Русская линия
Фонд «Возвращение» Станислав Смирнов05.09.2011 

Кадеты: вчера и сегодня

Прошло 145 лет со времени перевода в Нижний Новгород из Великого Новгорода Кадетызнаменитого графа А.А. Аракчеева кадетского корпуса. Почти две четверти века был он на нижегородской земле, умножая ее славу.

ВЧЕРА

Имя выдающегося государственного деятеля александровской эпохи Алексея Андреевич Аракчеева (1769 — 1834) было для нижегородских кадет свято. Девиз фамильного герба Аракчеева «Без лести предан» утвердился как девиз корпуса и был отчеканен на нагрудном знаке его выпускников. Корпусный музей бережно хранил личные вещи графа, включая библиотеку в 10 000 томов, произведения живописи и даже кубки, из которых в Тильзите Александр I и Наполеон пили вино.

Корпус был основан на 300 000 рублей, завещанные генералом от артиллерии Аракчеевым еще при жизни, а также на доходы от его имения Грузино близ Новгорода. Официальное открытие было 15 марта 1834 г., а пять лет спустя сосоялся первый выпуск.

Переездом в августе 1866 года в Нижний Новгород 279 кадет и десятков педаговов руководил директор корпуса полковник П.П. Носович, он же возглавлял корпус в течение последующего десятилетия. Корпус (в 1866—1882 гг. — военная гимназия) разместили в Кремле, в здании бывших присутственных мест (ныне Законодательное собрание).

Жандармский генерал А.И. Спиридович, окончивший корпус в 1891 году, вспоминал в книге, вышедшей в эмиграции в Берлине: «В Нижнем Новгороде, высоко над Волгой, почти в центре старого кремля с его древними кирпичными, покрытыми мхом стенами и башнями, раскинулось покоем буро-красное здание Аракчеевского кадетского корпуса. Фасад корпуса выходит на Кремлевскую площадь, с кафедральным собором, корпусною церковью и казенными зданиями. У главного входа четыре медные на зеленых деревянных лафетах пушки эпохи Александра Первого с громадными гербами графа Аракчеева, с его девизом «Без лести предан».

Об офицерах-воспитателях: «Ближе всего к кадетам стояли воспитатели. Они были для кадет наставниками, руководителями и заменяли им, как могли близких, родных. Воспитателями являлись простые офицеры, большей частью сами прошедшие кадетский корпус. Один штабс-капитан, сапер, назначенный к нам в отделение, додумался читать нам вслух «Бурсу» Помяловского. Мы веселились от души, слушая чтение, но после ухода воспитателя проделывали в классе на практике все, что проделывали бурсаки и до чего сами мы не доходили. Мы репетировали «лимоны» маленькие и большие, делали «смази всеобщие», «вешали соль», проделывали и многое другое. Мы не любили этого воспитателя. Его подлаживания к нам, скабрезные рассказы с целью понравиться достигали обратных результатов».

Одним из воспитателей был поручик Николай Нестеров, отец прославленного авиатора, родившегося в здании корпуса в 1887 году.

Обучение было 7-класным. Изучали все науки от Закона Божьего и немецкого и французского языков до истории и математики. Воспитателями брали строевых офицеров. Директорами корпуса в разное время были:

Генерал-майор Бородин А. И., выпускник 2-го кадетского корпуса, 1834−1837 гг.

Генерал-майор Петровский А. А., 1837−1840 гг.

Генерал-майор Главацкий Ф. А., выпускник 2-го кадетского корпуса, 1840−1853 гг.

Генерал-майор фон-Ридигер, выпускник Финляндского кадетского корпуса, 1853−1854 гг.

Генерал-майор Корф Л. Ф., 1854−1856 гг.

Генерал-майор барон Икскуль фон-Гильденбант, 1858 г.

Генерал-майор Мец Ф. Ф., 1860−1861 гг.

Полковник Кузьмин А. А., 1861−1862 гг.

Генерал-майор Носович П. П., выпускник графа Аракчеева кадетского корпуса, 1866−1877 гг.

Полковник Ордынский И. И., выпускник 1-го кадетского корпуса, 1877−1884 гг.

Генерал-майор Завадский А. И., 1884−1892 гг.

Генерал-майор Рейнеке А. Г., 1892−1900 гг.

Генерал-майор Дамье А.Ю., 1900−1906 гг.

Генерал-майор Войшин-Мурдас-Жилинский Л.П., 1906-? гг.

Повседневной одеждой кадет служили суконные брюки, куртки, фуражки, парадной — мундир, летом — белые гимнастерки. Как сообщает современник: «Для кадет устраивались балы, которые очень ждало всегда дамское общество и особенно местные институтки. К женщине в корпусе внушалось рыцарски-военное отношение. Погоны, форма, умение хорошо танцевать помогали кадетам снискать уважение у местных девушек. Кадеты щеголяли формой, гордились ею. Погоны были гордостью кадет. Лишиться погон считалось позором».

Много места отводилось строевой подготовке, верховой езде, фехтованию, гимнастике. Но на первом месте стояло воспитание в духе любви к России, ее монарху, родному народу. «С большой торжественностью, — отмечал историограф, — праздновались дни именин и рождения государя императора, Рождество, Пасха. Но самым большим днем жизни корпуса являлся корпусной праздник, справлявшийся 18 марта». Рядом с корпусом стоял Успенкий корпусный храм, где совершались службы.

Из игр пользовались популярностью мяч, лапта, городки, шахматы. По желанию — музыка, танцы. В корпусе было несколько хоров, часто ставили спектакли. Жили кадеты на казарменном положении, но ходили в отпуска.

Как писал историк корпуса Владлен Гуковский: «Ничто не могло заменить кадетам той радости, которую они испытывали с приближением отпусков к родным на праздники Рождества и Святой недели, на летние каникулы. Такого рода отпуска были эпохами, и не было больше горя, как попасть под наказание и не быть уволенным в отпуск.

Для воспитанников, которые не пользовались отпуском к родным, в июне устраивали летний лагерь на 6 недель. Лагерь располагался в 2 километрах от Нижнего Новгорода по дороге в Арзамас. По словам бывшего кадета А. Спиридовича, «Хождение в отпуск являлось приятным развлечением. Благодаря отпускам, в нашу однородную военную семью врывалась иногда струя, чуждая общему настроению. То были попытки некоторых просветителей вовлечь кадет в различные кружки».

У кадет были свои обычаи, кодекс чести. Сплоченность и товарищество. Кадетский быт и нравы ярко описаны выпускником корпуса, будущим генералом Корпуса Жандармов Александром Спиридовичем. Живописной картинкой той жизни может служить и фильм Никиты Михалкова «Сибирский цирюльник».

Историографы корпуса подсчитали, что к 1909 году из его стен вышло свыше 5000 будущих офицеров, чиновников, ученых, 28 аракчеевцев стали Георгиевскими кавалерами еще до 2-й Отечественной войны 1914−1917 гг. Имена героев начертали на мраморных досках в парадном зале учебного корпуса.

Строй кадет был непременным атрибутом разных торжеств. Аракчеевцы стояли в почетном карацле на юбилее подвига Ополчения 1612 года, во время визитов царя и т. д.

Из записок Владлена Гкуековского: «Летом 1903 года кадеты участвовали в охране особ Императорской фамилии в Саровской пустыни, при открытии мощей Святого Серафима Саровского. В память этого события участники получили памятные золотые жетоны. В 1907 году приказом по Военному Ведомству. 107 было объявлено об утверждении нагрудного знака — Николаевский орел и под ним герб графа Аракчеева, окруженный Владимирской лентой с инициалами «Н. 1-й и Н. 11-й» по бокам, посаженный на два скрещенных тела орудий. В 1908 году кадетский корпус окончил Августейший кадет Константин Константинович, сын Великого князя Константина Константиновича, и перешел в специальный класс Пажеского корпуса. В 1912 году состоялась поездка группы кадет в город Полтаву для участия в торжествах по случаю Полтавской битвы».

Очвидец вспоминал, что на прочтение манифеста об отречении императора Николая II строй кадет дружно запел «Боже, царя храни». На первый советский парад аракчеевцы вышли с развернутыми имперскими заменами, а красный флаг нести отказались. В 1918 г. здание у кадет было отобрано, а корпус преобразовали в советскую школу.

СЕГОДНЯ

Человек увлеченный способен на многое. Даже без посторонней помощи. Не зря говорят: и один в поле воин. Таким показался мне нижегородец Эдуард Капранов. Последние годы он живет идеей, которая кажется одновременно блестящей и утопической. Эдуард Евгеньевич мечтает возродить некогда знаменитый кадетский корпус имени графа Алексея Андреевича Аракчеева. Подчеркнем: не бледную и искаженную копию, а настоящий Аракчеевский корпус, птенцы которого во славу России стяжали себе неувядаемую славу и на полях сражений, и на мирном поприще.

Вспомним родоначальника высшего пилотажа Петра Нестерова, жандармского генерала Александра Спиридовича — грозу террористов, целую плеяду ученых, также воспитанных в Нижегородском корпусе.

Разве не в таких нуждается современная Россия? Разве не веление времени формирование нового руководящего слоя, которому были бы чужды корысть, барская изнеженность и низкопоклонство перед заграницей?

Вряд ли эту проблему решат лишь нынешние школы одаренных детей или элитные вузы. Их питомцам с пеленок прививают во многом иные ценности, и, выпорхнув из альма матер, они нередко устремляются туда, где теплее и сытнее.

Воспитать такие качества можно лишь сызмальства. При условии, что и сам ребенок, и его родители изначально проникнуты не мечтой о легкой карьере и хлебной должности, а идеей службы и готовностью к трудностям и жертвам. Такими были птенцы графа Аракчеева.

В роду Эдуарда Капранова тамбовские казаки и имеретинские дворяне, верой и правдой служившие России; по образованию он военный переводчик. Составленный им вчерне проект кадетского корпуса вобрал в себя традиции воспитания и обучения императорской России с учетом современных реалий.

У нас уже есть Истоминский генерала Маргелова кадетский корпус, есть кадетские классы в общеобразовательной школе. 4. Но Аракчеевский, убежден Капранов, не будет им конкурентом ни по части бюджетных денег, ни по занимаемой в системе образования нише.

- Корпус в Истомино, — поясняет Эдуард, — нацеливает только на военную службу, к тому же 80 процентов его учащихся — не местные. Мы хотим создать элитную школу-интернат с особым отбором и воспитанием, которая готовила бы высокообразованных выпускников креативного склада, но главное — государственников и патриотов.

В самом деле, пусть будут и Маргеловский корпус, где в чести больше советские традиции, и Аракчеевский, с опорой на традиции царских кадетских школ. Пусть будет выбор для учеников и их родителей. Для справки: в Красноярске еще губернатор Лебедь создал 6 кадетских корпусов и 2 Мариинские школы, в Татарстане кадетских корпусов аж 14 (в т.ч. 2 в Казани), в Воронеже — 2.

Капранов с горящими от возбуждения глазами показывает видеосъемку воронежских кадетов. Вот мальчишки, в светлых гимнастерках и погончиках с затейливыми вензелями, склонились за партами. Вот они маршируют по улицам города в парадном строю — сверкают парадные мундиры, развеваются знамена с орлами, публика аплодирует.

Эдуард Капранов не одинок в своей мечте. Идею возрождения Аракчеевского корпуса поддержали бывший командующий 22-й армией генерал Меркурьев, глава госналогслужбы Николай Поляков, настоятель Городецкого монастыря Августин…

Есть понимание среди сотрудников аппарата губернатора Шанцева, есть поддержка в Москве — в лице депутата Госдумы Владимира Мединского, президента «Фонда «Возрождение» Юрия Бондаренко, известного кинематографиста Николая Бурляева и ряда других лиц.

Лучшим местом для кадетского корпуса, считает Эдуард Капранов, могло бы стать одно из зданий Николаевских «Красных казарм» на Нижнее-Волжской набережной, близ кремля. Это памятник истории и архитектуры, и отдавать его под коммерцию было бы жаль. А вот кадетский корпус — и впрямь замечательная задумка.

http://www.vozvr.ru/%D0%9F%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8/%D0%9F%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D1%80%D0%BE%D0%B1%D0%BD%D0%BE/tabid/248/ArticleId/1180/.aspx


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Экспериментальная гранатовая эмульсия для тела уменьшает потерю влаги