Русская линия
Радонеж Сергей Белозерский20.09.2011 

Все, что нужно для торжества зла

Есть вещи, о которых православные христиане (и нравственно здоровые люди вообще) предпочли бы не говорить. Бывают проявления зла, настолько отвратительные, что сам разговор о них оставляет чувство прикосновения к чему-то тошнотворно мерзкому. Однако иногда это зло настолько настойчиво, настолько нагло, настолько нахраписто, что нам приходится обратить на него внимание — чтобы дать ему отпор.

Британский консервативный мыслитель Эдмунд Берк как-то произнес знаменитую фразу — «Все, что нужно для торжества зла — это чтобы хорошие люди ничего не делали». Наше брезгливое незамечание, увы, только помогает злодеям — поэтому на некоторые вещи мы должны обратить внимание.

Речь идет об открытой и легальной апологии педофилии — да, уже не гомосексуализма, а именно педофилии — и уже не в чужих странах, о которых мы могли бы по привычке сказать «их нравы», а у нас дома, в России. Некоторые случаи, о которых сообщается в последнее время, производят впечатление какого-то кошмарного сна — неужели это все на самом деле?

Но рассмотрим все по порядку. В православном интернет сообществе «988» обратили внимание на учебник «Криминальная сексология». Это учебное пособие неоднократно переиздавалось, допущено МВД РФ в качестве учебного пособия для курсантов и рекомендовано НИИ образования и науки для студентов юридических вузов.

Автор этого официально утвержденного пособия, профессор кафедры криминалистики Московского универститета МВД Дерягин Г. Б, известен своими статьями в защиту эвтаназии, гомосексуализма, раннего полового воспитания — из стандартного либерального набора его выделяет то, что он идет несколько дальше — выступая уже в защиту педофилии. Например, в своей статье «Педофилия» (в авторской редакции 2011) этот наставник полицейских пишет: «Педофилия — явление вечное, а в биологическом смысле — изначально конструктивное, так как любовь к детям, с явной сексуальной окраской или без нее, обеспечивает выживание вида, социализацию опекаемого. Современное же понятие педофилии как общественно опасного сексуального извращения и медицинской патологии, достаточно молодое, появилось в культурах некоторых западных стран в последние два десятилетия ХХ века после относительно короткого расцвета западной бойлав-культуры 1960 — 1970-х годов. Оно является порождением воинствующего пуританства и феминизма. В невежественных и ханжеских представлениях ребенок является бесполым, ничего не понимающим, не видящим и не слышащим, безголосым существом.»

Каким образом этот человек может быть преподавателем в государственном ВУЗе, да еще в таком, где готовят полицейских? Каким образом написанные им учебники могут приниматься в качестве официальных и одобренных учебных пособий? Неужели руководство кафедры криминалистики совершенно не в курсе взглядов своего преподавателя? Неужели у тех, кто принимал этот учебник, не возникло вопросов к его автору?

Другое событие, которое затрагивает увы, ту же проблему — в Петербурге заявлен «Форум ЛГТБ-Христиан», т. е., гомосексуалистов и лесбиянок, которые заявляют о совместимости гомосексуального поведения с христианской верой. Что же, в условиях религиозной свободы могут свободно собираться проповедники самых причудливых ересей и самых фантастических лжеучений. Вряд ли нам стоит удивляться, если вслед за малакиями и мужеложниками свою редакцию христианской веры провозгласят воры, пьяницы, хищники и злоречивые, и проведут какой-нибудь «Форум ВПХЗ-христиан».

Вряд ли также стоит требовать от государства, чтобы оно преследовало еретиков — в этом случае окажется, что кто тут еретик, решать будет тоже государство, что вполне может развернуться и против Церкви. Церковь должна просто засвидетельствовать, что эти тусовки не имеют никакого отношения ни к Православию, ни к Евангелию Господа нашего Иисуса Христа вообще. Однако «ЛГТБ-христиане» смело выходят за рамки собственно ереси, помещая на своем сайте материалы, которые уже могут вызвать вполне обоснованный интерес прокуратуры. Недавно Всероссийское движение «Народный Собор» потребовало проведения прокурорской проверки деятельности так называемых ЛГТБ-христиан, на сайте которых размещен педофильский материал — так называемый «манифест бойлаверов», в котором, в частности, говорится «Мы требуем свободы индивидуальной сексуальности для мальчиков и для бойлаверов… Мы требуем, чтобы нынешние стандарты сексуальности были переосмыслены. Эти нормы нарушают основные права человека, так как они запрещают детям и тем, кто их любит, даже мысль о какой-либо половой близости» Возможно, сами по себе требования свободы для извращенцев растлевать мальчиков не подпадают под статью УК; что же, дистанция между открытым провозглашением — «имеем право! требуем свободы!» и реализацией таких «прав» и «свобод» может оказаться очень короткой.

В обоих случаях мы видим, как пропаганда гомосексуализма плавно перетекает в пропаганду педофилии. В этом не только есть внутренняя логика — в этом есть внутренняя неизбежность. Открывая ворота «ЛГТБ-правам», Вы открываете их «бойлаверам». Либерализация сексуальной этики — это скользкий склон, встав на который, можно только катиться до конца. Некоторое время назад нас уверяли, что этого не произойдет, что разговоры о том, что скоро мы столкнёмся с требованиями легализации педофилии — просто страшилки, которые распространяют всякие мрачные фундаменталисты. Что же, мы уже видим, как эти страшилки становятся реальностью.

На Западе процесс занял какое-то время — все же там было довольно сильное сопротивление консервативной общественности и Церкви. Однако кампания за признание педофилии «сексуальной ориентацией» набирает обороты — уже вовсю проводятся соответствующие «научные конференции», упоминания о которых легко найти в англоязычном интернете.

В чем причина этого процесса? Физиологически гомосексуализм и педофилия — разные извращения, большинство гомосексуалистов — не педофилы. Почему борьба за «ЛГТБ-права» плавно переходит в борьбу за «права бойлаверов»? Этому есть очень глубокие и объективные причины.

Мы имеем дело не столько с сексуальным, сколько с идеологическим извращением. В традиционном либерализме предполагалось само собой разумеющимся, что человеческая свобода есть «свобода под законом», законом юридическим (некоторые вещи наказуемы) и законом нравственным (некоторые вещи постыдны). Личное хотение человека отнюдь не считалось абсолютом — от него требовалась довольно суровая самодисциплина, все традиционные либералы англоязычного мира росли под лозунгом, звучащим жестко, как удар хлыста — control yourself! Властвуй собой!

Теперь мы имеем дело с вариантом либерализма, который полагает именно свое хотение абсолютом — когда люди не только не имеют внутренних сдержек для своих похотений, но и требуют, чтобы всякие внешние сдержки были уничтожены, причем не только юридические, но и моральные, чтобы даже устное изъявление неодобрения их порокам было наказуемо как «речи ненависти».

В ходе восстания против «воинствующего пуританства» и «невежественных и ханжеских представлений» было только вопросом времени, когда либералы перейдут от «прав ЛГТБ» к «правам бойлаверов». И это время наступило.

Абсолютно та же самая псевдоправозащитная риторика, абсолютно те же квазинаучные штампы, которые используются в пропаганде гомосексуализма, восприняты и пропагандой педофилии. Это естественно — если соответствующая риторика работает для гомосексуализма, она работает для чего угодно. Либерал, который согласился поверить в идеологию гей-движения, просто вынужден верить и в «права бойлаверов». Переход от «этого быть не может, это все фундаменталистские страшилки» к «вы так говорите, будто это что-то плохое» и дальше — «требуем прекратить речи ненависти» происходит неизбежно и иногда очень быстро.

Важно отметить, что продвигатели педофилии — как те, кто сами страдает этим расстройством, так и «идейные борцы» — составляют явное меньшинство на фоне обычных людей с более здоровыми представлениями. Почему воинствующим извращенцам удается продвигать свои взгляды? По причине, которую уже указывал Берк — хорошие люди ничего не делают, чтобы помешать им. Увы, это так, и это так по разным причинам. Прежде всего, человек, одержимый больной страстью, способен на гораздо большую целеустремленность, сосредоточенность и агрессивность, чем нормальные здоровые люди. Обычные люди не любят скандалов и конфликтов, и чувствуют себя не в своей тарелке там, где для «борца за права» извращенцев — естественная среда обитания. Нормальные люди испытывают чувство неловкости, когда речь заходит о чем-то непристойном — и просто не знают, как реагировать на наглую и вызывающую демонстрацию похабства. Деликатные люди чувствуют себя растерянными перед лицом явного и откровенного попрания тех норм нравственности, которые они считают самоочевидными.

Первый, инстинктивный порыв здорового человека при столкновении с тем, что вызывает и нравственное, и чисто физическое омерзение — это не смотреть в ту сторону, держаться подальше, чтобы никак не соприкоснуться с этим. Это совершенно понятная, даже здоровая реакция — но именно ей пользуются те, для кого мерзость — норма жизни, более того, что-то, что они хотели бы навязать всем остальным, как норму. Мягкие, сострадательные люди тушуются от обвинений в «нетерпимости», они почти чувствуют себя виноватыми, когда «бойлаверы» говорят о том, какие они бедные жертвы, как они обижены и непоняты, отвержены и загнаны этими злобными, нетерпимыми ханжами и фундаменталистами.

Давайте, однако, не поддаваться манипуляциям — те, кто пытается оправдывать педофилию, не жертвы, которых надо защищать от их критиков. Это преступники, которым надо давать отпор. Это неправильно и ненормально, когда человек, пишущий о педофилии как о «конструктивном явлении» преподает свои взгляды в государственном ВУЗе. Это неправильно и ненормально, когда люди, помещающие на своем сайте педофильские манифесты могут открыто и легально проводить свои собрания. Это — зло, и оно должно быть остановлено.

http://www.radonezh.ru/analytic/15 046.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru