Русская линия
Богослов. Ru Александр Онищенко24.08.2011 

Церковные архивы — важный источник изучения жизнедеятельности Русской Православной Церкви в Советский период истории России

Нетрудно проследить отношение государства к Церкви в СССР на основе архивных данных. Однако выявить церковную позицию в отношении Советского государства представляется задачей гораздо более сложной. Связано это с недоступностью церковных архивов. Трудностям, сопровождающим исследователей Новейшего периода истории Русской Церкви, посвящена аналитическая статья Александра Онищенко.

Архивный Фонд Российской Федерации делится на государственные и негосударственные архивы[i]. Государственный архив объединяет не только корпус документов различного характера, справочную литературу, указатели и описи, но и рабочий коллектив архива и исследователей. Сотрудники архивов, чаще всего это люди с высшим образованием, несомненно, являются специалистами своего дела. Негосударственные архивы, чаще всего менее организованны по своей структуре, документы, хранящиеся в этих архивах, не систематизированы, не каталогизированы, иногда даже не описаны. Хотя нужно отметить, что по содержанию и характеру информации негосударственные архивы, возможно, более интересны для исследователей, так как содержат не только сухие канцелярские документы, юридические акты, официальную переписку, но и фотографии и письма личного характера, неопубликованные дневники и мемуары. К негосударственным (ведомственным) архивам относятся и архив Московской Патриархии, и иные архивы Синодальных учреждений, епархиальные архивы, частные архивы архиереев и священнослужителей.

В какой-то степени исследователю, который приступает к изучению истории недалекого прошлого, легче подобрать источники и необходимые исторические материалы для своего исследования. Поскольку некоторые свидетели событий Новейшего периода жизни Церкви ещё живы, можно пообщаться с родственниками почивших активных деятелей бурного XX века, обратиться к дневникам, записям, мемуарам, которые изданы, а также попросить помощи сотрудников ведомственных и личных архивов. Иногда удается получить доступ к необходимым материалам, но чаще всего ведомственные архивы закрыты для исследователей. С подобной проблемой пришлось столкнуться автору этих строк при работе над сбором материалов для кандидатского исследования.

Особые трудности сопровождают исследователей Новейшего периода истории Русской Церкви. В советскую эпоху столь большую религиозную организацию, как Русская Православная Церковь, конечно же, контролировали органы государственной власти. В Совете по делам Русской Православной Церкви, как и в Совете по делам религий, делопроизводство велось на высоком уровне, регулярными были передачи дел из архива Совета по делам РПЦ в Центральный государственный архив РСФСР (позже в Государственный архив Октябрьской революции). Но поскольку деятельность органов, которые курировали вопросы религиозных организаций в СССР, проходила под грифом «Секретно», определенная часть архивных документов и ныне недоступна для исследователей, поскольку является засекреченной.

Таким образом, пусть не в полной мере, но проследить отношение государства к Церкви в СССР возможно. Для этого необходимо только получить разрешение на работу с открытыми фондами Государственного архива Российской Федерации (Ф. 6991). К чести сотрудников Государственного Архива, следует отметить, что и сегодня документы органов государственной власти продолжают, хотя и минимальными порциями, рассекречивать.

Другую сторону вопроса, как то: церковную позицию в отношении Советского государства, реакцию верующих, епископата на происходящие исторические события мы, к сожалению, знаем только из официального печатного органа Церкви — Журнала Московской Патриархии.

ЖМП, несомненно, имеет большое значение для изучения истории Русской Церкви, но нельзя официальные церковные документы, обращения к властям, телеграммы, журналы заседаний Священного Синода, стенограммы конференций подменить архивными документами. Для исследователя в первую очередь представляют интерес резолюции, внутренние документы, фотографии и иные источники, которые позволяют рассматривать конкретный исторический вопрос разносторонне. Кроме того, официальные документы, как правило, также подвергаются многочисленным правкам, что не может не быть любопытным.

К большому сожалению, церковные архивы сегодня закрыты для исследователей, как светских, так и духовных учебных и научно-исследовательских заведений. Представляется, что такая позиция не может долго сохраняться, и церковные архивы должны перестать быть terra incognita для исторической науки.

В первую очередь введение в научный оборот пусть и небольшой части церковных документов может сослужить добрую службу Русской Православной Церкви, во всем многообразии задач, стоящих сегодня перед нею. Опыт минувших поколений, архиереев, руководивших кафедрами далеко в не самое благоприятное для Церкви время, может быть полезен сегодняшнему поколению молодых епископов, священнослужителей и церковнослужителей. А при грамотном историческом анализе документов можно найти ответы и на многие вопросы, которые встанут перед Церковью в ближайшем будущем. История, как известно, носит цикличный характер, события повторяются, пусть и меняются обстоятельства восприятия того или иного исторического факта.

Исследователю совсем не обязательно работать с документами личного содержания; скорее наоборот, особую важность представляют документы общецерковного характера. При таком условии маловероятно, что личность какого-то известного архиерея или его поступки, направленные на дело сохранения позиции Церкви в Советском государстве, станут поводом к его осуждению современными церковными кругами.

Кроме официальных архивных фондов Московской Патриархии и иных Синодальных структур Русской Православной Церкви имеются и другие архивы иных церковных организаций, как то: духовных школ Русской Православной Церкви, архивы монастырей и епархиальных управлений. К сожалению, ситуация, сложившаяся с этими архивами, ещё более сложная.

Архивы духовных школ Московского Патриархата могли бы многое поведать о возрождении духовных семинарий и академий в СССР, об утверждении программ, о первых слушателях, преподавателях, перспективах развития духовных заведений. Но как таковых архивов духовных школ нет. Чаще всего имеется некоторое помещение, где в хаотическом порядке сложены личные дела студентов и преподавателей. Не лучше дело обстоит и с епархиальными архивами. Так как штат епархиального управления ограничен, архивариус не выделяется в отдельную штатную единицу. Архивом занимается секретарь епархиального управления, а чаще всего делопроизводитель, который не в состоянии вести текущее делопроизводство епархиального управления и параллельно заниматься архивной работой, связанной с описью архивных дел, составлением указателей и иной работой, крайне необходимой для сохранения документов, отражающих функционирование епархии и работы архиерея.

К слову, епархиальные архивы по большей части содержат не только официальные документы, но и частные архивы архиереев, руководивших епархией, фотографии, личную переписку и иные любопытные документы, не только касающиеся деятельности правящего архиерея, но также секретаря епархиального управления, отцов благочинных и священнослужителей епархии, сотрудников епархиального управления, архиерейского дома и духовных школ и др.

Пока церковные архивы закрыты для исследователей, историкам Церкви приходится довольствоваться тем малым, что издается сегодня в качестве отдельных книг. Чаще всего это мемуарная литература, которая сегодня является едва ли не единственным историческим источником; посредством мемуаров авторы не только описывают исторические факты, но и выражают свое личное отношение к происходящему. Среди наиболее удачных попыток характеризовать и вместе с тем описать события истории в XX веке можно назвать мемуарные записи[ii] митрополита Таллиннского и всея Эстонии Корнилия (Якобса). Нельзя оставить без внимания подготовленные и изданные сборники документов[iii] по истории Русской Православной Церкви и конкретных епархий, а также анализ и размышления авторов о роли и положении Церкви в Новейший период, который основывается на исследовании обнаруженных документов[iv].

В любом случае, все труды, изданные в последнее время, — не что иное, как малая толика того, что необходимо современному исследователю для формирования объективного представления о положении Церкви в СССР.

Полное или по крайней мере частичное открытие церковных архивов позволит с иной позиции посмотреть на вопросы существования Церкви в СССР, на положение верующих в Союзных республиках, на формирование штата священнослужителей той или иной епархии. Многие проблемы взаимоотношений Церкви и государства, которые сегодня обросли легендами и сказаниями, будут разрушены, как только широкая общественность получит доступ к архивным фондам.

С уверенностью можно сказать, что ничего шокирующего или компрометирующего в ведомственных церковных архивах не будет обнаружено, напротив, как представляется, подробное изучение церковных документов прольет свет на личности многих церковных тружеников, которые прилагали немало усилий для сохранения церковных общин и иных религиозных организаций в СССР в трудное время. Мы сможем соприкоснуться с событиями недавней истории, которые до сих пор являются locus desperatus для современной исторической науки, как церковной, так и светской.

Представляется благоразумным и вполне обоснованным преимуществами работы в церковных архивах наделить именно церковных историков, так как нельзя сбрасывать со счетов момент этического характера, а именно формирование характеристик личности людей, связанных с деятельностью Церкви в СССР. Что бы ни открыли нам архивные источники, отношение нас, живущих в современных условиях формирования и утверждения кардинально нового церковного курса, должно быть почтительным к тем представителями Церкви, коими были почти все без исключения архиереи, священнослужители и церковнослужители трудного века минувшего.

[i]http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D1%80%D1%85%D0%B8%D0%B2%D1%8B_%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8

[ii] Например, Митрополит Таллиннский и всея Эстонии Корнилий. О моем пути. Таллинн. 2009. Или иной труд архимандрита Тихона (Секретарева) Высокопреподобие отца Алипия. Печоры. 2009.

[iii] Среди наиболее удачных подборок можно назвать: Письма Патриарха Алексия I в Совет по делам РПЦ при СНК-СМ СССР 1954−1970. 2 тома. Под редакцией Н.А. Кривовой. М. 2010. В. Пассат. Православие в Молдавии: власть, церковь, верующие. 1940−1960. 2 тома. Москва. 2010.

[iv] Сергей Бычков. Освобождение от иллюзий. Москва. 2010.

http://www.bogoslov.ru/text/1 902 911.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru