Русская линия
Санкт-Петербургские ведомости Сергей Петров26.08.2011 

Храм на Румболовских высотах
Его прототипом могла послужить церковь в украинском селе Диканька

На первый взгляд может показаться странным, что до 1901 года православных церквей в мызе РябовоХрам во имя Спаса Нерукотворного Образа на Румболовских высотах (так назывался в то время Всеволожск) не существовало. Однако все проясняется, если взглянуть на состав населения: вплоть до начала ХХ века в Рябове и окружающих деревнях проживало преимущественно финское население.

Православных жителей там было мало, и им хватало колтушской церкви, располагавшейся в нескольких верстах от Рябова. А на Румболовской горе с правой стороны нынешней Дороги жизни, на месте обелиска воинам-освободителям стояла лютеранская кирха, возведенная в 1778 году. Почти все население Рябова и составляло ее приход.

Правда, Всеволожские, владевшие мызой Рябово, пользовались усадебной церковью, однако службы в ней были нерегулярными. В Российском государственном историческом архиве есть любопытное письмо-отчет священника Александра Алексеева, служившего летом 1894 года в домовой церкви Всеволожских. Согласно письму, священник, проживавший в Петербурге и приезжавший на лето в Рябово по приглашению Е. В. Всеволожской, провел за четыре месяца всего 18 служб, в число которых входили крещения младенцев и отпевание умерших. Понятное дело, удовлетворить местное православное население, значительно увеличившееся к концу XIX века в связи с распродажей Всеволожскими земель под дачи, это уже не могло.

Ускорила строительство нового храма кончина в 1898 году Павла Александровича Всеволожского. На Румболовской горе на окраине парка его вдовой Еленой Васильевной устраивается склеп, ставший впоследствии семейной усыпальницей. Затем над ним возводится церковь во имя Спаса Нерукотворного Образа. Освящение храма состоялось 110 лет назад, 29 августа (по новому стилю) 1901 года. Первым настоятелем стал священник Петр Фурсов. Средства на содержание церкви выделяли Всеволожские.

После смерти в 1906 году Елены Васильевны ее погребли рядом с мужем в усыпальнице под алтарем. C тех пор по окончании воскресной литургии прихожане и священник спускались в усыпальницу и совершали общую панихиду, а садовник Я. Вокка ставил к мраморному надгробию букет свежих роз. Ритуал оставался неизменным многие годы.

С постройкой нового храма Румболовская гора стала выглядеть еще живописней, чем прежде. По дороге из города (нынешней Дороги жизни) издали были видны две доминанты: слева — православный храм; справа — лютеранская кирха. Еще левее утопала в зелени усадьба Всеволожских. Такая картина наблюдалась вплоть до Великой Отечественной войны, пока во время пожара не сгорела кирха.

Загадки сопровождают все связанное со строительством храма Спаса Нерукотворного образа. Неизвестен архитектор, не найдены чертежи. И, как водится в наше время, любую информационную пустоту заполняют самые экзотические версии. Вот и про храм стали говорить, что якобы это, как и находящийся неподалеку «красный замок», древняя шведская постройка, приспособленная Е. В. Всеволожской под храм. Едва ли эта версия убедительна, ибо как в таком случае алтарь оказался точно сориентирован на восток, а вход на запад? Если же шведская постройка культовая, то как лютеранское население, составлявшее в этих местах абсолютное большинство, мирилось с его запустением?

Гораздо вероятнее версия, о которой говорит нам предание. Дело в том, что Елена Васильевна Всеволожская, урожденная Кочубей, выросла в Малороссии в фамильной усадьбе Кочубеев. Находилась эта усадьба не где-нибудь, а в воспетом Н. В. Гоголем селе Диканька. Здесь в 1794 году по проекту архитектора Н. Львова Кочубеи построили Свято-Никольский храм, который и послужил, по некоторым сведениям, прототипом всеволожской церкви.

Никольский храм в Диканьке часто посещала молодая Мария Гоголь-Яновская. Удрученная смертью двух первых своих детей, она подходила к чудотворной иконе святителя Николая, находящейся в храме, и молилась за жизнь будущего сына, обещая назвать его Николаем. По воспоминаниям сестры писателя Ольги Гоголь-Головни, ее брат помнил, в честь кого его назвали.

Ныне Никольский храм в селе Диканька восстановлен, и можно проверить версию о схожести его с церковью на Румболовской горе. На первый взгляд, в их архитектуре не так много общего. Диканьская построена в форме ротонды, а всеволожская — в виде восьмигранника; архитектура куполов разная. Однако, по мнению автора этих строк, общий облик церквей схож: невысокие и неширокие, они как бы парят над окружающим пространством, а вход украшен портиками дорического ордера с треугольными фронтонами.

Но главное сходство — в местоположении и внутреннем обустройстве церквей. Обе располагались в отдалении от усадьб на краю парков, как бы на периферии; колокольни отстояли на сотню метров от самих храмов, а под алтарем каждой из церквей были семейные усыпальницы. В Диканьке в склепе Никольской церкви покоились пять князей и три княгини из рода Кочубеев, в том числе и родители Е. В. Всеволожской. Видимо, по образцу диканьской церкви Елена Васильевна и задумала устроить в храме Спаса Нерукотворного Образа в Рябове усыпальницу рода Всеволожских.

Архитектурные различия церквей объяснимы. В конце XIX века Всеволожские находились в очень стесненных финансовых обстоятельствах и были не в состоянии воспроизвести сложную архитектуру диканьской церкви. Очевидно, как некое приближение к ротонде была выбрана форма восьмигранника. В самом деле, при взгляде издали храм на Румболовской горе теряет угловатость и напоминает ротонду.

Его послереволюционная история типична. По «настоятельной просьбе» в 1931 году храм закрыли, а над семейным склепом Всеволожских надругались. Останки выбросили на улицу, пока несколько финских девушек из Романовки не захоронили их на кладбище возле кирхи.

В непотребном виде здание храма простояло до 80-х годов ХХ века. По словам директора местного краеведческого музея М. С. Ратниковой, ей предлагалось в 1988 году на выбор взять под нужды музея либо здание храма, либо бывшую сыроварню барона И. Фредерикса, расположенную под горой. Она выбрала последнюю. После этого возник вариант с кооперативом, который вознамерился устроить в храме кафе. Это вызвало возмущение местных жителей, и по их требованию церковь передали православной общине.

29 августа 1989 года над храмом вознесся крест, освященный протоиереем Дмитрием Амбарцумовым, а первую литургию совершил протоиерей Игорь Скопец на Пасху 13 апреля 1990 года. Важной вехой в истории храма стало назначение в 2003 году настоятелем протоиерея Романа Гуцу. С его приходом ускорилось благоустройство территории, с 2007 года звонят колокола вновь построенной колокольни, строится водосвятная часовня…

ФОТО из архива храма

http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10 279 466@SV_Articles


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru