Русская линия
Православие и современностьСвященник Михаил Поликаровский13.09.2011 

По образу и подобию

Открывая Библию, читатель на самых первых страницах встречается Священник Михаил Поликаровскийс такими словами: Сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему (Быт. 1, 26). Если вдуматься, то возникает масса вопросов. Почему все, даже Ангельский мир, творится в полном молчании и лишь творению человека предшествует Совет Святой Троицы? Что значит образ и подобие Божии в человеке? Ответить на эти и другие вопросы мы попросили преподавателя Догматического богословия Саратовской православной духовной семинарии священника Михаила Поликаровского.

— Отец Михаил, почему в книге Бытия о творении человека говорится дважды (Быт. 1, 26; 2,7)?

— Здесь нет никакого противоречия. Просто первое повествование указывает на то, что человек является венцом творения — увенчивает все, сотворенное Богом. После того как были созданы основные элементы бытия, происходит встреча тварного мира со своим господином. Святитель Иоанн Златоуст пишет, что человек вводится как царь в уже уготовленный сад, чертог, украшенный растениями и животными. А второе повествование указывает на то, что человек является принципом творения, началом, источником, смыслом всего остального.

— Бог решил сотворить человека по образу и подобию Своему. В чем выражаются эти свойства нашей природы?

— Господь сказал: Сотворим человека по образу нашему и по подобию нашему (Быт. 1, 26), и дальше мы читаем: И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его (Быт.1, 27). О подобии уже ничего не говорится. В намерении две цели, а в реализации лишь одна. Поэтому общая святоотеческая мысль согласна в том, что образ — эта та данность, потенциал, который имеет каждый из нас. Подобие — это та цель, которой нам предстоит достичь. Так что же это за образ, что эта за данность? Восточные отцы никогда не стремились определить, т. е. поставить предел, что именно в нас по образу Божию. Это понятно: раз Первообраз — Бог, вполне не познаваемый, то и то, что в нас по Его образу, не может быть вполне выражено словами. Но все же мы встречаем у святых отцов отдельные указания на те или иные проявления черт образа Божия. Некоторые из них видят сообразность человека Богу в том, что человек обладает разумом, свободой, даром речи; другие — в том, что он обладает бессмертной душой, стремлением к богопознанию, в его способности творить.

Несмотря на различные богословские мнения, святые отцы делают такое обобщение: сообразность человека Богу заключается в его способности отображать Божии совершенства, например, какими-то дарованиями. Не все одинаково талантливы. Кто-то более склонен к творчеству, кто-то к интеллектуальному труду, кто-то больший молитвенник. Сообразность Творцу проявляется в каждом особенно. И каждый своим дарованием способен отображать Божии совершенства.

Что же понимать под подобием Божиим в человеке? Преподобный Максим Исповедник говорит, что если мы имеет в образе Божием разум, то должны стать мудрыми, как премудр Бог. Если мы любим (ну хотя бы самих себя мы способны любить), то призваны в подобии научиться любить жертвенно, совершенно. И так со всеми чертами образа Божиего. В подобии они должны раскрыться, развиться и достичь своего совершенства.

— Получается, что только человек, единственная сущность, созданная Богом, удостоился чести быть сотворенным по образу Божию. Никто больше не сподобился этого, даже Ангелы?

— У некоторых святых отцов мы можем встретить мысль о том, что Ангелы также имеют в себе черты образа Божия. Однако в Священном Писании относительно Ангелов мы этого не встречаем. Это частные мнения. А по отношению к человеку Писание прямо говорит, что в Предвечном Совете Пресвятой Троицы было сказано: Сотворим человека по образу нашему и по подобию нашему (Быт. 1, 26).

— Насколько я понимаю, человек был изначально наделен творческими способностями, когда был поставлен Богом возделывать райский сад, нарекать имена животным. И порой в человеке эти черты образа Божиего — способность к творчеству — проявляются очень сильно. Некоторые гениальные люди говорили о том, что они не могут себя назвать творцами своих произведений. Например, Никола Тесла прямо говорил: «Не я автор моих открытий».

— Можно вспомнить слова блаженного Феодорита Кирского, который как раз и отмечает, что человек, хотя и не творит из ничего, как Бог, но может творить из материала, проявляя свои творческие способности. Целый ряд отцов стоит на этой точке зрения, говоря, что человек призван быть со-творцом Богу. Изобретения гениальных людей и есть пример такого сотворчества.

Что касается наречения имен животных, то здесь как раз Бог и приглашает человека к сотворчеству. Оставляя животных без имен, Он поручает это человеку. Человек призван довершить творение. Неслучайно человек называется царем и священником для окружающего мира.

— Для меня одно из подтверждений того, что человек призван возделывать землю, — это наши дачники. Когда едешь по дачному массиву и видишь, как люди на своих шести сотках пытаются устроить некое подобие райского сада, убеждаешься в том, что тяга к созиданию на земле заложена свыше. Эта потребность настолько сильна, что многие без этого не могут жить. Уже и здоровье не дает, и урожай не оправдывает затрат, а все равно в выходные надо ехать на дачу.

— Да, действительно, может быть, часто бессознательно эта потребность не дает человеку покоя. Ему надо все окружающее привести к гармонии.

— Наша природа после грехопадения очень сильно повредилась. Как это отразилось на образе Божием в человеке? Сохранился ли он? Ведь когда видишь человека опустившегося, преступника, негодяя, задаешься вопросом: где же здесь образ Божий?

— Образ Божий, несомненно, остался в человеке. Но сейчас, после грехопадения, он, если можно так сказать, затемнен, помутнен. Однако если бы мы вовсе утратили образ Творца, то перестали бы быть людьми. У каждого в той или иной мере остаются черты образа Божиего.

Мне очень нравится сравнение, которое приводит митрополит Антоний Сурожский. Он сравнивает человека с иконой (икона — греч. образ). Человек у него — это икона Бога. Он говорит о том, что иконы от неправильного хранения, от неправильного обращения могут испортиться и оказаться негодными для использования — но в этом случае мы их не выбрасываем, а пытаемся отреставрировать. Так же и человек: всегда оставаясь иконой Творца, Его образом, может быть изуродован страстями, греховной жизнью — но, тем не менее, он остается святыней, которую Бог продолжает любить и всегда хочет восстановить. Поэтому мы должны любить и уважать любого человека, как бы низко он ни пал. Любить в нем образ Божий.

— Святые отцы отмечают, что у Ангелов в природе присутствуют черты образа Божиего. А что они говорят о подобии — или это свойство только человеческой природы?

— Православная традиция высоко чтит и славит Ангелов Божиих, возвещающих волю Творца, но все же только человек призван к высшей славе — уподоблению Богу. Апостол Павел пишет: Кому когда из Ангелов сказал [Бог]: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих? Не все ли они суть служебные духи, посылаемые на служение для тех, которые имеют наследовать спасение (Евр. 1, 13−14)?

Неслучайно Спаситель вочеловечился, пришел к людям. Несмотря на то, что и в Ангельском мире было грехопадение, Христос не принимает Ангельскую природу для ее исцеления. Он приходит в мир человеческий. Это — веский довод сказать нам, что человек для Бога драгоценнее всех тварей. Уже в Ветхом Завете говорится: Я сказал: вы — боги. (Пс. 81, 6) Боги с прописной буквы. Каждый человек призван достичь подобия Творца, стать богом по благодати. Эта цель человеческого существования. И другой нет.

— История Церкви знает таких людей, которые уподобились Богу?

— Конечно. Это святые. В сонме святых угодников Божиих Церковь выделяет чин преподобных, которые своим житием показывают нам этот путь возрастания.

— А возможно ли современному человеку уподобиться Богу? И как этого достичь?

— Возможно. Если человек евангельские ценности воспримет как свои, если он будет осознанно участвовать в таинствах Церкви и руководствоваться творениями святых отцов, то он способен достичь богоподобия. Более того — каждый из нас призван именно к этому, и ни к чему-то еще.

Здесь можно вспомнить слова преподобного Серафима Саровского, который, отвечая на вопрос: «Что отличает современных христиан от великих подвижников древности?», говорил: «Отсутствие решимости, дерзновения». Ничто не мешает нам и сейчас идти путем святоотеческим. А цель жизни человека всегда во все времена была и будет до скончания века одна-единственная — богоуподобление.

Беседовал Денис Каменщиков

Газета «Православная вера», № 17 (445), август, 2011 г.

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=57 912&Itemid=3


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru