Русская линия
Аргументы недели Александр Чуйков,
Иван Конев
09.08.2011 

Оборонка: сапогом на горло
Лозунг оборонки: «Сердюков — уходи!»

Противостояние бывших чиновников налогового ведомства, уютно окопавшихся в Минобороны и оборонной промышленности, достигло точки кипения. До сих пор не заключены договоры на 15% от гособоронзаказа на этот год. Президент требует, премьер доволен, а Сердюков в очередной раз обещает: «Все будет о’кей». Что на самом деле происходит в заказывающих департаментах военного ведомства? Грозит ли социальным взрывом срыв гособоронзаказа? Чем возмущены наши производители? «АН» спросили у председателя Всероссийского профсоюза работников оборонной промышленности Андрея Чекменева.

— Андрей Иванович, газета «АН» в N28 от 21 июля этого года опубликовала открытое письмо, в котором вы и лидер ФНПР Михаил Шмаков обвинили министра обороны А. Сердюкова в фактическом срыве гособоронзаказа на текущий год. Есть ли реакция на ваши слова, обращенные к первым лицам страны?

— Не считая слов Сердюкова, что вс` будет хорошо, реакции не последовало. Тогда мы разослали наше обращение на предприятия ОПК с просьбой проанализировать его и в случае согласия поставить свою подпись. За неделю — несколько тысяч подписантов в поддержку. К сентябрю, к тому сроку, который дал Сердюкову премьер-министр В. Путин, рассчитываем собрать уже сотни тысяч. И тогда мы предъявим их и президенту, и премьеру, и самому министру обороны с требованием принять кадровые решения в отношении Сердюкова. Пусть руководство страны определится: кто ценнее — отечественная оборонка или нынешний военный министр, который своими действиями разрушает обороноспособность государства.

— Жестко. Гособоронзаказ срывается каждый год. Почему именно сейчас первые лица страны обратили на него внимание?

— Видимо, ситуация действительно критическая. Директора оборонки поняли, что вопрос банального выживания их предприятий актуален как никогда. И проблема востребована обществом.

При том что конструктивных решений не принимается, обострение проблемы может произойти осенью. Станет понятно, что оборонзаказ вновь не удастся выполнить по многим позициям из-за позднего заключения договоров по вине Минобороны. Проблемы выплывут и весной, если бардак в заказывающих департаментах МО продолжится и станет ясно, что в марте-апреле 2012 года опять не успеют провести конкурсы.

Это пороховая бочка, которая тлеет, и когда рванет, никому мало не покажется. Сейчас власти пытаются сгладить ситуацию, чтобы не рвануло во время выборов.

Кто Путина за нос водит

— Что сейчас происходит в заказывающих департаментах Минобороны? Остались ли там профессионалы или пришли девушки из налоговой инспекции?

— Этого никто не знает. Черный ящик. Мы лишь констатируем хроническую ротацию кадров, которые занимаются этим вопросом. Сегодня представитель заказчика на одном месте, завтра он уже переведен или уволен. Непонятно, кто сегодня прогнозирует виды вооружений и военной техники (ВВТ) на завтра и послезавтра. Никто грамотно не может сформулировать техническое задание конструкторским бюро, производству, оборонно-промышленному комплексу в целом. И никто не хочет брать на себя ответственность за то или иное решение. Создаются, а потом ликвидируются новые структуры, новые схемы работы с ОПК.

Раньше были монстры оборонзаказа. Тот же Анатолий Ситнов, который все знал досконально: сколько и какой техники нужно будет Вооруженным силам вперед на несколько лет. Сейчас говорить об этом в Минобороны просто не с кем. Тем более что есть тенденция полностью вывести закупку вооружений из подчиненности Минобороны и отдать её гражданскому ведомству.

— А как оно будет определять потребности армии?

— А это никому не понятно. Видимо, из наличия денег. То есть во главу угла ставятся финансовые ресурсы, а не реальные нужды армии. Будет ли учитываться при этом мнение специалистов — очень большой вопрос. Порочная схема. В Минобороны считают, что оборонная промышленность отдельно, а армия отдельно. Логика торговцев, а не профессионалов.

Они разрушили прежнюю, пусть не безупречную, но рабочую систему и уже четыре года никак не могут собрать новую. Каждый год новые правила игры и каждый год обещания привести системы в рабочее состояние.

— Сейчас август 2011 года, и основные предприятия оборонки не знают, что будут делать в следующем году?

— Ясность более или менее есть только по программе вооружений до 2020 года. Причем по длительным: 2−3-годовым контрактам. Например, по производству «Искандеров», носителей и блоков доставки для СЯС в интересах авиации и ВМФ. По обычным вооружениям — полная неопределенность. По боеприпасам объявлено, что два года закупок вообще не будет.

— Но есть же программа гособоронзаказа, в которой все позиции четко зафиксированы!

— 21 декабря 2010 года премьер-министр Путин подписывает постановление «О Гособоронзаказе-2011». В секретном приложении к нему оговорен полный перечень номенклатуры тех изделий, которые должны быть заказаны. Вплоть до цены. Консультации до этого шли с военно-промышленной комиссией, с Минпромторгом, с Минобороны и каждый директор знал, попал или не попал в этот список, и, следовательно, сохранял штат рабочих, проводил определенные мероприятия под этот заказ.

В первых числах января 2011 года министр обороны собирает совещание и требует сократить оборонный заказ. Постановление правительства было, мягко скажем, скорректировано в сторону сокращения. Причем никому из производственников об этом не сказали, они узнавали все по слухам.

Сокращение открыто признали только 31 мая на совещании у Путина. И ничего! — все сходит с рук Анатолию Эдуардовичу! Он весь в белом выходит и говорит, что «борется». Только непонятно с кем — уже всех победил. А заложники — рабочие. Например, Нововятского завода, который делает управляемые авиационные бомбы и выпускает другую продукцию ГНПП «Базальт». У него заказов нет. И не будет. А предприятие держало штат, платило коммунальные услуги, зарплату рабочим. Работало в убыток.

— А кто такой этот всемогущий и богоподобный Сердюков, который может сократить правительственное постановление, подписанное самим Путиным?

— Просто министр обороны (улыбается). Он вхож к начальству и объясняет ему лично, что это не нужно, это можно сократить. И каждый раз оправдывается: «Все будет хорошо. Но в будущем году». Сейчас убеждает, что в 2012-м все наладится, и в декабре текущего года завершат конкурсы на закупку вооружений и военной техники. В январе все получат аванс. Будем надеяться.

Но почему это нельзя было сделать раньше, например, в прошлом или позапрошлом году? Ведь сорванный оборонный заказ-2010 — практически полностью вина Минобороны. В этом году по ряду позиций он тоже уже невыполним. Но штрафные санкции за его неисполнение на производителей Минобороны накладывает регулярно и с удовольствием.

Из-за них сдача изделий на одну неделю позже — полная потеря рентабельности, свыше недели — предприятие работает себе в убыток.

Дан приказ: «Всем цены снизить!»

— В чем суть расхождений в определении цены на продукцию у Минобороны и предприятий ВПК? Почему вдруг в приказном порядке с Арбатской площади звучит: снизить закупочную цену на 25 процентов?

— В сентябре 2009 года в соответствии с указанием Начальника вооружения Вооруженных сил РФ — замминистра обороны В. Поповкина руководителям приемок на местах было предложено с учетом требований министра обороны уменьшить ценовые показатели стоимости работ (поставок) в ГОЗ-2010 на 15 процентов по отношению к анологичным по ГОЗ-2009. В Минобороны заявили, что оно отменено. Однако, судя по их действиям, эта директива продолжает работать.

— Минобороны упрекает оборонно-промышленный комплекс в том, что тот отказывается от модернизации столь необходимой военной техники, а вместо этого пытается навязать военному ведомству новые разработки по сумасшедшим ценам…

— Неправда. Большинство предприятий в последние годы выживало именно за счёт глубокой модернизации и ремонта техники. Были серьёзные экспортные заказы. Например, модернизация танков ближневосточного куста. Есть целая программа серьезной модернизации танков Т-72, Т-80 и более ранних. Сейчас на этот сегмент рынка активно входят израильские, чешские, французские заводы. А Россия потеряла миллионы долларов из-за бойкота по Ливии. Сейчас такая же ситуация может сложиться и в Сирии. Значит, будут ещё финансовые потери. Это десятки, если не сотни миллионов долларов.

И это на фоне действий «родного» Минобороны. Например, как только руководство Минобороны заявило, что не будет покупать Т-90, индийцы сразу заявили, что будут пересматривать цену на новые закупки этих танков в сторону снижения на 10−15 процентов. Такова цена заявлений генерала Постникова.

— Есть информация, что Минобороны подумывает само модернизировать технику. И планирует поставлять её на экспорт самостоятельно.

— Об этом не говорят официально, но на своих ремонтных заводах, по неподтвержденным данным, Минобороны начинает само проводить модернизацию бронетехники. И для внутреннего употребления и, возможно, на экспорт.

Это выходит дешевле. Запчасти закупаются по прямым контрактам. Но никто не знает, где, у кого, какого качества. Скорее всего, в Китае. А ответственность за все время эксплуатации несёт завод-изготовитель. И если что-то случится — свалят всё на завод, Минобороны останется в стороне. Мало было скандалов с ремонтами на коленке из контрафактных деталей?!

— Уже официально объявлено, что до 2014 года не будет договоров по поставкам боеприпасной группы и спецхимии. Можно ли будет восстановить производство после простоя?

— Всегда боеприпасы заказывались с избытком. Потому что во время боевых действий производство неизбежно будет отставать от потребностей армии. Сейчас, видимо, считается, что Минобороны боевые действия вести не будет. А на учениях обойдутся арсенальными запасами. Но там примерно 90 процентов боеприпасов с истекшим, пусть и продленным, сроком годности. Ими нельзя стрелять — в лучшем случае не полетят или не взорвутся на точке попадания. Например, во время событий в Южной Осетии авиация не могла нанести гарантированное поражение объектов из-за того, что использовались старые авиабомбы со складов. Только новые стали работать.

Остановка боеприпасных заводов на два-три года приведёт к тому, что они просто закроются, кадры уйдут и восстановить производство будет невозможно. А через три года Минобороны скажет: «Не можете сделать? Тогда закупим за рубежом». И действительно будет покупать за рубежом, предварительно уничтожив своё производство.

— Есть ли программа утилизации боеприпасов из арсеналов Минобороны, которые постоянно горят и взрываются?

— Нет, их тупо взрывают на полигонах. В России существуют уникальные технологии, которые позволяют безопасно разобрать боеприпасы прямо на месте, так как перевозить их опасно. Причем многое из комплектующих можно было повторно использовать. Многие заводы готовы свои линии перенести к крупным арсеналам и начать работу. Но никаких реальных движений ни со стороны военного ведомства, ни со стороны других структур нет. Рвануло, поляну от осколков расчистили и дальше живем, одной головной болью у Минобороны стало меньше.

Александр Чуйков

http://www.argumenti.ru/army/n300/118 469


+ + +

Авианосный скандал
Раздрай между Минобороны и судостроителями объясняют новыми закупками оружия у заклятых друзей

В Главном командовании Военно-морского флота ходят упорные слухи, что между директором Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) Романом Троценко и министром обороны Анатолием Сердюковым разгорается большой конфликт.

Он связан с желанием Минобороны приобрести для ВМФ России авианосец за рубежом. Наши оборонщики считают, что смогут спроектировать и построить его сами.

«Покупка „Мистралей“ воодушевила высших чиновников министерства. Еще весной они задумались о покупке среднего или тяжелого авианосца водоизмещением от 60 до 85 тыс. тонн. Пока вопрос начали только прорабатывать. Поэтому неизвестны ни численность изделий, которые планируется закупить, ни сроки, ни страна-изготовитель. Но принято принципиальное решение», — говорит офицер ВМФ.

По его словам, заявление директора ОСК о том, что корпорация приступает к разработке проекта, было «направлено на срыв таких договоренностей».

Офицер ВМФ уверен, что «основная работа по проработке контрактов начнется следующим летом. Загвоздка не в „железе“, а в управляющих системах. Их производство в большей степени контролирует США».

Как пояснили «АН» в ОСК, «высказывания Троценко совершенно точно не были „направлены на срыв“ каких-либо планов. Речь шла о проработке проекта российского авианосца, изначально предусмотренной в Госпрограмме вооружений».

«Если даже чисто теоретически рассуждать о возможности приобретения Россией за рубежом современного „среднего или тяжелого авианосца“, предложения на мировом рынке по этой статье на сегодняшний день отсутствуют. Помимо России только США и Франция сегодня располагают кораблями этого типа. Причем единственный французский авианосец „Шарль де Голль“, который по водоизмещению — 40 тыс. тонн — уступает почти 20 тыс. тонн отечественному ТАВКР „Адмирал Кузнецов“. Тяжелыми авианосцами водоизмещением от 80 тыс. тонн на сегодня обладают только США, которые их не экспортируют. И не планируют», — пояснили в ОСК.

Начальник Главного штаба ВМФ (1992−1996 гг.) адмирал Валентин Селиванов считает, что нам пока не нужны ни импортные, ни свои авианосцы.

«Сначала надо построить для ВМФ хотя бы 50 кораблей охранения океанской зоны 1−2 ранга. И только потом решать вопрос с авианосцем. На данный момент флот не может полноценно обслуживать единственный оставшийся на вооружении тяжелый авианесущий крейсер „Адмирал флота Советского Союза Кузнецов“, с трудом обеспечиваются его выходы в море. Сегодня для Министерства обороны на первом месте должны стоять более реалистичные задачи — создание флота, который смог бы выполнять боевые задачи. Ведь буквально через несколько лет решить их будет нечем. По старости в утиль уйдут корабли советской постройки, которых в строю подавляющее большинство», — говорит адмирал.

При этом, по словам Селиванова, строить авианосец водоизмещением 80−85 тыс. тонн в России сейчас просто негде. «В Санкт-Петербурге — максимум 30−35 тыс. тонн. На „Севмаше“ нет опыта строительства надводных кораблей. Думаю, что будет сорван даже международный заказ на модернизацию тяжелого авианесущего крейсера „Адмирал Горшков“ в авианосец „Викрамадитья“ для ВМФ Индии», — считает Селиванов.

В Главном командовании ВМФ говорят, что «уровень непрофессионализма при принятии решений о необходимости в строю того или иного корабля просто зашкаливает. Сейчас за проекты развития военно-морского флота отвечают гражданские сотрудники, бывшие инспектора налоговой службы, которые и в море-то никогда не выходили. Если только на морских яхтах Абрамовича».

Сейчас стоимость постройки авианосца с ядерной двигательной установкой достигает 2 млрд. долларов. Месячные расходы по его содержанию составят около 10 млн. долларов. В настоящее время только девять государств имеют в составе военно-морских сил авианосцы. Скоро к ним присоединится и Китай. На верфях северо-восточного порта Далянь заканчивается модернизация купленного у Украины авианесущего крейсера «Варяг», который теперь носит имя «Ши Лан». И, по данным Пентагона, скоро в Поднебесной приступят к строительству нового авианосца уже по собственному проекту.

Иван Конев

http:// www.argumenti.ru/army/n300/118 509


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru