчиваемой справедливости, а не о муссируемом «русском национализме». О том, что несправедливость разрушила Союз, а вовсе не какой-то Горбачев. «Государство — это дом, в котором живет народ. В СССР не русский народ строил себе государство, а государство всё время „строило“ русский народ. Когда же этому государству становилось от нас что-то очень нужно, оно называло себя Родиной». Как уже отмечалось, часть российской политической элиты желала бы объявить справедливость неправильной русской ценностью и просто-таки «фашистским лозунгом». Так вот поддерживать — на выборах и вообще — русские будут тех политиков, которые, наконец, смирятся с этой ценностью и постараются озвучить замалчиваемые вопросы. Только озвучивать придется не клоунадой. Начните с этого. Тогда и внятные ответы на эти вопросы легче будет формулировать.

Кстати, Рогозин в своей только что процитированной речи кое-что уже сформулировал: «Ни в коем случае не нужно останавливать модернизацию периферии, но периферия должна понимать, что это не дань, и она — не Золотая Орда. Наши деньги — это не репарации и контрибуции, а инвестиции, с которых мы хотим потом получать прибыль, в том числе и экономическую. Каждый должен знать, в какую сумму он обходится России, какова отдача от него, и знать, что эти деньги он должен отработать, и уважать тех, за чей счет живет. Народы и регионы России — это ведь семья, а в семье не может быть семерых с ложкой и одного — с плошкой. Ведь сегодня некоторые регионы получают на душу населения денег в 6 раз больше, чем остальная Россия, и делают при этом вид, что так и должно быть. И только не надо на меня вешать ярлыки — от такой экономической политики, когда метрополия становится колонией, вместе с русским большинством страдают люди разных национальностей». Вот как-то так.

Пока же представители наличной власти предпочитают безучастно констатировать начало сложнейшего демографического периода в стране и толковать про необходимость усиленного завоза населения на место «убывшего». Федеральная миграционная служба на днях сообщила, что за последние три года Россию навсегда покинули 145 тысяч граждан. «Объективная ситуация такова, что нам требуется приток мигрантов для эффективного развития экономики», — заявила на пресс-конференции заместитель директора ФМС Екатерина Егорова. При этом тут же сообщено было, что с начала года в Россию въехали уже около 10 миллионов человек. На место покинувших 145 тысяч? Это должно называться вменяемая миграционная политика, видимо.

А еще из-за рубежей грозят пальчиком: «Мы, представители таджикистанской и международной общественности, крайне встревожены усилением деятельности радикальных неонацистских организаций в Российской Федерации, стимулирующих нарастание ксенофобских настроений в обществе, и призываем российские власти принять более решительные меры по противодействию росту националистического экстремизма в стране». Авторы обращения призывают руководство РФ уделить самое пристальное внимание деятельности националистических организаций, которые «под прикрытием демократических лозунгов о защите прав коренного населения России не оставляют попыток войти в легальное политическое поле в качестве легитимной политической оппозиции действующей власти». То есть, на место уехавших за три года 145 тысяч только за эти полгода въехало 10 миллионов, а «защита прав коренного населения России» — это, мол, просто лозунг такой, и допустить его в легальное политическое поле даже и не думайте.

Естественно, речи об интеграции в культуру коренного населения в этом контексте просто не возникает. «Диалог культур» в этой ситуации осуществляется два раза в год посредством устилания ковриками целых кварталов вокруг столичной соборной мечети (впрочем, ее сами же теперь и порушили) и баснями про теперь уже 5 миллионов мусульман, поселившихся на ковриках в Москве, которую по этому случаю срочно надо застроить мечетями. Кстати, в этом году новое московское начальство попыталось делом помочь проблеме и подготовило для желающих помолиться (которых поездами и автобусами свозят в столицу эффективные менеджеры уммы) огромный зал в Сокольниках, вместимостью в 8 или 10 тысяч человек. Пришло туда двести. Или триста. Много, в общем пришло. Остальные поехали на «Проспект Мира» давить на психику москвичам. Вот в Париже аналогичную проблему тамошнее МВД решило очень просто — объявив: мол, будете стелить коврики на улице — будем штрафовать, снова будете стелить — будем сажать. Глава французского МВД на днях сообщил, что было подписано соглашение с мусульманскими ассоциациями парижского квартала Goutte d’Or (XVIII округ) о том, чтобы верующие, раньше молившиеся на улицах Мира и Полонсо, отныне собирались на намаз в близлежащих зданиях. Государство выделило мусульманской ассоциации помещение площадью 2 тыс. кв. м на условиях аренды на три года по фиксированной цене 30 тыс. евро в год. Вот если бы с тутотшнего Совета муфтиев еще и арендную плату за зал в Сокольниках потребовали, как в Париже, было бы интересно. Впрочем, то ж в Париже. Может, у них такого эффективного ФМС нету. Вот и свирепствуют.

Хотя может быть и так, что французы просто хотят, чтобы их столица оставалась французской столицей, а Собор Парижской Богоматери — Собором, а не мечетью. Это вполне естественное желание, и объявлять его сходу неонацизмом — это надо очень далеко зайти по стезям толерантности. А желание, чтобы Москва оставалась русской столицей, а не превращалась в Москвабад — это как, уже неонацизм, или еще нет?

От редакции.

http://www.radonezh.ru/analytic/15 070.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru