Русская линия
Православие и современностьИерей Александр Степовик22.09.2011 

Разговоры на самую главную тему

В житиях святых мы часто читаем, как подвижник еще ребенком предпочитал духовные книги детским игрушкам. А легко ли сегодня говорить с детьми о вере и как это правильно сделать? Каковы плоды огласительных бесед перед Крещением? Об этом мы беседуем с клириком Свято-Троицкого собора иереем Александром Степовиком.

— Отец Александр, расскажите, пожалуйста, когда пришло к Вам решение стать священником?

- Когда заканчивал школу, я представить себе не мог, что стану когда-нибудь священником. Я думал, что в семинарию невозможно поступить простому смертному, что для этого нужны какие-то сверхъестественные способности. Хотя желание служить Богу и Церкви у меня было с тех пор, как десятилетним мальчиком я начал пономарить в храме в честь Казанской иконы Божией Матери. Мы ходили в этот храм вместе с мамой и старшим братом и познакомились там с семьей протоиерея Василия Антипова, который и пригласил меня помогать в алтарь. Этот батюшка стал для меня примером, мне захотелось также стать священником, но я не верил в свои силы.

Уверенность вселил в меня старший брат, который на несколько лет раньше меня поступил в Саратовскую семинарию. Я также решил попробовать и был очень рад, когда поступил. Поступление в семинарию помогло мне остаться самим собой, не поломаться в духовном плане, спасло от негативного влияния сверстников.

В то же время я понимал, что семинария не освобождает от необходимости работать над собой, а духовное образование еще не делает человека священником. Бывает, что семинаристы бросают учебу или поступают после окончания в другой вуз. Я часто замечал, что молодые люди, которые, как говорится, ошиблись дверью, постепенно уходили из семинарии. Или их отчисляли, или они сами как-то отсеивались. А бывало так, что нерадивый воспитанник вдруг брался за ум и начинал ревностно относиться к храму, к учебе и очень сильно менялся в лучшую сторону.

— Вы проводите катехизаторские беседы с людьми, которые решили принять Крещение, а также с будущими крестными родителями младенцев, готовящихся к Крещению. Всегда ли Ваши слушатели с пониманием и интересом относятся к этим беседам?

- Я бы разделил всех посещающих эти беседы на три группы. Представители первой группы (их большинство) мало что знают о вере, приходят на беседы, потому что так надо. Они очень удивляются тому, что я говорю. Вторая группа — это осознанно воцерковляющиеся люди, которые стремятся узнать побольше о христианстве, о Церкви. Таких не очень много. И есть полностью равнодушные, относящиеся к Крещению как к набору обрядовых действий, не имеющих для них лично никакого значения. Таких, слава Богу, тоже не очень много.

К сожалению, атеистическое мировоззрение прочно сидит в умах людей старшего и среднего поколения. Многие вещи им просто сложно воспринять. Например, на последней беседе из 20 человек только трое сказали, что считают Христа Богом, а не простым человеком. Однако после беседы бывает, что подходят, задают вопросы, ждут второй встречи.

Были случаи, когда молодые люди оставались после беседы и просили порекомендовать им литературу. Меня просто поразила просьба одного молодого человека посоветовать книги о Боге Духе Святом. Одна женщина после второй беседы сказала: «Батюшка, я чувствую себя неготовой к Таинству. Можно я еще почитаю о Боге, о вере, подумаю?» И она крестилась позже, более осознанно. Это редкие драгоценные самородочки, каждый из которых остается в памяти.

Бывают, конечно, и противоположные случаи. Когда человек после первой беседы на вторую уже не приходит. Может, разочаровался, может, понял, что он иначе представлял христианство. Но это лучше, чем приступить к Таинству неосознанно, заодно со всеми.

Я думаю, что огласительные беседы необходимы. Плоды этих бесед, конечно, не очень заметны. Но, по крайней мере, заметно легче стало крестить. Это отмечают все священники. Крещаемые уже не стоят во время совершения Таинства с широко открытыми глазами. Они понимают смысл выполняемых действий, знают немного о Боге, о Церкви. Хотя, к сожалению, на богослужении я встречал немногих из тех, с кем проводил беседы.

— Тогда возникает больной вопрос: а стоит ли крестить и допускать быть крестными людей, по-настоящему еще не пришедших в Церковь?

- Это очень сложный вопрос, на который нельзя дать однозначного ответа. Существует такое понятие, как попущение Божие. К примеру, я знаю одного священника, который в юности крестился совершенно случайно. Просто зашел в храм купить крестик, а свечница, узнав, что он некрещеный, послала его креститься. Но в то же время всегда полагаться на Промысел Божий, плыть по течению и не прилагать собственных усилий нельзя.

Я думаю, что если родственники или знакомые не смогут нести обязанности крестных, так как они люди неверующие, не нужно приглашать их. Этим родители окажут не честь, а нанесут духовный вред прежде всего самим потенциальным крестным. Но если человек даже мало что знает о вере, но стремится узнать и хочет выполнять свои обязанности, его можно допустить в восприемники. Это стремление, вера, которая в нем зажглась, может многому его научить. То же можно сказать и о взрослом человеке, собирающемся креститься.

— В воскресной школе Свято-Троицкого собора Вы проводите духовные беседы с детьми в возрасте от 5 до 9 лет. Как Вы считаете, с ними нужно о вере говорить серьезно или лучше найти более занимательную, игровую, форму беседы?

- Мне проще говорить с ними серьезно, без богословских терминов, конечно, но серьезно. С детьми нельзя сюсюкать, они очень остро чувствуют фальшь, неискренность в отношении взрослых. Если взрослый неискренен, дети могут послушать, где-то даже посмеяться, но беседа не затронет их сердца. Только серьезный разговор может по-настоящему их зацепить.

Еще очень важно найти свой подход к каждому ребенку. И если этот контакт налажен, то с ребенком легко будет говорить о чем угодно: о Боге, о его нравственном поведении, об отдельных поступках.

— Отличается ли преподавание в воскресной школе и в общеобразовательной, где Вам также случается вести беседы на духовные темы?

- Очень сильно отличается. Православные дети, которые осознанно ходят в храм, воспринимают разговор о Боге как необходимую для них, животрепещущую тему. В школе, как правило, приход священника, беседу с ним воспринимают как обязательное мероприятие. Но если получается детей чем-то задеть, то может получиться интересный разговор, который привлечет их внимание.

— Вы отец трех сыновей. Как Вы считаете, священник в духовном образовании своих детей должен полностью положиться на себя или ему лучше отдать их, например, в воскресную школу?

- Самая большая проблема лично в моей жизни — недостаток времени, которое я могу посвятить собственным детям. Я думаю, что каждому священнику нужно рассчитать свои силы. Если сможешь сам дать начатки духовного образования своим детям, Бог в помощь. Если не хватает времени и сил, лучше, наверное, отдать в воскресную школу. А вообще все в первую очередь зависит от личного примера родителей (это касается не только семей священников). Нельзя дать ребенку больше, чем он видит в семье. Будут родители вести православную жизнь, тогда и дети будут зажигаться этим духом. Помню, когда моему старшему сыну Георгию было года три-четыре, он после первой недели Великого поста отказался кушать мясо. Хотя мы готовили ему полностью скоромную пищу, бабушки очень переживали, что ребенок голодает. А он просто не стал его есть и все.

Но детей нельзя принуждать к внешнему благочестию, чтобы избежать лицемерия. Например, маленькие дети в силу своего развития не могут стоять на молитве два-три часа, 30 минут для них предел. Нельзя требовать от них неосознанно долгого стояния на службе. Есть родители, которые насильно принуждают детей к молитве, к посту, и пока силен авторитет родителей, дети православные. Но как только в подростковом возрасте возникают сомнения в правильности выбора мамы или папы, дети уходят из храма.

Нужно поощрять собственное стремление детей к познанию. Если ребенок подходит к тебе с вопросом о вере, постарайся отложить все дела и поговорить с ним, если чего-то не знаешь, найти ответы вместе. Ни в коем случае нельзя отмахиваться от своих детей.

— Что бы Вы пожелали нашим читателям в области воспитания и образования детей и в области самообразования?

- Поступайте так, как вы хотели бы, чтобы поступали ваши дети. Дети берут за основу своего поведения поступки собственных родителей. Это безусловно. Что касается самообразования, его, конечно, не надо забрасывать. Как писал святитель Игнатий Брянчанинов, человек, изучая Священное Писание и Закон Божий, укрепляется в вере, а слова Священного Писания как живоносный источник питают его душу.

Беседовала Марина Шмелева

Троицкий листок

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=57 957&Itemid=3


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru