Русская линия
Деловая газета «Взгляд» Дмитрий Соколов-Митрич05.09.2011 

Наша слабость

Слабому страшно всегда. А мы сегодня слабы. Человек в России сегодня слаб. Современная Россия — это страна слабых людей. Слабых физически, слабых политически, слабых морально.

Праздник Ураза-байрам мне все больше напоминает День ВДВ. Не нынешний, когда десантник пошел все больше зрелый и пузатый, а прежний — с толпами шальных молодых мускулистых парней, которые 2 августа каждого года метались по городам, не давая обывателям забыть о том, как хрупки их собственные организмы.

«Мы все никак не могли ответить на русский вопрос, а, оказалось, мы его просто забыли сформулировать»
День окончания Рамадана для сегодняшнего российского обывателя — это тоже День страха. Только страха стало гораздо больше. Потому что обыватель, который двадцать лет назад на День ВДВ лишний раз не выходил из дома, знал: десантура — это те, кто может избить тебя сегодня, но защитит завтра. Обыватель, который теперь обходит стороной станцию Проспект Мира в Москве или Петроградскую в Петербурге, уверен, что сегодня эти люди его не тронут, даже если он пройдет сквозь строй. Но что будет завтра?

Российский обыватель — он, конечно, в курсе, что ислам — миролюбивая религия, а Россия — страна, в которой радостно живут все народы и культуры. Он даже с каждым годом узнает все больше арабских слов. Вот только почему-то эти слова звучат вокруг него как-то слишком громко. Например, в этом году обывателю стало известно, что «тахрир» — это значит «освобождение». Потому что после праздничной молитвы слово «тахрир!!!» очень громко кричал какой-то миролюбивый мусульманин, взобравшийся на ограду соседнего с мечетью Храма святого Филиппа, а многотысячная толпа не менее громко отвечала ему «Аллах Акбар!!!»

И я уверен, что абсолютно любой человек немусульманского вероисповедания, которому негде жить, кроме как в России, оказавшись в этой толпе, испытает мощнейший приступ страха и неуверенности в завтрашнем дне. Даже если в своей жизни он тысячи раз повторял фетвы о мультикультурности и толерантности.

Потому что слабому страшно всегда. А мы сегодня слабы. Человек в России сегодня слаб. Современная Россия — это страна слабых людей. Слабых физически, слабых политически, слабых морально.

Физически — это когда человек не способен постоять за себя.

Политически — это когда человек не способен объединиться с себе подобными, чтобы постоять за себя.

Морально — это когда человек не знает, за что он готов умереть, а значит — не понимает, для чего живет. И именно в этом незнании корень нашей слабости.

Мы привыкли думать, что вера — это так, что-то умозрительное. В лучшем случае, бесплатное приложение к общечеловеческим ценностям, в худшем — зловредный тормоз развития человеческой цивилизации. Десятки тысяч мусульман, ежегодно заставляющие притихнуть столицу нашей родины, одним своим видом говорят нам: чуваки, вы, кажется, слегка ослепли. Вера — это реальная сила. Физическая, моральная, политическая.

Я тоже боюсь. Я тоже слаб. Но у меня нет ненависти к этим милым бородатым людям, которые, склоняясь перед своим богом, похожи на ровные разноцветные кирпичики, уходящие за горизонт. Более того, я этим людям благодарен.

Они напоминают мне, что слова «и зубы грешников сокрушил еси» — это не аллегория и не божья истерика, а такой же закон мироздания, как Е=mc2.

Они рождают во мне ясное осознание того, что народы, которые не принимают свою веру, будут принимать чужую.

Они будят в миллионах моих сограждан жизненные силы. Интересно, сколько немусульман после очередного Ураза-байрама и Курбан-байрама бросают пить, решаются на второго ребенка, идут в спортзал, открывают Евангелие? Думаю, что побольше, чем после очередного обращения к нации президента России или даже Александра Белова из ДПНИ.

Мы очень долго искали национальную идею, а она оказалась инстинктом. Мы все никак не могли ответить на русский вопрос, а, оказалось, мы его просто забыли сформулировать. «Товарищ полковник, мне жить в этой стране, мне рожать детей в этой стране?!» — так кричал пресс-секретарю московского ГУВД Виктору Бирюкову какой-то парень из толпы возле ТЦ «Европейский». Вот и весь русский вопрос. Вот и вся национальная идея. Жить! Рожать!

Ислам, на самом деле, совсем не страшная религия. Она имеет шансы на господство только в мире, который потерял всякую другую веру. «Аллах велик!» — кричат мусульмане, и это гарантия их слабости. «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного», — шепчут христиане, и это залог их силы.

Именно осознание собственной ничтожности — самое сильное, что есть у человека. Спросите любого, кто лечит наркоманов, у какого пациента больше шансов — того, кто бьет себя в грудь и говорит: «Я сильный, я смогу!» или кто рвет на себе волосы: «Доктор, я погибаю, сделайте со мной что-нибудь!»

Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю. Из всех девяти блаженств это мне всегда казалось самым непонятным и нелогичным. Похоже, мы созрели для осознания этой логики. Спасибо вам, ребята в тюбетейках — с сильными руками и колючими глазами. Чего только Бог не придумает, чтобы мы вовремя получили от него важное сообщение.

http://www.vz.ru/columns/2011/9/1/519 093.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru