Русская линия
Православие.Ru Виктор Аксючиц20.12.2002 

ПРОБУЖДЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО ДУХА

Мобилизующий призыв Верховной власти должен быть адресован, прежде всего, русскому народу-государствообразователю. Что дает основания для уверенности, что таковой призыв может быть востребован? Прежде всего, основные факторы исторической судьбы русского народа. Невиданные в мировой истории суровые климатические и геополитические условия (при которых не выживал ни один народ) требовали сверхнапряжения, обуславливали низкий прибавочный продукт, большую часть которого приходилось отчуждать для государственной защиты. Именно этим, прежде всего, объясняется во многом своеобразие российской истории. При этом русский народ-государствообразователь создал многонациональное государство, не уничтожив, не поработив и не крестив насильственно ни один народ. Эти беспрецедентные факты в мировой истории говорят о своеобразии русского национального характера и о совпадении жизненных интересов русского народа и других народов Российской империи.
Именно русский народ является мобилизующей общностью, возрождение которой является необходимым и достаточным условием российского возрождения и которая по природе своей в нормальном состоянии не способна к ксенофобии и подавлению других национальностей. Отсюда понятны беспочвенность и спекулятивность обвинений русских в шовинизме, боязнь «русского империализма», националистических войн и развала страны при национальном русском пробуждении. Раскрепощение жизненного интереса русского народа является условием возрождения всех народов России.
Решение многих наших проблем содержится в разгадке следующего исторического парадокса. В России на 3% мирового населения приходится 13% территории, 24% интеллектуальных и 41% природных ресурсов планеты. При этом у нас богатейшая тысячелетняя культура, исторически динамичный, талантливый, трудолюбивый и долготерпеливый народ (без чего невозможна была бы колонизация самых больших пространств, с суровейшими географическими и климатическими условиями). Почему при таких огромных ресурсах мы беднее всех цивилизованных стран мира?
Вместе с тем, в России были периоды достаточного процветания, а основные причины провала XX века и современных бедствий лежат в другом измерении: правящий слой не учитывал своеобразия русского национального характера и его реакции на насаждение неорганичного образа жизни. С эпохи Петра I начинается цивилизационное отчуждение власти и народа, правящей элиты и народных масс, являющихся носителем традиционных ценностей русской православной цивилизации. Развитие этого болезненного процесса и закончилось катастрофой начала XX века. С 1917 года большевистская власть навязывает народу абсолютно враждебную утопию, что можно было осуществить только средствами тотального террора и лжи. Невероятные затраты и жертвы на строительство тоталитарного государства оказались неоправданными: коммунистический режим, перемолов национальные силы, к концу восьмидесятых годов обнаружил свою внутреннюю гнилость и полную несостоятельность.
На революцию 1991 года советская номенклатура, просеянная и протравленная десятилетиями геноцида, могла среагировать соответственно своей вненациональной природе: навязала стране очередную утопию. Если коммунизм — это антирыночная утопия, то либерал-большевизм девяностых годов — это утопия рыночная, насаждаемая большевистскими средствами насилия и лжи. Радикал-либералы пытались навязать народу чуждые идеалы общества потребления.
Своеобразие национального характера русского народа в том, что он не способен воодушевиться потребительскими идеалами, ибо русская культура мало ориентирована на материальные блага. Среди русских не было распространено накопительство, стремление к обогащению любой ценой, а в общественном мнении достоинства человека оценивались больше по внутренним качествам, а не по материальному положению. Принцип аскетической достаточности и самоограничения действовал даже в редкие периоды благополучия — во имя накопления сил в суровой борьбе за выживание и для более насущных духовных интересов.
При отсутствии мобилизующего органичного национального идеала русский народ увядал. В этом случае насаждению властями враждебного образа жизни народ сопротивлялся пассивностью, безучастием, проявляя творческий динамизм только на направлениях, приближенных к его жизненному интересу. Народ предпочитал вымирать, нежели принимать совершенно чуждые формы жизни. Так было в коммунистический период, эти тенденции, к сожалению, проявляются и сейчас. Отсюда понятно, насколько спасителен для русского народа органичный национальный идеал, который укажет общенациональные цели, мобилизует национальный дух и пробудит энергию жизни и борьбы.
Мы переживаем сложный и длительный процесс восстановления духовной конституции народа. Но при выздоровлении закономерны осложнения болезни, провалы памяти, впадение в бредовые состояния. Причем процессы оздоровления и рецидивы болезни могут проявляться в одном и том же субъекте. На вершинах российской политики практически нет людей, которые олицетворяли бы полноту исторической памяти, национального самосознания и воли. Без религиозного сознания политики не обладают чувством исторического долга и ответственности, они не способны понять Россию. Их действия в большинстве своем мотивированы эгоистическими инстинктами в конъюнктуре политической борьбы всех против всех. Именно этим, прежде всего, объясняется большинство наших бедствий. Решения о разрушении союзного государства, о гибельной экономической политике, о расстреле парламента страны, о чеченской бойне в 1995 году принимали безрелигиозные люди, которые ничего не понимают не только в высших ценностях, но и в реальной жизни, поскольку их сознание идеологизировано, утопично, клочковато, историческая память отсутствует, воля редуцирована до элементарных инстинктов власти и наживы. Чеченская война в 1996 году была позорно проиграна не из-за недостатка вооружений, а потому что солдаты не понимали, во имя чего они воюют, рискуют жизнью. Это было поражение не армии, а поражение национального духа. Ответственные лица не могут принять ответственных решений не только из-за непрофессионализма, самолеты падают, дома проваливаются и горят не только по техническим причинам… Основная причина всех нестроений на нашей земле — в отсутствии национальной воли, воодушевления национальной идеей — того, что придает смысл жизни, что мобилизует жизненные силы на созидание.
Сегодня в организме нации все более интегрируются здоровые силы. За десятилетие вызрело новое поколение, свободное от идеологических рецидивов. Кристаллизуется государственническое сознание и в среде политиков, которые все больше понимают, что шкурные амбиции и смертельная борьба за власть чреваты общей катастрофой. Та же обездоленная армия, те же генералы, которые потерпели поражение в 1996 году, с 1999 года одерживают победы только потому, что проявились признаки государственной воли, пробуждается патриотическое жизнеощущение, высшее руководство принимает на себя хоть какую-то ответственность. Идет процесс национального возрождения элиты. В жестких условиях уголовного и чиновничьего рэкета в мелком и среднем бизнесе формируется класс деловых людей, обладающих профессионализмом эффективных собственников и зачатками гражданского сознания, в отличие от номенклатурных выходцев и олигархов, способных только на интриги и уничтожение друг друга с целью разграбления богатств страны.
Исход зависит от того, успеют ли восстановиться здоровые ткани национального организма до того, как он будет разрушен окончательно или когда восстановить его смогут только радикальные силы и средства. В этих условиях власть обязана выдвинуть идеологию духовного обновления общества. Только общенациональная идея способна преодолеть вековечное отчуждение власти и общества, более того, объединить усилия власти и народа для реализации общенациональной программы возрождения.
Итак, остаются последние шансы возвращения национального духа к самому себе. Отделяя плевелы от плодов, мы должны узреть главные задачи русского национального возрождения:
" Восстановление исторической памяти, без провалов, без искажений, обогащенной трагическим народным опытом, без кривозеркалья последних десятилетий.
" Обретение полноты национального самосознания — духовного, соборного, державного, без псевдолиберальных иллюзий, красных рецидивов и коричневых примес.
" Окончательное разоблачение антинационального характера либерал-большевистской утопии.
" Отказ от всяких попыток коммунистической реставрации, ибо невиданною кровью уже доказана полная противоположность интернациональной коммунистической идеологии и Русской идеи. Но и не оголтелый «антикоммунизм», направленный против обездоленных людей, для которых красные флаги — не столько выражение коммунистической реакции, сколько символ социальной справедливости в их понимании.
" Национальное примирение и взаимная терпимость всех, кто хочет сохранить российский государственный дом, ибо только его стены гарантируют нам возможность для естественного разномыслия и мирных поисков согласия.
" Отказ от экстремизма, шовинизма, этатизма. Русское сопротивление невозможно под противными русскому духу знаками серпа и молота, свастики, языческими или руническими символами, оно возможно только под традиционным российским стягом, державным орлом, перед ликом Спасителя.
Русские идут — это не фаланга крутолобых боевиков, нацеленных на очередную бойню, а содружество бескорыстных созидателей, совестливых мыслителей, мужественных воинов, возрождающих православную Россию, а не воплощающих очередную утопию. Это не нацизм, а просвещенный патриотизм.
Мы должны отказаться, наконец, от всевозможных «измов», от зигзагов влево и вправо и выйти на путь царский — к возрождению русской православной цивилизации. Этому наиболее соответствует концепция русского национально-религиозного консерватизма, или либерал-консерватизма: первичность духовных ценностей; приоритет высокодуховной личности, а не разнузданной самости, не отменяет, а утверждает приоритет национальных интересов, ибо, по словам современного немецкого философа, «Конкретное право человека в противоположность абстрактному состоит в свободе каждого человека обладать как своим собственным, так и национальным бытием» (Курт Хюбнер). Признание ценности бытия нации влечет за собой признание ценности государства, семьи, общественной нравственности, общественного порядка, социальной ответственности индивида, чувства служения гражданина, атмосферы терпимости; в культуре — это традиционность и мораль; в экономике — ответственность экономического субъекта и прозрачность административных решений.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru