Русская линия
Интерфакс-Религия Владимир Легойда26.08.2011 

Возведение 200 храмов в Москве поможет улучшить жизнь каждого жителя столицы

29 апреля патриарх Московский и всея Руси Кирилл и мэр Москвы Сергей Собянин заложили первый камень в основание церкви около театрального центра на Дубровке. Тем самым стартовала программа строительства 200 быстровозводимых храмов в столице, для реализации которой был учрежден фонд, возглавляемый патриархом и мэром. Среди попечителей фонда — замруководителя администрации президента РФ Александр Беглов, несколько министров, первый заммэра Москвы Владимир Ресин, глава ОАО «РЖД» Владимир Якунин, президенты Сбербанка и ВТБ Герман Греф и Андрей Костин.

О том, как эта программа способна повлиять на улучшение жизни москвичей, почему ее критика является необоснованной, в интервью «Интерфакс-Религия» рассказал глава синодального Информационного отдела Владимир Легойда.

— Заметен ли какой-то прогресс в программе строительства 200 быстровозводимых храмов в Москве?

- Напомню, что эта программа реализуется с весны 2011 года. Участие в ней принимают и власти Москвы, осознающие нужды и потребности всего общества в строительстве новых храмов, а также представители бизнеса, общественные организации, простые добровольцы. В первую очередь строительства включены 19 храмовых комплексов в различных округах Москвы, сегодня там уже ведутся работы.

Сейчас, может быть, сложно оценить весь масштаб того дела, которое мы осуществляем. Но если количество храмов в наших городах будет расти в соответствии с потребностями людей, изменения в обществе произойдут значительные.

— Однако «программа-200» временами вызывает различные вопросы. Возникают даже протесты против строительства отдельных храмовых объектов.

- Важно понимать, с какими именно возражениями мы имеем дело. Я бы разделил эти протесты — очень условно, конечно — на две категории. Так, например, в одних случаях у жителей конкретного района может вызвать вопросы место, выбранное под строительство храма, — допустим, люди опасаются, что новая стройка повлечет за собой вырубку деревьев.

Но хочу напомнить, что Церковь с самого начала выступала за то, чтобы при строительстве каждого храма в обязательном порядке учитывалось общественное мнение. Рабочая группа по реализации этой программы изначально принимала все меры, чтобы возведение каждого нового объекта начиналось строго после проведения общественных слушаний, учета всех оправданных возражений, которые возможны со стороны местного населения. Церковь внимательно инспектирует ход строительства. Так, глава Финансово-хозяйственного управления Московской патриархии епископ Подольский Тихон в минувшую субботу начал посещает объекты, общаться с местными жителями, будущими прихожанами, журналистами. Такие поездки владыка планирует осуществлять каждую субботу, то есть контроль за процессом самый тщательный.

Мы не хотим ущемлять ничьи права или нарушать чьи-либо интересы, ведь эти храмы строятся для людей, что бы ни говорили наши «доброжелатели». Процесс строительства новых храмов в Москве должен быть совершенно открытым и прозрачным для общественности, для СМИ — это обязательное условие нашей работы.

— То есть Церковь берет на себя ответственность за реализацию этой программы?

- Да, точно так же, как Церковь не снимает с себя ответственности за нравственное преображение Отечества. О важности ответственности в жизни и душе каждого христианина на недавнем заседании Высшего церковного совета говорил Святейший патриарх. Казалось бы, почему этому уделяется такое внимание? Потому что утрата внутренней нравственной ответственности отражается и на социальном поведении человека, в том числе политика, руководителя. В самом деле, халатность и безответственность — причина многих проблем, от которых страдает наше общество. Безответственность тех, кто принимает важные политические, военные, стратегические решения, руководителей разных уровней.

Мы уже 20 лет пытаемся жить в так называемом открытом, гражданском обществе. Но полноценное развитие гражданственности невозможно, если в нашей жизни присутствует ложь — в обществе, где уход от ответственности, компромисс с грехом стал почти нормой. Нам еще предстоит очень много работы — в первую очередь, работы над самими собой. Конечно, за последние годы очевидно церковное возрождение, восстановлены тысячи храмов, сотни тысяч людей приняли крещение. Не будь этих 20 лет возрождения православной культуры, жить нам сегодня было бы гораздо страшнее.

Но все равно важно смотреть на происходящее трезво. Да, позитивные перемены в нашем обществе очевидны, но проблем остается еще немало. И меры, которые мы принимаем, в том числе и проекты строительства новых храмов, нацелены на то, чтобы облегчить, улучшить жизнь каждого нашего соотечественника — и личную, духовную, и семейную, и общественную жизнь.

— Иногда против новых храмов начинают протестовать те, кто категорически не хочет, чтобы голос Церкви хоть как-то звучал в обществе.

- Совершенно верно, как я уже сказал, есть и другая группа оппонентов — тех, кто, видимо, испытывает ностальгию по временам государственного атеизма и мечтает о полной бесправности православных верующих. Со стороны таких людей часто можно услышать упреки, что, мол, новые храмы строятся только для того, чтобы священникам обогащаться, чтобы народ обманывать более успешно, обогащаться с большей скоростью. Такие заявления, как правило, делают люди, для которых Бога не существует, а Церковь — просто земная организация корыстолюбивых людей в длинных облачениях.

Странно, что люди, придерживающиеся такой логики рассуждения, ничему не учатся на тех уроках, которые всем нам преподносит история. Неужели до сих пор не очевидно, что общество без Бога — страшное общество? Весь ХХ век — совсем еще недавно — человечество страдало, переживая примеры организации таких общественных моделей, когда Бога пытались запретить. Ни к чему, кроме трагедий, это не приводило.

А с чем мы можем столкнуться сегодня в том случае, если наши жилые районы будут застраиваться исключительно торговыми центрами, современными кинотеатрами и «парками развлечений»? Во что превратится ландшафт наших городов — не только архитектурный и эстетический, но и социальный. Я уже не говорю о моральной стороне вопроса. Уверен, никто не хочет, чтобы когда-нибудь на наших улицах иностранные тележурналисты могли бы делать репортажи об уличных беспорядках — подобные тем, какие сегодня приходят из Лондона, где местные власти уже просто не знают, какие меры предпринять, чтобы снизить социальную агрессию. Нам не нужна вторая Манежная площадь, нам не нужны поводы для повторения событий, которые случились в Москве в декабре прошлого года.

— А причем здесь храмовое строительство? Каким образом храмы могут предотвратить повторение событий на Манежной?

- Чтобы этих событий избежать, прежде всего в обществе должна быть здоровая нравственная и духовная атмосфера. И храмы — это те маяки, форпосты, вокруг которых такая атмосфера будет возникать и укрепляться. Ведь новый храм — это и новая община, в которую входят жители данного района, это и центр помощи нуждающимся, социально обездоленным, это и место, где молодые люди могут проводить время с пользой для себя и окружающих. И я имею в виду не только богослужения, но и время проведения досуга. Новые храмы — это и новые священники, и чем больше их будет, тем доступнее они станут для каждого конкретного прихожанина, для разговора, помощи, умиротворения вражды — и семейной, и общественной.

Кроме того, будущие двести храмов — это и новые места для сбора молодежи, которая ищет, чем себя занять, в чем применить. Для молодого человека зачастую жизненным вопросом номер один является вопрос его самореализации, применения его активной жизненной энергии. И Церковь не может не учитывать, не откликаться на эту потребность — в том числе и предлагая молодежи возможности для роста, развития — личностного, духовного.

http://www.interfax-religion.ru/?act=interview&div=333


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru