Русская линия
Православие.RuПротоиерей Савва (Михайлидис)23.07.2011 

«Аборт — это одна из больших ран нашего общества»
Беседа с протоиереем Саввой Михайлидисом (Кипр)

Одним из участников прошедшего в июле в Москве II Международного фестиваля социальных технологий в защиту жизни и семейных ценностей «За жизнь-2011» был священник с Кипра Савва Михайлидис. 30 лет назад отец Савва организовал на Кипре Общество защиты нерожденного ребенка. И вот уже десять лет он священник русского прихода в Лимассоле. В 2004 году им был создан Реабилитационный центр для жертв сексуальной эксплуатации, который занимается спасением женщин, попавших на Кипре в сети сутенеров. За первые четыре года своей деятельности центр помог около 300 женщинам, главным образом из стран бывшего Советского Союза. Отец Савва награжден орденом преподобного Сергия Радонежского III степени за заботу о русскоязычных верующих на острове.

— Отец Савва, Протоиерей Савва (Михайлидис)мы с вами находимся у стен Покровского собора Марфо-Мариинской обители милосердия, где трудами Елизаветы Федоровны Романовой была создана лучшая больница в Москве, в которой все врачи были православными, а прием больных — бесплатным. Каковы ваши впечатления от посещения обители?

- Я рад, что посетил Марфо-Мариинскую обитель 8 июля, когда в России празднуется День семьи, любви и верности. Это день памяти святых супругов Петра и Февронии, которые почитаются как покровители семьи. Я поклонился их мощам в Муроме. Нам нужны примеры святых супругов — чтобы люди поняли: святость возможна не только для монахов. Кстати, в Муроме есть мощи и еще одной замужней святой Русской Церкви. Это святая Иулиания Муромская, жившая во времена царя Ивана Грозного. Эта святая из семьи Осоргиных, и она является покровительницей этого благочестивого аристократического семейства. После фестиваля «За жизнь-2011», в работе которого я принимал участие, собираюсь посетить бывшее имение Осоргиных Сергиевское, или Карово, в Калужской епархии, чтобы обсудить восстановление разрушенной исторической Покровской церкви в этом имении. Я имею некоторое отношение к семье Осоргиных, потому что младшая дочь последнего владельца имения Михаила Михайловича Осоргина была моей учительницей русского языка во Франции — это монахиня Серафима (в миру Антонина Михайловна Осоргина; 1901−1985).

История последних Осоргиных в Сергиевском: Михаила Михайловича — бывшего губернатора Тулы, впоследствии священника Русской Церкви во Франции, жены его Елизаветы Николаевны (урожденной княжны Трубецкой) и их детей — хорошо известна в России и за рубежом. Это заслуга лауреата Пулитцеровской премии, американского журналиста русского происхождения Сергея Шмемана, сына известного богослова протопресвитера Александра Шмемана и праправнука Михаила Осоргина. Его книга «Эхо родной земли. 200 лет одного русского села» (Нью-Йорк, 1997) переведена с английского и на другие языки, включая русский (мы работаем над греческим изданием). Особенно трогательна та часть книги, где рассказывается история младшего сына отца Михаила — Георгия Осоргина — и его жены Александры (урожденной Голицыной). Георгий Осоргин был расстрелян в Соловецком концентрационном лагере в 1929 году, через несколько дней после того, как его супруга навестила его на Соловках. Кроме С. Шмемана о Георгии Осоргине писали и другие русские писатели: А.И. Солженицын, О.В. Волков, Д.С. Лихачев. И я написал статью о героической кончине Георгия Осоргина, она называется «Любовь и смерть в Соловках».

— Вы слышали о святой Елисавете Феодоровне?

- Конечно. Я очень уважаю и почитаю ее. Я даже посетил Алапаевск — место, где 18 июля 1918 года ее убили. Был я и на Святой Земле — в русском монастыре Марии Магдалины в Гефсимании, где находятся ее мощи и мощи инокини Варвары. Кроме ее жизнеописаний на русском языке существует и исключительная ее биография по-английски — «Элла — принцесса, святая и мученица» («Ella, Princess, Saint and Martyr») Кристофера Варвика. Автор помимо русских архивов использовал, с разрешения королевы Англии Елизаветы, переписку и дневники королевы Виктории — бабушки святой Елисаветы.

Святые Русской Церкви хорошо известны в Греции и на Кипре, так как многие русские книги были переведены на греческий язык. К примеру, об архиепископе Луке (Войно-Ясенецком) весь Кипр и вся Греция знают благодаря игумену греческого монастыря архимандриту Нектарию (Антонопулосу), который руководит отделом по работе с молодежью Фивской и Левадийской митрополии Элладской Православной Церкви. Его заботами переведены на греческий язык книги о святителе Луке, снят документальный фильм о нем. 1 и 2 ноября 2008 года митрополия Лимассола, комитет по строительству храма святителя Луки Крымского в Лимассоле и Министерство здравоохранения Кипра провели Международную духовно-научную конференцию «Медицинский опыт прошлого — миссия будущего: врачебная и научная деятельность архиепископа Симферопольского и Крымского — чудеса святителя Луки», в которой участвовал и отец Нектарий. В Греции построены и храмы во имя русского архиепископа-врача, здесь совершается множество чудес по молитвам этого святого.

— Батюшка, летом прошлого года я освещала работу международного детского лагеря, которым руководит отец Нектарий. Уже много лет в рамках благотворительной программы «Мост любви» он приглашает из России и Украины детей-сирот, детей из многодетных семей, а также ребят из проблемных семей. Он окружает их заботой, любовью и добротой, пытается подготовить к взрослой жизни. Поражают его доверительные беседы с ребятами об отношениях полов, о грехе аборта, о семейных ценностях, о любви, о святых угодниках Божиих. Если бы со всеми детьми так говорили в детстве, возможно, они не попали бы в те ситуации, из которых вызволяете девушек вы.

- Отец Нектарий молодец, что занимается таким делом! Думаю, что целомудрие -соблюдение молодыми людьми воздержания до брака — важная не только христианская, но и общечеловеческая ценность, приносящая и большую практическую пользу. Чистота и сексуальное воздержание до брака возможны, и мы поступаем несправедливо по отношению к молодым, когда в силу разных причин мы, старшие, примиряемся с так называемой сексуальной революцией. Даже и бывшие жертвы торговли телом могут с помощью Церкви вернуться к чистой жизни, подражая святой Марии Египетской. Человек, в отличие от животных, которыми безраздельно управляют сексуальные инстинкты, имеет божественные дары — логику и волю, и ему необходимо сдерживать свои инстинкты нравственными рамками. Я согласен с вами, что христианское воспитание оберегает от опасности проституции. Мой опыт общения с девушками, которых мы спасли от сутенеров на Кипре, убедил меня в том, что основная причина, делающая их легкой добычей для их эксплуататоров, — это, как правило, не столько бедность, сколько низкий уровень их нравственности. Вербовщики на их родине, конечно, обманывали их, скрывая, что они будут принуждены заниматься проституцией в кипрских ночных клубах, но иногда все же говорили им полуправду — что они будут танцевать в кабаре перед клиентами. К сожалению, они на это соглашались, несмотря на то, что такие танцы — это одна из разновидностей сексуальной эксплуатации. Кроме того, известно, что если они беременели от клиентов, то прибегали, к сожалению, к абортам. С теплотой вспоминаю одну девушку из Молдавии, которая забеременела от своего сутенера и, несмотря на его требования сделать аборт, отказалась от этого и пришла ко мне за помощью. Я ей сказал: «Можно отдать ребенка на усыновление (никто не осудит), но более человечным решением проблемы будет, если ты оставишь его при себе».

— Вам за вашу деятельность, конечно же, не раз угрожали владельцы кабаре, которые силой удерживали девушек.

- Да. Я помню, как однажды, когда мы спасли трех или четырех девушек из двух разных кабаре, их владельцы прислали мне сообщение, что могут за несколько тысяч лир найти человека, чтобы убить меня. Я думаю, что, скорее всего, так они пытались запугать меня. Но я не обратил на их угрозы особого внимания. Больше волновалась матушка. Наступит день — мы все умрем и предадим нашу душу Богу. И я вовсе не думаю, что это что-то страшное, если это произойдет, когда мы исполняем свой долг. Страшно, если кто-то умрет в больших грехах и без покаяния.

Я должен сказать вот еще о чем: были и такие сутенеры, которые считали, что я исполняю свой долг как священник русского прихода. Более того, один из них был и остается моим чадом, хотя его и приговорили к заключению на основании показаний одной девушки из нашего приюта. Я слышал, что его мать была очень благочестивая женщина. Когда я на исповедях столкнулся с проблемой торговли женщинами, передо мной встала дилемма: остаться равнодушным и убедить себя в том, что это не моя работа — возиться с такими «зловонными» темами, или что-то делать. Я предпочел второе. Я не был первопроходцем — тем священником, который впервые организовал приют для жертв торговли женщинами, — по крайней мере, в Европе. Первым клириком, основавшим подобный приют, был, я полагаю, один католик в Равенне, в Италии. Возможно, я был вторым. Сегодня на Кипре существует уже государственный приют.

— Вы давно ведете противоабортную деятельность. Расскажите, пожалуйста, с чего все началось.

- Много лет тому назад, когда я, молодой богослов, продолжал обучение в университете в Германии, я прочел брошюру против абортов. Это была американская брошюра, переведенная на немецкий язык. Ее написал известный американский врач Jack Willke. Когда я вернулся на Кипр, то основал там Общество защиты нерожденного ребенка, и мы работали на протяжении многих лет, просвещая людей с помощью брошюр и статей. В Греции я опубликовал в 1984 году, за два года до легализации абортов в этой стране, в греческом богословском журнале работу под названием «Аборт. Миф и реальность». Для Греции того времени это статья оказалась оригинальной, и она была хорошо принята в церковных кругах. В 2008 году она была издана как отдельная небольшая книжечка, а в 2009-м была помещена в большой книге, которая содержала развернутую библиографию, профессора богословского факультета Университета Фессалоник Мильтиадиса Вандсу «Нравственный аспект аборта». Предисловие к книге написал патриарх Константинопольский. Было бы полезно перевести ее на русский язык.

Что касается темы практической помощи беременным женщинам, то, судя по тому, что я видел и слышал на фестивале «За жизнь-2011», Россия идет по очень хорошему пути, и, скорее, это мы должны учиться у вас. Меня воодушевило то, что священноначалие Русской Церкви не наблюдает издалека за деятельностью клириков и мирян, а активно ее поддерживает.

— Вы хотите сказать, что в вашей работе по просвещению людей официальные структуры Церкви Кипра вам не помогают?

- Я отвечу кратко: не в той мере, в какой следовало бы. Я расскажу об одном характерном случае. Когда я задумал организовать Общество защиты нерожденного ребенка, то посетил одного митрополита, сейчас уже покойного. Я сказал ему: «Владыка! Аборт — серьезная проблема, и надо что-то делать. И этой проблемой на Кипре никто не занимается». Я надеялся на его помощь в организации общества. Он сразу прямо сказал мне в присутствии одного известного монаха с Афона: «Не вмешивай меня в это дело. Я предвижу реакцию людей». Как будто мы должны что-то делать только тогда, когда нам аплодируют! Позже этот митрополит, прочитав наши выступления в газетах, увидев их по телевидению, сам начал проповедь против абортов. Греческое слово «епископ» означает «человек, который присматривается; наблюдатель». Сфера его интересов не может ограничиваться административными обязанностями. Он должен обращать внимание на нравственные раны общества (такие, как аборт, например), поучать и контролировать свою паству. Я говорю без тени лести: мне понравилась проповедь патриарха Кирилла после богослужения в Марфо-Мариинской обители 8 июля, в которой он осудил аборт как мерзкое деяние. Также я слышал на фестивале, что патриарх Кирилл выступил с предложениями об ужесточении законодательства oб абортах. Хорошо, что государство выделяет средства на такие конференции, как фестиваль «За жизнь», но еще лучше было бы, если бы оно запретило аборты.

— К сожалению, во многих западных странах и в России аборты легализованы. Что вы думаете об этом?

- Если я не ошибаюсь, Советский Союз был первой страной в мире, где легализовали аборты. Однако впоследствии советские власти из-за последствий абортов для женщин начали кампанию по ограничению этого зла. Раньше у меня был даже советский плакат против абортов, и я показывал его на одном международном конгрессе, посвященном этой проблеме (позднее я передал плакат правовому комитету Кипрского парламента, пытаясь убедить депутатов вновь вернуться к рассмотрению вопроса об ужесточении законодательства в отношении абортов). Правда, эта советская кампания, кажется, не привела к тем результатам, которых ожидали.

С того момента, как государство легализует аборт и предоставляет женщинам возможность сделать его бесплатно в государственных больницах, исчезает важная преграда для аборта — воспитательная, превентивная функция закона, а ведь такое восприятие закона обычно укоренено в сознании среднестатистического гражданина. Для простого человека то, что законно, то и есть нравственно. И в народе утвердилось подобное отношение к абортам. Кроме того, легализация аборта — это большое лицемерие. С одной стороны, закон считает большим преступлением убийство ребенка после рождения, но с другой стороны, он не считает аборт преступлением — просто потому, что ребенок находится еще в материнской утробе. Государство не должно позволять матери выбирать жизнь или смерть для еще не рожденного ребенка и считать аборт обычной хирургической операцией. Какую болезнь лечит аборт?

Есть и еще одна проблема — можно ее назвать финансовой: государство платит за аборт в государственных больницах, как если бы речь шла об обычной хирургической операции, полезной для здоровья. На российском телевидении была такая реклама: «Заплати налоги — и спи спокойно!» Но я не могу спать спокойно, если мои деньги как налогоплательщика тратятся государством на убийство нерожденных детей!

— Что бы вы могли посоветовать для более результативной деятельности Русской Церкви в борьбе против абортов?

- Я дерзну внести радикальное предложение, зная огромные возможности и потенциал Русской Церкви, — создание православного врачебного факультета, где будет преподаваться традиционная медицинская этика (изложенная и в клятве Гиппократа, и в Женевской декларации (1948 года) Всемирной медицинской ассоциации); это, без сомнения, повлияет и на других медиков России. Иногда необходимо подчеркнуто напоминать всем врачам о том, что задача медицины — врачевать, а не убивать.

— Благодарю вас, отец Савва, за беседу, а главное — за то, что вы не проходите равнодушно мимо страданий людей. Спаси вас Господь!

- И я благодарю за предоставленную мне возможность высказаться перед возлюбленным русским народом, с которым впервые я познакомился через сочинения Достоевского и Толстого еще школьником. Иногда я чувствую себя более русским, чем греком. Я могу сказать, что я русский — по сердцу и образованию.

С протоиереем Саввой Михайлидисом беседовала Ирина Ахундова

http://www.pravoslavie.ru/guest/47 666.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru