Русская линия
Труд-7Епископ Панкратий (Жердев)08.09.2011 

«Труд и молитва — два весла Валаама»

20 лет назад, в 1991 году,Спасо-Преображенский собор на Валааме Верховный совет Карелии принял судьбоносное для острова Валаам и Русской православной церкви решение о возвращении всех храмовых и административно-хозяйственных зданий Спасо-Преображенскому монастырю. Первые шесть монахов прибыли туда на два года раньше. Сегодня Валаам не просто красивейший архипелаг на Ладоге со скитами и монахами — это символ возрождения всей России. Как начать все с нуля? Чем живет Валаамская обитель после своего второго рождения? Все ли находят знаменитую благодать на намоленном острове? На эти и другие вопросы «Труду-7» ответил наместник монастыря, епископ Троицкий Панкратий (в миру — Владислав Петрович Жердев).

Израненный рай

— Владыка Панкратий, какой силой больше возрождается Валаам — духовной или физической?

— Как сказал один старец, труд и молитва — точно два весла у лодки. В прежние времена на Валааме действовали небольшие заводы — смоляной, кирпичный, свечной и кожевенный, несколько мастерских, была своя ферма. Сейчас мы восстанавливаем монастырское хозяйство. То же самое, кстати, происходит и в масштабах всей церкви — идет, так сказать, становление церковной экономики. То, что народ созидал веками, нам нужно возродить за десятилетия. Это тяжелейший труд. Меня спрашивают: «Может быть, надо отреставрировать не все церкви, а только часть их, и служить там?» Но как ходить по попранной, поруганной святыне? Разве можно оставаться спокойным, взирая на почерневший, разрушенный храм? Душа верующего не может терпеть такое.

— Патриарх Алексий II сравнил по значимости возрождение Спасо-Преображенского собора с восстановлением храма Христа Спасителя. По мнению Церкви, это некий сакральный, духовный знак, событие всероссийского масштаба. Но в стране сотни разрушенных храмов. Чем так важен для народа именно собор на Валааме?

— Немного на земле есть таких мест, как Валаам. Неслучайно он был назван Северным Афоном. Но даже афонские монахи, приезжавшие к нам, называли этот удивительный архипелаг раем, несмотря на множество ран, нанесенных «пречудному острову». Каким он был раньше, в пору своего расцвета, мы можем только догадываться, когда читаем книги Ивана Шмелева и Бориса Зайцева, смотрим на старые фотографии и картины, слышим воспоминания тех, кого Господь сподобил увидеть это чудо во всей его неповрежденной красоте.

Но главной особенностью Валаама является особая духовная атмосфера, как говорят православные — намоленность. Валаам освящен Божьей благодатью, которую стяжали поколения иноков. Молитвами, потом и кровью известных и неизвестных подвижников, аскетов, мучеников созидалась Валаамская обитель.

Сюда приезжало множество паломников из всех слоев русского общества — через исповедь у старцев, через общение с монахами, через молитву, особый духовный строй монастырского богослужения соприкоснуться с миром иным, горним (то есть небесным), очистить и исправить свою жизнь. Это было раньше, и это возрождается сейчас. Но для того, чтобы возобновилось духовное служение Валаама России, нужно воссоздать все его храмы, скиты, кельи и мастерские.

Работы по реставрации Спасо-Преображенского собора начались еще в 70-х годах при Валаамском музее. Тогда многие из великолепных фресок, общая площадь которых 5 тысяч кв. м, были в относительно неплохом состоянии. Однако реставраторы совершили трагическую ошибку. Они не учли того, что открытые всем ветрам, лишенные стекол и кровли стены и своды собора напитались влагой. Рабочие закрыли все окна пленкой и уехали на зиму. А весной начался золотой дождь. Большая часть живописи осыпалась из-за парникового эффекта. Потом долгие годы собор стоял в лесах, но работы в нем не велись.

Они возобновились только в 1999 году. Пришлось многое писать заново — по образцам… Во время реставрации бывают разные случаи. К примеру, на одной из фресок сильнее прочих изображенных персонажей пострадала фигура Иуды — осыпалась краска. Художники нарисовали нового Иуду: с модной стрижкой и с нимбом. Я спросил: «А нимб-то зачем? Это же человек погибший, продавший Христа за 30 сребреников. А вы его в святые записали!» Пришлось перерисовывать Иуду заново…

Жемчужина в камне

— История Валаамского монастыря знает трагические периоды: в ХVI-ХVII веках его разоряли шведы, в 1940-м обитель прекратила свое существование, а в опустевших после Финской войны зданиях обосновался дом-интернат для инвалидов… Кто нанес монастырю больший ущерб — коммунисты или иноземные захватчики?

— Коммунисты были хуже шведов. Это самые тяжелые времена в истории Валаама. То, что недограбили первые комиссары в 40-х, осквернили и разрушили позже. На острове творились страшные вещи: в 1952 году со всей страны туда свезли убогих и калек и оставили умирать. Некоторые художники-нонконформисты сделали себе карьеру, рисуя в кельях человеческие обрубки. Дом-интернат для инвалидов и престарелых стал чем-то вроде социального лепрозория — там, как и на Соловках времен ГУЛАГа, содержались в заточении «отбросы общества».

Но настоящий вандализм начался в 80-х годах, когда интернат эвакуировали, а в Воскресенском (Красном) скиту у пристани разместили турбазу. Толпы туристов стремились оставить свои имена на скрижалях истории: испещрили надписями скалы, разобрали скиты на кирпич или сожгли, истоптали леса. Одним из любимых развлечений тогда была стрельба по старинным постройкам…

— Значит, вы против туризма на Валааме? Он ведь приносит монастырю немалый доход.

— Доходов от приема туристов и паломников хватает только на жизнеобеспечение. Жизнь на острове дорогая, ведь все нужно привезти с материка. При советской власти выделялись деньги из бюджета, а сейчас остров существует благодаря туризму и паломничеству. Монастырь зарабатывает на жизнь книгоизданием, продажей икон и церковной литературы, другими традиционными для церкви способами. Но дело не только в деньгах. Мы за туризм, который не вредит природе, архитектуре и монастырской братии. То есть приезжайте, смотрите, только ведите себя по-человечески!.. Феномен Валаама как «чудо-острова», «жемчужины Ладоги» возник именно благодаря паломничеству. На архипелаге и в прежние времена было что посмотреть. Наивысшего расцвета обитель достигла в XIX веке при игумене Дамаскине — монастырь стал городом-государством с населением 1200 человек! Острова пересекли ровные дороги, заработали заводы, Валаам посетили Шишкин, Тютчев, Лесков, Менделеев, Чайковский написал там 2-ю часть Первой симфонии «Угрюмый, туманный край». Святое место действует на людей: человек посидит у воды, зайдет в храм, что-то у него в душе изменится. В следующий раз, быть может, он уже захочет приехать как паломник — помолиться, помочь монастырю.

Валаам — это «проповедь в камне». А монастырское общежитие — «проповедь жизни». То, к чему люди стремятся, во что верят, они видят у нас воочию.

Жизнь через стенку

— Не все приезжие ведут себя рядом со святынями как подобает: некоторые пьют пиво, развлекаются кто как может. Это само по себе варварство, но еще и искушение для монахов. А как же молитвенное уединение и аскеза?

— На то и искушение, чтобы его преодолевать. Контакты с миром неизбежны, хотя бы ради восстановления храмов. Но вы правы: такие встречи могут повредить душе монаха. Не все в монастыре выдерживают искушения. Некоторые видят, что ошиблись в выборе пути, и оставляют обитель, а мы стараемся насколько возможно уменьшить это зло.

— Туристы осаждают Валаам лишь в теплое время года. Но на острове есть и местное — невоцерковленное — население. В этой среде попадаются люди не самые благополучные. Парадоксальная картина: не так давно в кельях, стенка через стенку, жили опустившиеся маргиналы и монахи. И те и другие уживались в пределах одной обители.

— Так сложилось исторически. Большинство местных жителей — потомки сосланных инвалидов и тех, кто их обслуживал. Среди них есть достойные люди — они трудятся в лесхозе, на электростанции, в пожарной части. А были и, как вы говорите, маргиналы. Монашеский уклад им был не пример. Я и сам прошел через это — поселился в келье, где за стеной жил один из самых отъявленных хулиганов на острове. Он пытался вешаться, бил жену и любовницу железным прутом. Выносить это было тяжко, но Господь укреплял: В монастыре строгий устав, молитва идет ночи напролет, даже в праздники и воскресные дни. Это требует напряжения всех сил — и духовных, и телесных. А в минуты отдыха за стеной кельи — скандалы. Бывало, что приходишь на молитву, а за окном своя «всенощная».

— В чьих руках туристический бизнес на острове?

— Обслуживанием туристов и паломников занимается паломническая служба монастыря. А турфирмы заключают с ней договоры на показ монастырских памятников. Бывает и так, что какой-нибудь удалой капитан привезет людей по собственному почину, высадит на остров — те бродят неприкаянные, а претензии потом к нам. Поэтому мы рекомендуем всем желающим посетить Валаам прежде обратиться в паломническую службу.

— Вы сожалеете, что мирское население не всегда желает жить по церковным канонам. Но монастырь — мощный духовный центр. Казалось бы, он должен притягивать души: к вам часто приходят за советом и молитвой?

— Таких прихожан в монастыре немало. Кто молится каждое воскресенье, кто по праздникам. На Крещение, Рождество и Пасху в храме собираются почти все жители острова. Есть воскресная школа для взрослых и детей, приходская община. Но все же люди, которые выросли на разрушенной святыне, привыкли ею пользоваться как источником стройматериалов — стащил доску, выломал кирпич, часть ограды с резьбой унес и продал: Их уже не переделаешь: к сожалению, это уже не те прихожане, что внимали валаамским старцам полвека назад. К нам приходила и изувеченная наркотиками молодежь, с ней монахи тоже пытались найти общий язык. Сами монахи тоже небезгрешны: прежние насельники были мастеровыми, творили рукотворные чудеса, теперь же пришлось почти все начинать с нуля. Сначала надо хоть как-то исцелиться, очиститься от скверны и начать, пусть и не полностью, но жить по-монашески.
Благодать или аура?

— Каждый приезжает на Валаам со своей целью: кто поклониться святыням, кто просто развлечься, осмотреть достопримечательности. Но почти все отмечают там особую духовную атмосферу. Или, как говорят, ауру…

— Аура — понятие неправославное. Мы называем то, о чем вы сказали, благодатью, имея в виду энергию, посредством которой Бог действует в нас. Благодать привлекается исполнением заповедей, молитвой, аскезой, праведной жизнью. Благодать сообщается святым людям, которые этой силой могли совершать чудеса. Благодатью освящаются даже неодушевленные предметы и целые местности. Мир, покой, желание помолиться возникают в душе при их посещении. И наоборот — там, где были языческие капища, где идолам или демонам приносились жертвы, иногда даже человеческие, до сих пор присутствует темная, отрицательная энергия, как бы «злодать». Видимо, подобно тому, как при храме, даже разрушенном, стоит ангел, в этих мрачных местах витают демоны. Но, как мы знаем из житий многих святых, подвижники силою благодати изгоняли их.

— Но все-таки есть на Валааме особая энергетика? Неслучайно, наверное, монастырь поставили именно там?

— Мы знаем, что места для строительства храмов и монашеского подвига без молитвы не выбирались. Но стать святым, приблизиться к Богу человек может в любых условиях. Путь к совершенству можно начать везде — об этом свидетельствует тысячелетний опыт церкви, которая прославила в лике святых многих царей, патриархов, монахов, простых людей и таких особого рода подвижников, как юродивые, которые не имели ни дома, ни семьи, иногда даже одежды. Мы почитаем мучеников и исповедников, сохранивших верность Христу в нечеловеческих условиях тюрем и лагерей. Не место освящает человека, а человек, стяжавший благодать Божию, освящает его.

http://www.trud.ru/article/08−09−2011/267 317_episkop_pankratij_trud_i_molitva__dva_vesla_valaama.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru