Русская линия
Эксперт Елена Чудинова29.07.2011 

Очень удобный Брейвик

Мы живем в мире, что день ото дня делается страшнее. Не день ото дня даже, час от часу. Только что не было норвежского ужаса — и вот он, смотрит на нас со всех экранов. Деться от него некуда. Приходится о нем думать и говорить, хотя это очень тошно сейчас, когда все оборачивается столь предсказуемым образом.

После всех побед, одержанных западноевропейскими правыми в минувшем сезоне, такого Брейвика следовало ждать. Его не могло не случиться.

Не только исламские фанатики убивают во имя своей веры невинных людей! Правые христиане тоже так делают! Еще вчера такого нельзя было сказать ну никак, а сегодня-то, сегодня — можно! Один публицист даже изрек, что «они зеркально отражают друг друга» эти исламисты и правые. Это ничего, что статистика, мягко говоря, не на стороне правых (один убийца противу десятков тысяч), вот зеркалят и все тут, близнецы-братья. Я сама еще недавно парировала, слыша от оппонентов «ведь христиане тоже убивают»: «Но найдите мне такого христианина, который бы убивал во имя своей религии». И вот мне его нашли. Он хладнокровное омерзительное чудовище, его имя станет нарицательным.

Но так ли зеркален помянутым многим тысячам Брейвик? Исламские экстремисты, что вполне логично, убивают нас, «кафиров», «гяуров», как ни назови. «Зеркальный» их заединщик бы должен убивать мусульман. Подкладывать бомбы под мечети или медресе, приходить с оружием в час намаза. Но ведь нет. Протестуя против мусульманской экспансии, Брейвик идет истреблять свою плоть и кровь — норвежцев.

И ведь никто не озадачился столь странной деталью.

Конечно, мои оппоненты сумеют весьма аргументированно обосновать нестыковку. Нисколько не сомневаюсь в их способностях. Главными пострадавшими все равно останутся мусульмане Норвегии.

«События выходных опровергли утверждение, что правый экстремизм — только второстепенная угроза всеобщей безопасности», — размышляет американский писатель. Вот как, один Брейвик — и исламский экстремизм даже рядом не стоял с «экстремизмом правым», хотя никакого «правого экстремизма» не существует в природе, не существует потому, что правые, даже самые последовательные правые, никого не убивают. Ни своих, ни чужих. На самом деле — до сих пор.

Андерс Брейвик — не правый. Во-первых, он то ли гомосексуалист, то ли очень сочувствующий. Гомосексуалисты и их защитники — ну уж всегда леваки. Кстати, вспомним, что именно гомосексуалисты избивали мирных демонстрантов, протестующих против строительства мечети в Кёльне. Все смешалось в Евродоме. Это, по сути, сумасшедший дом.

Брейвика уже успели назвать «христианским фундаменталистом». Переводя с языка невежества, уточним, что подразумевается традиционализм. Но традиционные христиане — православные или католики — враждебны к гомосексуализму. Но не будь даже во всей этой истории голубых тонов, Брейвик не может быть не только правым, не только националистом, но и христианином.

В своем огромном «манифесте» Андерс Брейвик сфотографирован в масонском ритуальном наряде. Вот здесь не удержусь от небольшого отступления.

Говорить о масонстве в наше время — это хуже, чем носить днем бриллианты. Про дневное неприличие хождения во бриллиантах знают сегодня уже далеко не все, зато насчет неприличия разговоров о «масонском заговоре» обучен каждый. Прочно сформирован образ сиволапого придурка с застрявшей в бороде квашеной капустой (вариант — неряшливой тетки в платке, подавшейся в православную активность по причине женской невостребованности). Ну кому охота такое на себя примерить?

И все же вовсе обойти молчанием фотографию Брейвика в фартуке и перчатках мне лично представляется не вполне добросовестным.

Что можно знать о тайной организации, не будучи ее членом? Да почти ничего. Почти ничего не знаю и я, разве что могу делать логические выводы из обстоятельств не тайных, но абсолютно явных. А они таковы, что чуть какая пакость случись, наши ребята в фартучках тут как тут. Пакостью может быть февральско-октябрьский переворот в России. (Взявши власть, господа-товарищи почему-то долго дебатировали на партсобраниях публичность членства в ложах для руководящих работников ВКП (б). Только такие вот документы почему-то не цитировались в мильоннотиражных томах «Истории КПСС».) Пакостью может быть попытка переворота декабристов, происшедшая как раз в момент, когда британскому джуту (из индийского сырья) позарез нужно было потеснить на рынке русскую пеньку, да и вообще Великобритании жизненно необходима была «нестабильность этой дикой России». (Сколько за четыре года работы над романом перечитано мною монографий, и ведь хоть бы один исследователь потянул ведущие за границу масонские ниточки!) Пакостью может быть безграмотная «Энциклопедия», с вытекающей из нее революцией во Франции. Могут быть кровавые походы Наполеона Бонапарта (число масонских лож в его правление увеличивается на порядок).

Ох, не только, да и не столько, православные не жалуют масонов. Ватикан, как известно, место не вполне исконно-посконно православное, всегда автоматически отлучал от католической церкви любого, вступающего в ложу. Без индивидуальных разбирательств, по факту. Вступил — не католик. И, надо ж такому случиться, произошел II Ватиканский собор, надумавший более таких суровостей не производить. А еще надо же так совпасть, что перед этим собором у руля сверхдержавы (единственный раз!) встал католик. Ну и его почему-то убили. Из-за нефти какой-нибудь, не иначе.

Дособорный католицизм больше и дольше, нежели православие, сталкивался с масонством и изучал его. И почитал масонство врагом христианской цивилизации. Ну неужто вовсе без оснований?

Лично в моих глазах масонство — катализатор европейской деструкции. Зачем ему, масонству, надобно таковым быть, вопрос чрезвычайно интересный, но решительно праздный.

Нет ни одной правой националистической организации, с которой контактировал Брейвик. Это уже успели выяснить, поскольку выясняли в первую, кто б сомневался, очередь. Следовательно, Брейвик — либо одиночка (что все равно по любой нормальной логике выводит партии национального интереса из-под удара, да где ж возьмешь нынче нормальную логику), либо относится к совсем другой организации и, вполне вероятно, направляется ею. И такая организация просматривается невооруженным глазом.

Ищи кому выгодно. А давайте поищем, кому не.

Объектом горячей любви Брейвика оказалось государство Израиль. Стоит ли предполагать (как уже предположено некоторыми), что Израиль желал лютой расправы над молодняком, призывающим его бойкотировать? Израильтяне что, идиоты? Единственное, что могло бы быть в интересах Израиля — агитация среди этой самой молодежи, ну, допустим, подкуп активистов и т. п. Но для страны, находящейся сейчас в отчаянно плохом положении, любовь к себе таких Брейвиков — катастрофа.

А еще Брейвик — противник натовских бомбежек Сербии в 1999 году. Ну да, правда-то потихоньку выплывала. А теперь, теперь все — бомбежки были хороши, их же Брейвик осудил.

Все прорывы европейских националистов во власть, шумный успех Шарантона — все теперь приросло знаком вопроса. Один Брейвик — и начинай все с нуля.

Либеральная общественность выставляет виноватыми тех, чей ущерб не подлежит сомнению. Ответить за Брейвика теперь долго будут призывать правых, христиан, а еще сербов и Израиль. Сколько всего может выволочь на себе эта лошадка-убийца!

Приостановится ли на минуту мусульманская миграция в Европу из-за того, что по причине нелюбви к исламу «кафиры» убивают «кафиров»? Позволим себе очень усомниться.

Скорее предположим, что теперь потрясенные добрые норвежцы увеличат миграционные квоты.

http://expert.ru/2011/07/27/ochen-udobnyij-brejvik/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru