Русская линия
Накануне.ru Владимир Романов02.07.2011 

Зачем казакам рынки, ипподром и народный фронт

Казалось бы, времена казачьей вольницы Атаман Владимир Романовостались в далеком прошлом, но президент Медведев в последнее время обратил на казаков весьма пристальное внимание. В регионах повально начали разрабатывать законы о развитии казачества, казаки предлагают властям бизнес-проекты и выражают готовность и пожары тушить, и улицы патрулировать, и детей учить, а помимо всего этого готовы принять участие и в политической жизни страны, вступив в ряды ОНФ. Заявления эти неожиданно приобрели значительный резонанс, потому что современного казачества, по мнению абсолютного большинства людей, не существует. О том, что же такое современное казачество, зачем казакам политика, а также о казачьем ипподроме и бизнес-планах рассказал в эксклюзивном интервью Накануне.RU войсковой атаман Оренбургского войскового казачьего общества, заместитель председателя правительства Свердловской области, генерал- лейтенант внутренних войск МВД РФ Владимир Романов.

 — В последнее время о казачестве стало очень много говориться со стороны властных структур. В связи с этим вопрос: что такое современное казачество — это потомственные казачьи семьи, это система воспитания и мировоззрения или, может быть, некий социальный феномен?

- Я думаю, что в том вопросе, который Вы задали, в определенной мере, содержится и ответ. Конечно же, вне всякого сомнения, российское сегодняшнее казачество — это, в первую очередь, историческое казачество, по-другому даже и быть не может. Почему? Потому что, только пользуясь памятью о своих предках, можно решать новые задачи, которые стоят перед государством, перед страной, базируясь на той светлой памяти предков, которые имели место быть у нас с Вами ранее. В том числе и тот серьезный блок, большой пласт истории — это наше российское казачество. Понятно, что время прошло, и даже довольно много прошло времени с того момента, когда в начале 1920-х годов исторически в результате тех законодательных документов, которые были приняты на заре советской власти лидерами того времени, казаки стали уходить в небытие. А в 1990-х годах началось возрождение казачества, когда были приняты законодательные акты о реабилитации репрессированных лиц, в том числе и казачества.

Хотя я должен сказать, что даже на этом временном отрезке — между 20-ми и 90-ми годами прошлого века в течение 70 лет, в те периоды, когда было трудно, например, во время Великой Отечественной войны, руководители государства, государство в целом, обращались к казакам за поддержкой. И я должен сказать, что казаки очень активно участвовали в Великой Отечественной войне, Вы знаете это сами по книгам, по истории корпуса Плиева (Исса Плиев, генерал армии, дважды герой Советского Союза, во время войны возглавлял несколько кавалерийских корпусов, 1-й конно-механизированной группой, — прим. Накануне.RU), Доватора (Лев Доватор, генерал-майор, герой Совесткого Союза, возглавлял 2-й гвардейский кавалерийский корпус укомплектованный кубанскими, донскими и терскими казаками, — прим. Накануне.RU), других казачьих видных воинских начальников и даже полководцев. Современное казачество базируется на тех исторических корнях, но, конечно, оно уже несколько отличается, от того, что было ранее.

Основой для всякого казака, вне всякого сомнения, помнящего свое родство, умеющего скакать на коне, умеющего пользоваться, допустим, шашкой осталась и сейчас, это самое главное — любовь и преданность к Родине, это его духовные и нравственные корни, которые у нас, у казаков были и сейчас остались. У нас есть такое выражение: «казак без веры — не казак», и мы сейчас это подтверждаем своими деяниями, своими добрыми поступками, которые выражаются в том, что казак обязан ходить в храм — и он ходит, казак обязан быть православным, верить в Бога и чтить память через своих детей, своих родных и близких, которые также должны поддерживать эти традиции, поэтому в современных условиях казачество все делает для того, чтобы быть полезным стране и ее руководству, там где находятся станицы — органам местной власти, органам, руководящим субъектами Российской Федерации, и примеров таких уже достаточно и на территории России, и на территории Оренбургского казачьего войска, и у нас на территории Свердловской области.

 — Много казаков у нас в области сейчас?

- Если говорить об Оренбургском казачьем войске, мы насчитываем порядка 30 тыс. человек. Если вести речь о Свердловской области, то я должен сказать, что казачество неоднородно само по себе. В каком плане? Есть казаки, которые внесены в реестр, подписали договор о выполнении задач государственной службы, о несении государственной службы, есть казаки, которые входят в состав общественных организаций, но они добрые казаки, стоят в одном ряду с реестровыми казаками и выполняют те же задачи. Таких казаков в Свердловской области — 5 тыс. и 7 тыс. реестровых. У казаков очень большая ответственность за подрастающее поколение, они очень активно участвуют в вопросах патриотического воспитания. Мы создаем, и их уже достаточно много — казачьих кадетских классов. Примером тому является, например, что в городе Ревда в школе № 1 действует уже пять казачьих классов, в этом году вступит в строй казачий кадетский корпус в Богдановиче. В чем отличия обычного кадетского класса или училища от казачьего кадетского класса? Это присутствие в казачьем учебном заведении большего количества элементов духовности, нравственности, изучение таких предметов, как история казачества, религиозных основ. Конечно же все это делается с согласия тех, кто поступает учиться и тех, кто уже учится. Это зависит от воли и желания родителей. Должен сказать, проблем с набором в эти казачьи кадетские классы нет, думаю, что и проблем с набором в казачьи кадетские корпуса тоже не будет. Мы еще не успели открыться, а желающих, которые пришли и заявили о желании поступить уже достаточное количество. Уверен, что вакантных мест ни классах, ни в корпусах у нас не будет.

 — По какому принципу набираются эти классы?

- Конечно же, вне всякого сомнения, в основе своей, мы будем набирать молодых казаков, более того, одно из условий, помимо того, что он будет проходит собеседование и сдавать экзамены, должны быть рекомендации, от станичного атамана и священнослужителя, который окормляет ту территорию, где сейчас учится кандидат. Для чего такое условие? Мы будем подбирать таких ребят, чтоб не было проблем с учебой и для нас самое главное, даже не то, чтоб он непременно закончил это казачий кадетский корпус и поступил в военное училище, для меня как атамана не это главное. Для меня главное, чтобы время нахождения в этом корпусе для молодого человека, для гражданина России дало возможность стать достойным гражданином нашего государства, и это самая главная задача казачьего кадетского корпуса.

 — Мне кажется, казаки всегда были достаточно далеки от политики, но в последнее время усиливается взаимодействие между казачеством и политическими партиями, органами власти. Недавно появилась информация, что казаки готовы вступить в ОНФ. Для чего казакам может быть нужно такое сотрудничество?

- В первую очередь я должен сказать, что казаки всегда находятся рядом и всегда поддерживали руководство страны. Это происходит, потому что казакам небезразлично будущее своих детей, своих внуков. Я считаю, что только в тесном контакте с руководством субъектов федерации, с руководством Российской Федерации, с муниципальным руководством, складывая все вот эти усилия можно и нужно добиваться положительных моментов в решении многих задач, в том числе и в экономике и в сельском хозяйстве, в решении задач, связанных с охраной общественного порядка, с делом воспитания молодых людей. Это наши общие задачи, и думаю, что лучше их решать сообща и вместе.

 — Вы говорили о неоднородности казаков. Известна такая организация: некоммерческое партнерство «Уральское казачество», чей атаман, насколько я понимаю, представляет промонархические силы. Они выступали с инициативой по переименованию Свердловской области в «Уральскую». Общаетесь ли Вы с представителями этой организации и как оцениваете их политические взгляды?

- Должен сказать, что никогда не встречался ни с представителями этой организации ни непосредственно с руководством этой организации.

 — Прокомментируйте, пожалуйста, перенос штаба Оренбургского казачьего войска из Оренбурга в Екатеринбург. Зачем это сделано?

- Исторически штаб со времени основания нашего войска, то есть с середины XVIII века, был в Оренбурге, только в XX веке, в годы Гражданской войны менял свою дислокацию и одно время располагался в Челябинской области. Поэтому в начале 90-х годов прошлого века, при возрождении Оренбургского войска было принято решение разместить его штаб в Челябинске, но теперь, когда меня избрали атаманом, признано целесообразным перевести его в Екатеринбург. Одна из причин та, что за работу с казачеством в регионах отвечает полпред Президента России, а резиденция полпреда в УрФО находится в Екатеринбурге. Кроме того, нет резона делать штаб в Оренбурге и потому, что три отдела войска из четырёх находятся в УрФО. Структурно ведь Оренбургское войско состоит из четырёх областных отделов, охватывающих Свердловскую, Челябинскую, Курганскую и Оренбургскую области. Да и транспортные проблемы надо учитывать. Екатеринбург — транспортный узел, где сходятся железнодорожные, автомобильные и авиационные маршруты, а Оренбург всё же оказался сегодня в стороне от магистральных путей. Так что решение принято здравое. Хотя в устав войска мы вписали положение, что Оренбург — исторический центр Оренбургского казачества. Там находится центральный музей нашего войска, хранится историческое знамя, иконы и другие реликвии, которые дарились войску. И любой наш казак считает честью посетить Оренбург.

 — А как соотносятся сейчас между собой такие понятия как казачья служба, гражданская служба и воинская служба?

- Совсем недавно прошел совет при президенте по делам казачества в городе Пятигорске. Там очень серьезно рассматривался вопрос о взаимодействии казаков с вооруженными силами. Казаки, конечно же должны быть готовы выполнять не только задачи, связанные с патриотическим воспитанием, с экономикой и так далее. Как правило, казаки — это люди уже в достаточном возрасте, которые уже отслужили в армии, которые знают и умеют водить боевую технику, которые умеют обращаться с оружием. Конечно, вне всякого сомнения, казачество может и должно использоваться как резерв для использования при проведении различных мероприятий, связанных с нуждами вооруженных сил и министерства обороны. Я думаю, что такие задачи нам будут уточнены, детализированы и думаю, что казачество будет готово к их выполнению.

Есть специальные воинские соединения, которые закреплены за казачеством. Мы подбираем в них молодых ребят, молодых призывников, которые там становятся солдатами. Например в Чебаркуле есть такая бригада. Она так и называется: 7-я отдельная танковая казачья бригада. Мы там недавно были, там заместитель полпреда проводил совещание и я должен сказать, что командир бригады очень достойно показал бригаду, очень достойно представил. Мы там беседовали с молодыми казаками, они очень достойно служат, показывают высокую воинскую дисциплину и в плане уставных взаимоотношений и в плане освоения предметов военной подготовки.

 — Не так давно на встрече с губернатором Мишариным были озвучены проекты по строительству ипподрома и сети казачьих рынков. Как появились эти идеи, какое финансирование они предусматривали и какова их судьба сейчас?

- Действительно, 7 июня был большой казачий сбор, мы туда приглашали губернатора Александра Мишарина, он там был, показали ему то, что хотели показать, и то, что смогли. Я считаю, что губернатор дал положительную оценку тому, что он там увидел. Помимо общих моментов, губернатор дал несколько поручений, в том числе и по сельскохозяйственным рынкам и по ипподрому. Я думаю, что все эти поручения, они, в большей степени взаимосвязаны. Сегодня у казаков есть небольшие стада, хотя это громко сказано — у кого-то одна, у кого-то 2−3 лошади. Но есть, например, станица Черноисточинская, там казаки имеют свою конюшню. У них там порядка 20 лошадей, у них есть такие маленькие прообразы ипподромов, где их дети, молодые казаки общаются, учатся скакать на лошадях, маленькие помогают старшим наводить порядок в загонах, учатся убирать за лошадьми, кормит с руки лошадь, потом учатся ездить или скакать на лошади, потом, может быть, уже и джигитовать. Идея создания ипподрома рассматривается, тем более что Екатеринбург — большой административный центр и многие наши соседи имеют ипподромы. Почему бы и Екатеринбургу не иметь такого спортивного места, тем более что даже в Советском Союзе во многих городах были ипподромы и туда приходило очень много людей.

Что касается рынка, то это продолжение экономической деятельности, которой занимаются казаки, у нас одна из задач — это реализация своей продукции, и мы сказали губернатору, когда речь вели о том, что когда будет казачий рынок, когда бы он ни появился, цена на этом рынке на все продукты будет ниже, нежели на любом рынке, который существует в любом районе Екатеринбурга, потому что это наша продукция, мы будем сами ее привозить и продавать без каких-то посредников. Это будет и гарантией того, что это экологически чистые продукты. Поэтому, я считаю, что сама по себе эта идея — очень хорошая. Мы ведем переговоры по размещению этого рынка. Я не хочу предвосхищать события и говорить, что через месяц или два эти рынки появятся, но то, что казачьи рынки будут на территории всех субъектов Оренбургского казачьего войска — это, вне всякого сомнения.

http://www.nakanune.ru/articles/15 567/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru