Русская линия
Православие и современность Елена Гаазе04.07.2011 

Начался крестный ход в Вавилов Дол

…Они выстроились в колонну. Крестный ход в Вавилов ДолВпереди — большая икона Царственных страстотерпцев, за ней люди с хоругвями и иконами. Палит солнце — стоит самая жаркая пора года. Впереди у этих нескольких сотен православных христиан 21 день пути. Три недели непрестанной молитвы, покаяния, ежедневного причащения Святых Христовых Таин. И еще — преодоления своих телесных и духовных немощей.

В саратовском храме во имя святого великомученика Георгия Победоносца, что в поселке Солнечном, заканчивается Литургия. После молебна одетые по-походному люди собираются во дворе храма. Начинается общая трапеза, за столы садятся в три очереди — народу много. Минут через сорок начнется ежегодный крестный ход в Вавилов Дол.

Видно, что многие идут не в первый раз. Они обсуждают что-то с организаторами хода, хлопочут о чем-то. Кто-то заметно волнуется, а кто-то просто стоит в сторонке и улыбается. Всем им предстоит в ближайшие дни стать близкими людьми, ведь ничто так не объединяет людей, как общая молитва. Кому-то предстоит удивиться своим страстям и немощам, о которых прежде и не подозревал; кому-то, неожиданно для самого себя — стать опорой и поддержкой ослабевшим и впавшим в уныние. Но ясно одно — никому из них никогда не забыть ни одного дня из этих трех недель знойного саратовского лета.

«Вы ничего не можете понять: вы там не были!» Несколько лет назад эти слова, сказанные маленькой девочкой-паломницей о крестном ходе, поразили Ирину, мою собеседницу. Услышала она их в Вавиловом Доле, где встречала тогда крестоходцев. Возможно, именно эта девочка пробудила в Ирине острое желание самой участвовать в следующем крестном ходе. Сегодня она идет уже в шестой раз, и каждую зиму с нетерпением ждет лета, чтобы снова идти в Вавилов Дол.

— Мы молимся, и Бог дает нам свою помощь. Да, трудно, да, болят ноги. Но ведь это наша жерт­ва. Помню в прошлом году с нами шла бабушка, инвалид первой группы, — вспоминает Ирина.— В самом конце колонны, но шла. Кроссовки протерла до дыр, все ступни у нее в гнойных пузырях были. Хотела проверить себя, способна ли терпеть ради Господа. Потому что терпение Господь награждает такой радостью!

Ольга — хрупкая интеллигентная женщина, она идет в первый раз.

— В этом году я вдруг поняла: не хочу на море, не хочу в Египет, в Турцию. Хочу на крестный ход, чтобы побыть в молитве, попытаться осознать до конца свои грехи, покаяться, как тот разбойник Вавила. Дома — быт, бесконечные хлопоты не дают настроиться на молитвенный лад.

Ольга не считает себя воцерковившимся человеком; пока она еще только на пути к этому. Надеется, что по дороге в Вавилов Дол в ее душе произойдут серьезные перемены.

— Дома осталась семья: муж и сыновья. Они поддержали меня в моем решении, и я благодарна им за это, — говорит Ольга. А я думаю о том, что в какой-то степени крестный ход — это подвиг не только участвующих в нем, но и тех, кто остается и берет на себя заботы о быте, о семье, о малых детях.

Впрочем, и среди собравшихся в путь — детей немало: от подростков до грудничков. Наташа — мама троих дочерей. Младшая Верочка — совсем крохотная — у мамы на руках. Верочка участвует в крестном ходе уже второй раз — в прошлом году она путешествовала у мамы «под сердцем».

— В том году я шла просить — а сегодня иду благодарить Бога за это чудо, — улыбается собеседница, показывая на дочку, сосредоточенно пытающуюся засунуть в рот крепко сжатый кулачок. Обе старшие дочери тоже идут с мамой. Ивантеевка — их родина. Но теперь семья живет в Подмосковье, поэтому до начала 500-километрового пешего пути им пришлось проехать 800 километров, чтобы добраться до Саратова.

На мой вопрос, не боится ли она идти с грудной дочерью, Наташа уверенно отвечает: «Христос нас защитит».

У ворот храма — веселая стайка ясноглазых девочек-подростков. Саша — «провожающая»; она участвовала в крестном ходе в прошлом году, видно, что немного завидует подругам. Люба и Аня идут впервые, надеются с Божией помощью дойти до конца.

— Хотим потрудиться для Господа. Вот сдавали экзамены, просили у Него помощи. Теперь нужно благодарить. И себя испытать. Очень страшно не выдержать, начать унывать. Народу много — вдруг согрешим, обидим кого-нибудь? — наперебой делятся своими размышлениями девочки.

Галина — многодетная мама, вместе с мужем она провожает двух сыновей — 13-летнего Сашу и 16-летнего Мишу. Галина работает в храме, мальчики помогают в алтаре. Я спрашиваю, как она решилась отпустить мальчишек одних.

— Да вот плакала даже дома, пока никто не видит, — рассказывает она.— Другие-то родители детей в лагерь, к морю отправляют, а мы — на крестный ход. Сами с мужем работаем, но обязательно выберем хоть пару дней, чтобы присоединиться.

Галина хочет, чтобы мальчики получили опыт непрестанной молитвы, поняли, что Бог — везде, что Он всегда рядом. В обычной жизни ребенку непросто почувствовать это.

Молодой саратовец Сергей идет уже во второй раз. Видно, что для него участие в крестном ходе — большая духовная радость.

— Два года назад я решил сделать себе подарок ко дню рождения — купить Священное Писание, — вспоминает мужчина.— Я тогда был некрещеный, и только начинал всерьез задумываться о вере, о Боге. В храме, в свечной лавке, матушка рассказала мне о том, что в Вавилов Дол ушел крестный ход, и я дал себе обещание на следующий год обязательно принять в нем участие.

Обещание Сергей сдержал. Его окрестили во время крестного хода — в елшанском храме во имя святых новомучеников и исповедников Россий­ских. Жизнь вошла в правильную колею: Сергей женился, оставил вредные привычки. Теперь с женой Светланой они — прихожане саратовского храма во имя святого великомученика Георгия Победоносца. За последний год у Сергея совершенно изменился круг общения: теперь среди его друзей много тех, с кем вместе молился и претерпевал трудности на пути к Вавилову Долу.

По двору храма быстро передвигается Сергей Михайлович Чамышев. Он отвечает за все организационные моменты крестного хода. Машины, маршрут, места стоянок, продукты, вода. Все на нем! С каждым годом опыт Сергея Михайловича растет, а значит, все меньше возникает накладок, быстрее устраняются последствия непредвиденных ситуаций. Его супруга — Любовь — отвечает за трапезы.

— Самое трудное в дороге — смирение и послушание, — делится он наблюдениями.— Кто-то не хочет идти там, где его поставили. Другой считает, что движемся слишком быстро. Кому-то кажется, что мало отдыхаем. Бывает, что впадают в уныние. Но ведь мы для этого и идем, чтобы победить свои грехи, страсти. Бывает, что кто-то впервые идет просто из любопытства. Но, как правило, после крестного хода такие люди быстро воцерковляются, становятся активными прихожанами храмов.

.Я задаюсь вопросом о том, ЧТО же дает Господь этим людям, которые с радостью тратят свой отпуск или каникулы на то, чтобы под безжалостным солнцем или всепроникающим дождем сбитыми в кровь ногами отмерять бесконечные километры дороги, творя непрестанную молитву? Видимо, ответ на этот вопрос можно получить, только совершив этот подвиг.

Но вот трапеза закончена. В считанные минуты, без суеты, люди выстраиваются в колонну. Впереди — большая икона Царственных страстотерпцев, за ней люди с хоругвями и иконами. Из Саратова в паломничество отправляется порядка 300 богомольцев. Крестный ход закончится 17 июля — в день памяти убиенных царя и его семьи — в Вавиловом Доле, где в годы советской власти были репрессированы насельники пещерного монастыря.

Газета «Православная вера». № 13 (441), июль, 2011 год

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=57 418&Itemid=3


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru