Русская линия
Русский курьер Зоя Светова16.06.2004 

«Обезьяннего» суда не будет?
К суду над организаторами выставки «Осторожно, религия!» был приурочен митинг с требованием прекратить инквизиторский процесс

«Каков ваш прогноз? Прекратит ли суд дело в отношении сотрудников музея им. Сахарова?» — журналисты обступили адвоката Юрия Шмидта после неожиданного перерыва в судебном заседании.
«Я не знаю и даже не догадываюсь, — заверил журналистов Шмидт. — Защита сделала заявление, обозначив свою позицию по поводу предъявленного обвинения. О том же мы говорили и следователю, подавали жалобу прокурору. Обвинение загнало себя в тупик. Разумно было бы не начинать бесполезное судебное следствие, а прокурору — отказаться поддерживать такое обвинение. Дело прекратить. Наше заявление- это призыв к прокуратуре».
Прокурор к призыву защиты не прислушалась. Зато судья неожиданно прервала процесс и после 20-минутных размышлений, объявила, что вынесет постановление на следующий день.
Участникам и свидетелям этого необычайного судебного представления в Таганском суде, которым стало первое слушание уголовного дела в отношении директора музея имени А. Сахарова Юрия Самодурова, его сотрудницы Людмилы Веселовской и художника Анны Михальчук, обвиняемых в разжигании религиозной вражды, осталось только гадать, что решит судья Ларина. Согласится ли она с доводами защиты и обвиняемых, которые вчера заявили, что обвинение им непонятно, поскольку оно не конкретизировано?
Более того, в заявлении защиты, зачитанном Юрием Шмидтом указывалось, что постановление об обвинении противоречит закону. Самодурова и его «подельников» обвинили по обновленной 282-ой статье УК РФ, тогда, как инкриминируемое им деяние было совершено почти за год до внесения поправок в эту статью УК. Таким образом, новая диспозиция обвинения значительно ухудшает положение обвиняемых. Так, например, когда Самодуров организовывал выставку «Осторожно, религия!» в формулировке статьи 282-ой говорилось о преследовании за «действия, направленные на возбуждение национальной, расовой и религиозной вражды, унижение национального достоинства…»
В декабре 2003 года в эту статью были внесены поправки и речь теперь идет уже о «возбуждении ненависти либо вражды». Получается, что следователь не привел обвинение в соответствие с новой редакцией закона. И это, согласитесь, достаточно странно. Дальше — больше.
Адвокат Шмидт подробно показал, почему предъявленное обвинение — крайне несостоятельно. «УК РФ и Европейская конвенция по правам человека требуют чтобы обвиняемый знал, в чем он обвиняется. На выставке было 42 экспоната. Эксперты оценили каждое произведение. Но в обвинительном заключении приводится лишь перечень работ. Непонятно, в чем именно заключается криминал и как каждый экспонат разжигает вражду и ненависть. Получается, что следствие устранилось от конкретного обвинения.»
Вспоминая о политических процессах советского времени адвокат Шмидт обратил внимание на существенное отличие обвинений против диссидентов и сегодняшнего обвинения против организаторов выставки «Осторожно, религия!»: «В обвинении по делу Синявского и Даниэля, например, четко указывалось, какие строчки этих писателей являются антисоветскими. Так же было, когда Сергея Ковалева судили за издание «Хроники текущих событий».
История, как известно, повторяется дважды: сначала, как трагедия, потом в виде фарса. История процесса над сотрудниками Музея имени Андрея Сахарова скорее напоминает фарс. Хотя невозможно отделаться от впечатления, что это уголовное дело — политическое. Достаточно вспомнить, что оно было возбуждено после письма священника Александра Шаргунова в комитет Госдумы по безопасности. Батюшка, принадлежащий к крайне консервативному крылу РПЦ, назвал выставку «кощунственной». Особенно же он настаивал на том, что «музей имени Андрея Сахарова защищает бандитов и преступников, прежде всего чеченских».
Излишне говорить, что после такого «сигнала», который позднее был поддержан тысячами жалоб верующих, не присутствовавших на выставке, но «глубоко возмущенных и оскорбленных в своих религиозных чувствах», возбудить и «сшить» дело было чисто техническим вопросом. Но, как выяснилось, прокуратура просчиталась- и ее огрехи придется исправлять суду.
Вчерашний процесс удивил своей беспрецедентной открытостью. В небольшом зале собралось больше 50 человек — журналисты, сочувствующие, представители РНЕ, православные в платочках и с длинными бородами. Одних телекамер было штук десять. Всем желающим не хватило места и тогда судья постановила принести несколько дополнительных лавок. Особо смелые сочувствующие устроились в клетке для подсудимых.
Прокурор с трудом читала обвинительное заключение, спотыкаясь на религиозных терминах, которыми изобилуют названия музейных экспонатов, по версии следствия, возбудивших ненависть и вражду. Было среди работ, одно с позволения сказать, художественное произведение, которое художник Мамышев назвал «Осторожно, религия!». Судя по обвинительному заключению, экспонат «представлял собой изображение человека, похожего на В. Путина, возлежащего в вальяжной позе на фоне Храма. Указательный палец левой руки человека поднят вверх, а на месте пальца нарисован православный крест».
В обвинительном заключении, кстати, ничего не говорилось о том, что на четвертый день проведения выставки она была разгромлена. Шесть погромщиков предстали перед судом. Но 11 августа 2003 года дело против хулиганов было прекращено Замоскворецким межмуниципальным судом Москвы. Тогда к зданию суда пришло несколько сотен верующих.
Вчера же перед Таганским судом собралось всего около 20 митингующих. Они были одеты в желтые балахоны и колпаки, напоминающие те, которые инквизиторы надевали на еретиков. В руках активисты держали лозунги: «Полдень 21 век. Инквизиция. Остановить обезьяний процесс!»
Теперь слово — за судьей Лариной. В ее власти выполнить эти призывы.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru