Русская линия
Православие.Ru Михай Кристя09.07.2011 

Кто виноват?

Мы жалуемся, что всё у нас идет не так: деньги платят не вовремя, работа оставляет желать лучшего, купленные вещи быстро ломаются, политики коррумпированы и т. д. Со здоровьем у нас тоже ни шатко, ни валко. То голова болит, то мы не в своей тарелке и раздражаемся, то с пищеварением проблемы. А позвоночник — увы, и поднять уже ничего нельзя, того и гляди прихватит. А об уме что тут и говорить: с трудом удается собраться мыслями, чтобы решиться что-нибудь. Да в конце концов, вроде ничего особо и не вдохновляет нас на поступки. Мы всё забываем, как будто нам девяносто лет, витаем в облаках наяву, но не можем соблюсти тот распорядок дня, который сами себе назначили. Мы действительно немощны.

Когда я был занят мыслью об этих немощах, одолевающих в первую очередь меня самого, мне в руки попалась книга с житиями святых первых веков христианства. Не задаваясь никакой целью, я открыл наугад свидетельство о мученичестве неких дев, которым от роду было всего лет по 15−20. Потрясающие свидетельства. Зачастую девы сами шли, как агнцы, на заклание, безбоязненно идя навстречу ярости игемона, издевательствам, пыткам, смерти. Прежде чем начать истязать, их прельщали всевозможными обещаниями. Большинству из них сулили выйти замуж за знатного человека, прочили большое богатство и даже не требовали явно отречься от Христа. Нужно было только отказаться от брака с Небесным Женихом, Которому они обещали посвятить себя. Но наши мученицы не дали обмануть себя. Зная, что Бог жив и что от Него невозможно скрыться, они в великой любви своей не захотели променять Его ни на какие почести и даже на саму эту преходящую жизнь.

Это красивые слова, но давайте представим себе, что значит для стеснительной девушки претерпеть такой стыд, когда с тебя срывают одежду и ты остаешься голой на глазах у собравшейся толпы. Мученица Феврония даже ответила игемону: «Вот теперь я готова, я стала как один из тех атлетов, которые боролись в римском цирке, сняв с себя всю одежду, чтобы их невозможно было ни за что схватить и побороть». Действительно, с них срывали одежду, чтобы открыть нам, что у них уже не оставалось ничего плотского, такого, что удерживало бы их в мире сем, и что им дан был покров благодати Благого Бога.

Сколько, к прискорбию, дочерей нашего народа сегодня выставляют наготу своего тела в журналах и на интернет-сайтах, сбросив с себя, таким образом, одежду благодати, чтобы соединиться с бесовским духом блуда! А потом, истерзанные и больные, они в одиночестве умирают в какой-нибудь неведомой больнице, если их до этого не убьют невесть где, но сначала над ними надругается столько похотливых глаз и они введут в соблазн чувства стольких мужчин.

А мученицы-девы недолго оставались обнаженными, ибо чаще всего у них отрезали грудь и избивали до тех пор, пока они не зальются кровью. Жгли их до тех пор, пока не свернется кожа и все тело не станет одной сплошной раной. Но они и тогда еще находили в себе силы, чтоб исповедовать Христа и заклеймить позором языческое безумие. И поскольку они не сдавались, мучения продолжали: тело разрывали железными гребнями, чтобы погубить, как в случае с девой Февронией, одно из прекраснейших женских созданий того времени, отрубив ей руки, ноги и наконец голову.

Других дев умерщвляли быстрее: одних перепиливали пилой, других обезглавливали или просто закалывали. Всё это имело место в действительности, и, к прискорбию, коммунизм вновь вернул к жизни многие из этих зверств.

Читая в ужасе их мученичество, нельзя не задуматься о том, где же черпали эти юные женщины силу, чтобы переносить все эти мучения? А мы смогли бы свидетельствовать вот так же сегодня, если бы это от нас потребовалось? Но как же нам возвести свой ум на такие высоты, когда мы так немощны! Многие из нас жалуются, что не могут выключить телевизор, чтобы дать уму немного отдохнуть. Другие не в состоянии победить и малейшую свою страсть, что уж говорить об искушении порнографией через интернет? Эта чума блуда так сильно распространилась, что даже самые благоразумные люди, у которых есть семья и даже какая-никакая связь с духовником, не могут взять себя в руки и побороть эту страсть, коль скоро она однажды взяла верх над их душой.

Таким образом, не политики больше всего виноваты в том состоянии, до которого мы дошли, и окружающие нас люди не так уж плохи, как можно было бы предположить. В действительности дело во всеобщей слабости, которую породило отсутствие проницательности, с каким мы совершали свои поступки; виноват грех, которому мы позволяли шаг за шагом занимать наши души. Мы смотрели телевизор и перенимали то, что видели на экране: «Не можем же мы оставаться какими-то ханжами!..» А позволим-ка себе скабрезную шуточку, бросим-ка взгляд на «декольтированную» фотографию — ведь что поделаешь: таковы времена, все так делают. Потом мы идем немного развлечься с коллегой по работе, мы ведь чувствуем себя такими одинокими; труднее обстоит дело с абортом, но мы перешагнули и через это: жизнь продолжается.

Так, мало-помалу, мы от малых грехов, которые переполняют нашу жизнь, доходим до тех, которые, увы, совершенно отяжеляют нашу душу. Но мы, однако, вскоре подслащаем эту горечь другими удовольствиями, шутками, развлечениями и скоротечными интрижками. Всё хорошо, пока в нас достаточно дофамина[1], который промывает наши мозги, то есть пока мы чувствуем себя расслабленными. Но о чем мы не хотим знать, так это о том, что после состояний сильной эйфории наступают иные состояния — депрессии и угнетенности. Наступают обязательно, ибо таков закон максимальных удовольствий: взлет — падение. И насколько сильнее удовольствие, настолько глубже будет депрессия в ближайшем будущем; так появляется зависимость. Нас все меньше мотивирует то, что не доставляет сразу же удовольствия или не способно с легкостью снять беспокойство и тоску, которые зависимость греховного состояния водворила в нашей душе. А во все это зло с успехом вносит свою лепту распыленность нашего ума на тысячи и миллионы новостей, сведений и острых ощущений — дух нашего времени. Ведь когда наш ум рассеян, мы не можем быть проницательными, чтобы отделить добро от зла. Мы всё поглощаем вместе, как это навязывают нам масс-медиа.

Итак, люди не так уж плохи. Если взять каждого в отдельности, то тут открывается неизбывное страдание, неудовлетворенность, сокрушение и даже удивление: «Как же я стал таким?! Как мне тяжело изменить себя!» Это — правда, образ жизни, который навязывается нам сегодня, делает нас, прежде всего, бессильными бороться. Однако никто не требует, чтобы мы сдвигали с места горы или выходили на площадь с тем, чтобы отдать тела свои на сожжение ради Христа. Нужно только одно: глубоко осознать ситуацию, в которой мы находимся, и понять, что без Христа мы не можем изменить ничего в своей жизни и в мире, в котором живем. Ибо если Он, благодатью Духа Святого, некогда давал мученицам силу переносить ужасающие мучения, то и нам Он может помочь избавиться от любого греха, лишь бы мы захотели этого всем сердцем — сердцем, целиком отданным Ему. С этого должно начаться возрождение нашего народа, а не со смены каких-то политиков, из которых одни, бедняги, погрязли в очень тяжелых грехах, а другие просто-напросто бессильны сделать больше добра нашему народу.

Итак, Спаситель Иисус Христос, Матерь Божия, святые ангелы и апостолы, все святые, преподобные и мученики от века — вечные помощники тем, кто верит в них и просит их о помощи. Тамошний мир существует, надо только видеть его очами веры и приближаться к нему через чистоту сердца. А силу веры узнает только тот, кто будет причастен ей.

Холод, а может быть, голод и другие несчастья обрушатся на нас в грядущий период, но не будем отчаиваться. К примеру, нам будет легче всё перенести, если мы будем смотреть на это как на счет, который мы должны оплатить за 20 лет развлечений. Если мы поймем это и с терпением и благодарностью примем всё, если откажемся от того, чтобы осуждать других, если откажемся от телевизора, который сжирает наше время и жизнь, уводя нас в сторону от истины, — то иго это, которое ляжет на наши плечи, станет легким, так что мы сможем нести его в великой безмятежности. Более того, найдутся и такие, кто воздаст славу Богу за то, что таким образом, через боль и страдание, они смогли познать Его и насладиться Его благодатью.

Для тех, кто не вкусил Его сладости, все сказанное здесь кажется безумием, ведь Крест Христов — это безумие для мудрости века сего, а для тех, кто верит и идет вслед за Христом, он — сила Божия.

[1] Дофамин — вещество, вырабатываемое организмом влюбленного человека, так называемый «гормон любви»; существует также его наркотический аналог. — Примеч. пер.

Перевел с румынского Родион Шишков

Журнал «Familia Ortodoxă». 2011. № 21

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/47 498.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru