Русская линия
Известия Валерий Тишков21.07.2011 

«Среди российских национальностей будет возрастать доля северокавказских народов»

Директор Института этнологии и антропологии РАН Валерий Тишков об интеграции мигрантов и демографической проблеме

Демографические прогнозы Росстата на первый взгляд выглядят довольно пессимистичными, если не катастрофичными. Однако специалисты уверены, что все не так уж и плохо. К чему именно приведут миграционные процессы, обозревателю «Известий» Елене Лория рассказал директор Института этнологии и антропологии РАН ВАЛЕРИЙ ТИШКОВ

К 2030 году ожидаемый миграционный прирост в России — 626 тыс. Можно ли говорить о том, что произойдет радикальная смена состава населения России?

Демографические прогнозы на далекую перспективу редко сбываются. В России находится несколько миллионов мигрантов, которые переписью не подсчитаны по разным причинам, но намерены жить здесь постоянно. Россия может достичь нулевого уровня роста, то есть сохранять нынешнюю численность.

Каким образом?

Для этого необходимо ежегодное пополнение населения иммигрантами. Даже при заметном повышении рождаемости сейчас в детородный возраст вступило поколение начала 1990-х годов, численность которого самая маленькая по сравнению с другими.

Значит, население страны все же изменится?

Существенной перемены произойти не может. Переписи 2002 и 2010 годов говорят о том, что этническая структура населения достаточно устойчива: русские составляют около 80%. Будет возрастать доля северокавказских народов и малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Но радикально заменить нынешнее лидирующее положение русских, татар, украинцев и других крупных народов эти группы не смогут. Хотя аварцы и чеченцы за эти 20 лет вошли в десятку самых крупных народов страны.

Каким будет население России через 20,40 лет? Мигрантов из каких стран будет больше всего? В США, к примеру, по оценкам специалистов, к 2050 году белое население составит меньшинство.

Что будет к 2050 году в США, меня меньше волнует, хотя уверен, что так называемое белое население (включая испаноа-мериканцев) сохранит лидирующее положение. У нас же многое зависит от экономической ситуации (особенно в соседних странах) и от миграционной политики. Ясно, что больше всего мигрантов будет из постсоветских государств, как это было в предыдущие десятилетия, но среди них все меньше будет этнических русских. А из стран Западного полушария, Африки и Азии (кроме Средней Азии) роста мигрантов не будет по причинам ограничений на иммиграцию, больших культурных различий и особо негативного отношения россиян к этой категории.

Можно ли по предварительным итогам Всероссийской переписи 2010 года говорить об изменении состава населения России?

Радикальных изменений нет. Население за восемь лет сократилось почти на 3 млн, и это существенно, но не на 1−2 млн в год, как обещали нам демографические прогнозы прошлого десятилетия.

Надо ли ограничивать поток мигрантов?

Российская миграционная политика становится более четкой, хотя в целом остается достаточно либеральной. Приоритет должен оставаться за нашими бывшими соотечественниками. В мигрантах из других стран Россия может не нуждаться, если только это не представители высококвалифицированных профессий.

Может ли миграция решить демографическую проблему?

Немного поднять рождаемость может, а решить демографическую проблему — нет. Для этого необходимо улучшать показатели продолжительности жизни основного населения, снижая смертность и повышая рождаемость. Необходимо радикально сокращать потери населения от алкоголя и табакокурения, травм, несчастных случаев, особенно ДТП, и от других внешних причин.

Надо ли интегрировать мигрантов? И каким образом? И прав ли Саркози, заявивший, что «мультикультурность потерпела крах»?

Сам Саркози — мигрант в первом поколении — воплощает реальность мультикультурализма, как и этнический вьетнамец в должности вице-канцлера Германии. Интеграция мигрантов в принимающие общества абсолютно необходима.

Даже тех, кто этому активно сопротивляется?

Да, есть особые трудности с интеграцией мусульман, часть которых не хотят принимать ценности христианской цивилизации. Но Европа найдет ответ на эту проблему. Можно заимствовать опыт России, где уже много столетий православные и мусульмане сосуществуют мирно.

Будет ли катастрофой, если русское население «растворится» в миграционном потоке?

Посмотрите на Францию и на Россию не глазами испуганных журналистов и политизированных экспертов, а глазами спокойного обозревателя, и вы увидите, что никакого «растворения в миграционном потоке» нет ни среди французов, ни среди россиян. Русское население на протяжении всей его истории сосуществовало с представителями других национальностей. Дети смешанных браков с русскими по-прежнему предпочитают выбирать русскую национальность и становятся русскими по культуре и самосознанию.

Может ли Россия стать мультикультурным и мультиконфессиональным обществом? Или же будет вечное противостояние «местных» и «понаехавших»?

Российская Федерация уже сейчас одна из самых полиэтничных и поликонфессиональных стран мира. О каком «вечном противостоянии» можно говорить в стране, которая после 1991 года приняла 10 млн новых жителей (больше только в США), где люди разных национальностей живут и работают вместе, включая редакции газет и телеканалов, которые и насаждают миф о противостоянии.

Есть ли страны, грамотно решившие проблему миграции?

Многие страны приняли большое количество мигрантов и обеспечили свое развитие. Кто поступил более грамотно и больше выиграл — США, которые приняли недавно более 10 тыс. турок-месхетинцев, или Россия, включая Краснодарский край, откуда их выжили местные власти при попустительстве федерального центра?


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru