Русская линия
Воцерковление.ruИгумен Нектарий (Морозов)19.09.2011 

Когда труд — в радость

Профессий в мире множество. Хочешь быть военным — пожалуйста. Желаешь попробовать себя в туристическом бизнесе? Милости просим! Даже о космонавтике и астрономии сейчас немногие мечтают — все знают, куда нужно поступать и сколько нужно для этого учиться. Казалось бы, все барьеры сняты. Но у православных христиан есть свои, моральные, ограничения. Какие профессии «православные», а какие — не подходят для верующего человека? Чем руководствоваться при выборе жизненного пути? Как не разочароваться в своей профессии? Об этом нам рассказал настоятель храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» и храма в честь святых первоверховных апостолов Петра и Павла игумен Нектарий (Морозов).

— Начнем с главного вопроса, который интересует многих наших читателей. Какие профессии принято считать православными, а какие — нет?

— Я поставил бы вопрос иначе: какие профессии приносят душе человека пользу, а какие вред? Какая работа приемлема для православного человека, а какая нет? Святые отцы говорили, что по отношению к спасению души все дела и вещи можно поделить на три категории: душеполезные, душевредные и средние. Понятно, что душеполезные приносят пользу, душевредные — вред. Между этими категориями есть достаточно много средних дел, которые сами по себе ни полезны, ни вредны, но при определенных обстоятельствах могут принести пользу или вред душе. Не будем здесь приводить полный список профессий полезных, средних и безусловно вредных. Но определенные примеры для тех, кто выбирает жизненную дорогу — впервые или в очередной раз — конечно, дадим. С моей точки зрения, как священника, полезными являются профессии, сегодня не самые популярные и не самые высокооплачиваемые. Учитель, преподаватель вуза — они много могут дать молодежи, только начинающей свой жизненный путь, дать правильные ориентиры. Врач — понятно почему, это профессия, смысл которой заключается в службе другим людям. Ведь и медицинскую помощь можно оказать по-разному. Даже дефицит медикаментов — что при нынешней ситуации в здравоохранении, к сожалению, не исключение — можно восполнить человеческим участием и вниманием. Для больного это порой не менее значимо, чем своевременно введенное дорогое лекарство.

— Знакомые многим примеры. Врач, спасатель МЧС всегда на передовой — на поле битвы за человеческие жизни. А как же другие сферы деятельности, отвечающие высоким моральным запросам?

— Есть масса других профессий, которые для верующего человека превращаются в поприще ежедневного, неприметного подвига. К примеру, дворник — казалось бы, работа не очень заметная и не особенно важная. Идут по улице прохожие, скользят по льду зимой, вязнут в грязи осенью. Настроение, понятно, плохое, люди злые, раздраженные. А убрано на улице, чисто — и душа прохожего радуется. Вот вам и «высокая миссия» дворника. На любом месте можно Богу угодить.

А есть, к примеру, такая популярная сегодня профессия, как «специалист в области шоу-бизнеса». Можно ли, занимаясь этим делом, угождать Богу? Очень в этом сомневаюсь. Шоу-бизнес построен на потакании самым низменным страстям, на их взращивании в человеке. По сути, это бесовская деятельность. Я не говорю, что все люди, которые этим заняты, это бесы в человеческом обличье — нельзя всех стричь под одну гребенку. Но, тем не менее, эта профессия разрушает душу человека.

Есть профессии третьей категории. Возьмем работу продавца или кассира — среднюю, без уклона в ту или другую сторону. Сколько людей через них проходит за день! Вот здесь важно улыбнуться покупателю, помочь выбрать товар, не обвесить. И уставший за день на своей работе человек уходит в приподнятом настроении. И, наоборот, продавец не должен выплескивать накопившуюся агрессию на покупателя, который в его бедах не виноват, быть вежливым. И таких примеров — масса.

— Чем руководствоваться человеку при выборе профессии?

— Я убежден, что при выборе профессии основной фактор — вопрос призвания. Потому что, когда человек занимается тем, что ему не интересно, более того — скучно, он устает. В его трудовой деятельности нет никакого движения вперед, никакого прогресса. Наоборот, имеет место деградация. Жить ему становится все скучнее, все нестерпимее.

С другой стороны, будем объективны, человеку не всегда удается реализоваться в жизни, найти, что называется, свое призвание. Для этого могут быть совершенно разные препятствия — социальное окружение, элементарная невозможность получить специальное образование. В конце концов, необходимость кормить семью. Как поступить в такой ситуации человеку верующему? Принять это со смирением, как волю Божию и научиться любить ту работу, которую Господь послал. Потому что любая работа, в идеале, должна приносить пользу людям, пусть и небольшую, и быть некоей школой христианской жизни. Почему? Потому, что где бы человек ни работал, он рано или поздно сталкивается с определенными ситуациями, которые становятся для него испытанием — на верность Богу, на мужество, на твердость в вере. Таким образом, с точки зрения христианина, любая работа является своего рода путем духовного роста. Хотя есть такие профессии, и мы об этом говорили, занимаясь которыми о духовном возрастании говорить очень сложно.

— Есть ли универсальная формула, которая безошибочно поможет молодым людям при выборе профессии? Как разобраться в себе, чтобы не ошибиться при выборе жизненного пути?

— Выбор профессии не может происходить как-то одномоментно. Все важное в жизни человека совершается с определенной, хотя и не всегда заметной, постепенностью. Как человек становился мучеником или, наоборот, отступником от Христа? — Была жизнь, которая предшествовала моменту испытания. И в самый этот момент как бы подводился итог всему, что было прежде, все суммировалось в одно мгновение, и человек совершал свой выбор. Примерно то же и с выбором жизненного пути. Если человек живет осознанно и ответственно, то и к вопросу о профессии он подходит так же, и потом уже не испытывает сомнений в правильности избранной дороги.

— То есть все спонтанные решения — в данном случае — решения, как минимум, безответственные?

— Нет, не всегда. Спонтанность бывает двух родов. Спонтанность, порожденная безответственностью, как правило, ни к чему хорошему не приводит.

Другое дело — некая кажущаяся легкость принятия решений. На самом деле, это решение давным-давно было «принято», оставалось только, что называется, взять его с полки и пустить в дело.

— Есть два вида людей. Одни с легкостью меняют сферы деятельности, переходя из водителей в осветители, из осветителей в продавцы, из продавцов в писатели. Другие же мучительно долго принимают решение, опасаясь сорваться с насиженного места. Есть ли этому объяснение?

— Здесь нужно смотреть на душевное устроение конкретного человека и на те жизненные обстоятельства, в которых он находится. Есть люди, которые живут подобно бабочкам, порхающим с цветка на цветок. Они и профессии меняют с соответствующей легкостью.

Но бывает и так, что в один прекрасный день человек понимает, что на этом поприще он себя исчерпал, дальше расти просто некуда. И не то чтобы он лихорадочно ищет, куда бы себя деть. Нет — Господь ему что-то предлагает, а человек принимает с благодарностью. И, действительно, может порой перейти из сварщиков в осветители, а потом, к примеру, стать и писателем! Но не потому, что он просто решил попытать счастья, а потому, что почувствовал вдруг, что ему есть чем поделиться с другими людьми.

Тут можно привести интересную аналогию с монашеской жизнью. Считается, что нехорошо для монаха переходить из монастыря в монастырь — в идеале он должен умереть в той обители, в которую пришел в начале иноческого пути. Вместе с тем есть немало примеров, когда святые переходили из монастыря в монастырь. Но каждый раз это было обусловлено промыслом Божиим. Они не искали, где легче жить и меньше работы, а искали большей духовной пользы. И это искание, опять-таки, не было каким-то поверхностным, легкомысленным, оно было глубоко обдуманным, выстраданным. А бывает, когда человек бегает из монастыря в монастырь потому, что тут что-то нехорошо, там что-то не устраивает. То же самое в отношении работы — один человек уходит на другое место потому, что это оправдано и правильно, другой мечется потому, что ему все везде не так.

Нельзя упускать из виду и реалии нашего времени. К примеру, НИИ, в котором работает сотрудник, пришел в запустение. Раньше здесь двигали науку, а теперь платят гроши, работы серьезной нет. Какой смысл там оставаться, если есть только минимальная ставка и иллюзия работы? Конечно, оттуда надо уходить и искать что-то другое. Однако если есть что сохранять и сберегать, есть высшая цель — надо оставаться. Весь вопрос не в том, какие решения человек принимает, а что в основе этих решений лежит.

— А как же категория «трудных на подъем»?

— Вернемся к людям из второй категории — к тем, кто с большим трудом меняет работу. Это происходит еще и потому, что человек любит свою работу, предан своему делу. Сейчас это встречается реже, чем, скажем, в девяностые годы прошлого века. Возьмем, к примеру, правоохранительные органы и судебную систему. Немало было в «органах» людей, которые честно работали, не брали взяток, не выбивали пытками признательные показания, чтобы выполнить план по задержаниям и раскрытию уголовных дел. Они держались, несмотря на свое бессилие в борьбе с порочной системой. Такие люди были во многих профессиях, они иногда и сейчас встречаются. И порой такие люди приходили и говорили: «Я не могу противостоять творящемуся беззаконию, от меня очень мало пользы. Уходить мне или оставаться?» Я, как священник, всегда советовал — если есть силы, то оставайтесь. Но не берите на себя сверх меры. Кстати, в таких ситуациях огромную роль играет поддержка семьи, понимание супруги или супруга.

Бывает и так, что человек не уходит потому, что боится что-то изменить в своей жизни. И пользы от его деятельности никакой нет, и семью он прокормить не может. Но. годы идут, а в его жизни ничего не меняется. Это, конечно, не похвально.

— Многие ли признаются, что недовольны своей работой и хотели бы поменять ее?

— Очень многие.

— Получается так, что изначально выбор большинства неверен?

— Далеко не всегда причиной жизненной неустроенности оказывается именно неправильно выбранная работа. Здесь снова будет уместен еще один пример из монашеской жизни. Приходит человек в монастырь, движимый желанием послужить Богу, стать ближе к Нему. И вдруг оказывается, что в монастыре приходится выполнять разную работу, на монашеском языке — послушания, которые на самом деле ему совершенно не интересны! Мести двор, мыть посуду, красить, сбивать штукатурку, опять красить, учиться класть кирпич, когда в жизни своей руками ничего не делал.

Я бы не сказал, что для каждого это очень интересный труд. Но если человек пришел для того чтобы служить Богу, то в какой-то момент вера наполняет его сердце огромным утешением, потому что он реально понимает — каждая куча мусора, вынесенная с монастырского двора, каждый отбитый пласт штукатурки, каждый положенный кирпич, это то, что он делает ради Бога. Даже самая простая работа соединяет его с Богом. И тогда он становится счастливым человеком.

А можно на эту работу роптать, и нет веры, нет радости.

И в светской, обычной работе — то же самое. Если человек понимает, для чего он работает, понимает, что есть польза от его дела, тогда все в радость. Если же нет этого понимания, то работать трудно — работа просто смысла лишается. Но люди, к сожалению, многого не понимают, не понимают зачастую и того, для чего они живут. Вроде бы все хорошо, есть и машина, и квартира, у некоторых — даже яхта есть, и не одна. А радости, счастья — нет. Бывает и так, что человек — иногда ради выживания, а иногда ради достатка, ради карьерного роста — работает, как каторжный, так, что день сливается с ночью и наоборот. И тоже нет радости, есть лишь все более усиливающееся чувство усталости.

— Так как же быть?

— Есть такое понятие, без которого нельзя обойтись при нашем разговоре. Это понятие мотивации, хоть мне и не очень нравится это слово. Мотивация — это не деньги, а именно обретение смысла жизни, деятельности, работы в том числе.

Собственно, для верующего человека этот вопрос и вовсе не должен стоять: вера наполняет его жизнь смыслом. Но если человек еще не пришел к Богу, для него этот вопрос остается актуальным. Зачем? И мне кажется, что неверующий так и не даст себе полного, ясного ответа на это вопрос. Потому что он делает, а кто-то разрушает плоды его труда. Потому что силы уходят, как вода в песок. Меняются жизненные обстоятельства, и часто не в его пользу. И только то, что делается для Бога и во имя Божие — только это вечно, только это неразрушимо. На каждом месте, как мы говорили, будь то работа дворника, врача, учителя, водителя, есть масса возможностей служить людям и в лице людей служить Богу. Но даже если такой прямой возможности и нет, то одна смиренная мысль, одно убеждение в том, что Господь тебя на это место поставил, ты здесь по Его воле и эту волю исполняешь — это уже и есть служение.

Беседовал Александр Яхонтов

http://www.vocerkovlenie.ru/index.php/obchestvo/2174−2011−09−12−21−34−06.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru