Русская линия
Православная газета г. ЕкатеринбургСвятой праведный Иоанн Кронштадтский21.07.2011 

Табакокурение
Из трудов святого праведного Иоанна Кронштадского

Табак — поганое, блудное, антихристово, сатанинское зелье.

(Толковый словарь В.И.Даля)

- Что это во рту у тебя? Ты говоришь: сигара, — а я говорю: дымящаяся головня. А при этих двух словах я вспоминаю слова пророка Исаии, который от лица Господня назвал двух весьма важных по сану, но непотребных по жизни человек, дымящимися головнями (см.: Ис. 7, 4). Как не скажешь, и совершенно справедливо, что люди, проводящие жизнь только в чувственных удовольствиях, — самое точное подобие тех сигар, которые тлеют в их нечистых устах? Так, человек плотский, и сигара твоя, вечно тлеющая у тебя во рту, и ты сам — почти одно и то же. Дымишь ты только Божий свет своими плотскими делами, а о делах правды не помышляешь. Но вспомни, что людям, сеющим в плоть (ср.: Гал. 6, 8), обещано вечное тление в огне гееннском, и ты, как сырая головня, будешь пищею вечного огня. Куря свою сигару и вдыхая дым ее, впитывай в себя мысль, внедряй веру в свое сердце, что ты сам обратишься некогда в вечную головню, если будешь на этом свете предан одним удовольствиям чувственности. — Идите от Мене, проклятии, во огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его (Мф. 25, 41).

— Тление твоей сигары или папиросы изображает весьма хорошо тление твоего сердца в огне страстей: как тлеет твоя сигара во рту у тебя, так тлеет твое сердце в огне разных страстей. И как страсти — постоянная и великая насмешка диавола над бедными людьми, так курение табаку есть новая насмешка его над ними. Это — вывеска внутреннего огня страстей.

- Курение, как страсть и дело повсеместное, есть дело и сеть сатаны, кроющегося в плоти нашей. Чрез курение также усиливается плоть над духом, да как еще! — Говорят: табак-де вещь безразличная. Игра в слова. Как безразличная? Посмотрите, сколько в нем греховного: от плод его познаете его (Ср.: Мф. 7, 16) — грех он или нет.

 — Табак, говорят, детская шалость. Положим, что шалость, но если из-за ней дитя чуждается отца и матери — худо; если во вред другим его шалость — худо; если во вред самому себе — худо. Как ни посмотри, а все — худо.

- Если бы курение табаку, лакомства, шутки, смешки, чтение праздных книг не падали на сердце, то они были бы извинительны; но все это падает на сердце, и все это удаляет его от Бога; все дает ему долю одебеления или зачерствения.

— Табак обладает человеком: курит все человечество и курит сильно, с привязанностию. Табак вреден человеку — во всех его званиях (идеже сокровище ваше, ту будет и сердце ваше) (Мф. 6, 21), когда он обладает человеком: вреден воспитаннику, вреден чиновнику, мещанину, купцу, военному, ремесленнику, земледельцу — вреден и в гражданском и в религиозном отношениях, расслабляя физические и нравственные силы человека.

- Чай и курительный табак поджигают и расслабляют плотского человека, и без того палимого и расслабляемого многими страстями, действующими во удех его (Ср.: Иак. 4, 1). — Надо крайне осторожно пить чай и есть с ним. О! Как он расслабляет сердце и возбуждает скрывающийся пламень страстей! Табак — также крайнее расслабление сердца, усиление плотского человека против духа. Маловажно ли после этого дело — пить чай и курить табак — в порядке христианской жизни, где сердце имеет такое огромное значение?

— Табак — подслащенная пилюля диавола, которую он дал плоти, прикрываясь мнимою ее потребностию, ее похотию бессмысленною. Четыре зла разом делает чрез табак диавол: время драгоценное убивает, жизнь сокращает, самую глупую роскошь производит и у нищих насущное пропитание отнимает. — Проверьте, так ли это. По всем соображениям так. — О проклятое, бессмысленное курение (да и нюхание) табака! Смотрите: какая чума — табак; всех он заразил — все занимаются курением пресерьезно, как делом, и почти постоянно, не разбирая времени: встали — курят вместо молитв, едят — курят, пьют — курят, читают, разумеется, что-нибудь легкое, плотское, житейское, — курят; в будень — курят, в праздник — курят, к Богослужению зовет колокол — курят, дома — курят, в гости пришли — курят, работая — курят, от безделья — курят, только спят — не курят, да и тогда во сне, в грезах — курят, и все, и все — курят, всю жизнь курят. Суета, громадная, бесконечная суета! — Братия! Други! Что мы делаем? Да разве жизнь дана нам для курения? Что мы все и все курим, так, что из-за курения едва не забываем не только отправлять надлежащим образом дела по обязанностям службы, — потому что и за делом страстный до курения о том больше и думает, как бы выйти да покурить, — но о важнейшем деле своего спасения! — Поймите лукавство врага, действующего чрез растленную плоть нашу! — О, не имать Дух Божий пребывати в человецех сих, зане суть плоть! (Быт. 6, 3.) Плоть, плоть — почти все мы, за исключением немногих, потому что все живем в плоть, все сеем в плоть — и, конечно, от плоти все пожнем истление (ср.: Гал. 6, 8), если не дадим перевесу духу над плотию! — Жители Содома и Гоморры сластолюбствовали в сытости хлеба и вина, а нынешние — образованнейшие, далеко оставившие за собою древний мир люди прибавляют еще к сытости хлеба и вина — одуряющую, разрушающую здоровье сытость табаком! О дивный прогресс! О премудрый прогресс! О приближающий ко дну адову прогресс! — А прогресс веры сердечной, живой? А прогресс любви христианской, отказывающей себе не только в излишнем, но и в некоторых необходимых потребностях — для того чтобы вспомнить вопиющие, ужасающие недостатки других, не имеющих насущного куска хлеба, необходимой одежды и необходимого крова? Где ты — истинный прогресс? — О тебе забыли; твое имя похитили у тебя и приложили к этому чудовищному, сатанинскому прогрессу! — Что же нам в бездушном, сухом, холодном просвещении, которое просвещает ум, а сердце оставляет холодным, безверным, не согретым любовию к истинному благу человечества? Что твои науки, когда они не научают самому нужному, самому главному знанию — сердечному познанию Отца щедрот (2 Кор. 1,3) — Бога и Сына Его — Христа Бога и с Ним и Духа Животворящего? Что твои науки, когда они удаляют из сердца веру в жизнь будущаго века и поселяют в сердце лихорадочную любовь к наслаждению временною жизнию, при которой человек помнит только себя, забывая о других? Христе, Свете истинный, просвещаяй и освещаяй всякаго истиннаго человека, грядущаго в мир, — просвети нас, объятых кругом тьмою греха! Доколе мы будем посмеянием диавола?! — (Табак одебеляет сердце, усиливает плоть над духом — это испытано.)

- О! Какое зло производит этот табак и на душу по тесной связи ее с телом! Какое, вы спросите? Нет нужды и спрашивать. Посмотрите — и увидите, или лучше: вы это сами видите. Табак сделался общею потребностию, притом большею потребностию, чем пища и питие: к пище и питию прибегают только раза три-четыре в день, а к табаку — многие едва не без числа; приемы табачного дыма, особенно у людей, которые имеют много свободного времени, чрезвычайно часты. А все время курения не есть ли почти потерянное время для души, для удовлетворения духовных ее потребностей, некоторых удовольствий чувственных?

 — Для людей благочестивых, положим, и самое время принятия телесной пищи не есть время, потерянное для Бога, для души, потому что человек богобоязненный и ядый, Господеви яст, благодарит бо Бога (Римл. 14, 6) и пиет он во славу Божию, но при курении табаку, которое есть непозволительная прихоть, мнимая, а не настоящая потребность, может ли быть благодарение Богу, не кощунство ли будет благодарение? Вы скажете, что и при курении можно иметь добрые мысли и чувства, даже делать дело хорошо: в добрый час. А я думаю иначе: гастроном во время стола думает только о том, что стол удивительно хорош, вкусен, что наслаждение прекрасным столом — высокое наслаждение, и, верно, ему не приходят в это время и на ум какие-либо духовные наслаждения, прямо добрые мысли и чувства, например, положим, мысль, что тогда, как он прекрасно и до пресыщения кушает, многие из его собратий остаются голодными, полуобнаженными, что к ним надобно иметь сострадание, что им нужно помочь, что его долг им помочь.

- С гастрономом почти рука об руку идет табакопат (табакопаф). Или плоти угождать, или Богу — одно из двух. Табакопат почти не способен иметь прямо добрых мыслей; во время курения любимого им табаку приходят ли ему в голову мысли о том, что деньги, потраченные на табак, на это положительно вредное зелье, гораздо лучше было бы отдавать бедным, не имеющим куска хлеба, что он бросает свои деньги, может быть, очень небольшие, прямо в землю, лишая себя, может быть, часто самых необходимых вещей!!! О, как бы пожал обильно в будущей жизни тот человек, который бы все деньги, истраченные на табак, раздал нищим! А теперь, бедный, он снискивает ими вечный огонь на свою голову. Да, братия. Этот огонь в ваших папиросах, сигаретах, трубках есть верный предтеча гееннского огня, если вы страстно, постоянно возгнетаете его. Это — похмельное пьянство! Это не преувеличение, а чистая истина. Как огонь вина в утробе пьяницы есть предтеча вечного огня, так огонь в папиросах, трубках и сигарах у людей, страстно им преданных, есть верный предтеча огня. О, сатанинские ослепления и пленение людей!

 — Где сокровище ваше, говорит слово Божие, тут будет и сердце ваше (Мф. 6, 21). Если табак — ваша любимая прихоть, ваше сокровище, непременно с ним и сердце ваше, и мысли ваши. Между тем мысли и сердца людей должны обращаться чаще всего к Богу, заниматься больше всего Богом, Источником нашей жизни, чтобы вдыхать в свою растленную грехами природу чрез веру Его Божественную жизнь, благодать сердечного мира и радости.

- Не от вас ли, окаянные курильщики, не от вашего ли плотского самолюбия всепоглощающего распространилось столько нищих? Не от вас ли, пожигающие дары Божии, многим нечего есть, пить, нечем одеться, нечем за квартиру заплатить? Не от того ли, что вы пожигаете ни за что, для пустого удовольствия своей плоти, — дары Божии и не хотите делиться ими с нищими своими братиями, — да еще и браните и преследуете их? — Курение ваше делает вас язычниками, хуже язычников; не пища, не питье, а самая нелепая прихоть — курение табачное; вы знать не хотите заповедей Христа, Спасителя нашего, о любви к ближнему: любите друг друга (Ин. 13, 34; 15, 12, 17): — ибо вы считаете должным любить только себя и презирать бедных. Взыщется с вас за эти сигары ваши, папиросы ваши, трубки ваши; смотрите, остерегитесь: не пришлось бы вам сгорать вечным огнем, как вы теперь жжете в зубах ваших папиросы ваши. — На то ли вам даются дары Божии? — О разумники века сего, до конца объюродевшие! Чего вам ждать от милосердия Божия в будущем веке? Вы истощили это милосердие в нынешнем веке: в будущем вас ожидает неумолимо правда Божия, если вы не обратитесь от безумных дел своих и не… исправитесь. — Вы не знаете, что делать от пресыщения; а братия ваши — нищие, которых вы презираете, истаявают от голода и холода. <…>. Сотворите, братия, плоды, достойны покаяния (Мф. 3, 8; Лк. 3, 8); или вас постигнет праведный Суд Божий: ибо суд без милости не сотворшему милости (Иак. 2, 13).

 — Бегайте курения табаку, особенно — излишнего. Курение — прямо противоестественное дело. Уста даны вовсе не для того, чтобы есть ими дым. Дым не питателен, спросите хоть у кого угодно, и пищеварению не способствует. Дыхание существует у нас вовсе не для того, чтобы дышать дымом. Иное дело — обонять благоухание кадила или другие ароматические запахи. Табак, по признанию опытнейших и умнейших медиков, решительно вреден для здоровья, особенно — для слабых природ, притупляет душевные способности и всего человека делает слабым и недеятельным, малоспособным, а больше и совсем неспособным к важнейшим, требующим времени и усилий, предприятиям.

http://orthodox-newspaper.ru/numbers/at51841


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru