Русская линия
НГ-Религии Александр Петров16.06.2004 

Ученый остался без храма
Если власти будут бездействовать, то народная стихия может решить проблемы своими силами, считает старообрядческий епископ Аполлинарий

Уже несколько лет продолжается скандал вокруг старообрядческого храма Успения Пресвятой Богородицы в Курске. За право владения этим храмом борются два течения внутри Русской Древлеправославной Церкви — Новозыбковская Архиепископия, центр которой располагается в городе Новозыбкове Брянской области, и отколовшав 1999 г. Курская Епископия, возглавляемая епископом Аполлинарием (Дубининым). 15 мая нынешнего года Успенский храм, занимаемый общиной епископа Аполлинария, был во второй раз захвачен представителями Новозыбковской Архиепископии. Чтобы разобраться в ситуации, наш корреспондент встретился с епископом Аполлинарием, который является еще и профессором Московского химико-технологического института имени Д.И. Менделеева, где преподает биоэлектрохимию. Встреча с епископом проходила в помещении деканата института.
Из досье «НГР»
Русская Древлеправославная Церковь (РДЦ) — официальное название одной из старообрядческих Церквей беглопоповского толка, не принявших в 1846 г. Белокриницкую иерархию (австрийского согласия). Собственная иерархия была восстановлена РДЦ в 1923 г. в результате присоединения к беглопоповцам новообрядческого православного епископа Николы (Позднева), принадлежавшего на тот момент к обновленческому движению в Русской Православной Церкви. Духовно-административный центр РДЦ находится в Новозыбкове (Брянская область). На сегодняшний день в РДЦ насчитывается около 70 общин (5 общин находится в Румынии). За последнее время от РДЦ откололись отдельные общины и священнослужители и образовали независимую Древлеправославную Церковь.

-Ваше Преосвященство, расскажите как вы пришли к священству и как вам удается совмещать научную и преподавательскую деятельность в Москве с епископским служением в Курске?
— Я родился в верующей семье, все мои предки были старообрядцами. Никогда не думал быть священником, но, как это часто бывает, «мы предполагаем, а Бог располагает». Пятнадцать лет назад случилось так, что меня совершенно неожиданно нашли в Москве старообрядцы. Они сказали, что курской общине возвратили храм и приходу срочно нужен священник.
В 1991 году я принял монашество, был рукоположен в сан священника и направлен на приходское служение в Курск. Возникла странная ситуация — я продолжал работать в Московском химико-технологическом институте имени Д.И. Менделеева и вместе с тем был священником. Вначале было очень сложно: я разрывался между лекциями и богослужениями. Через два года руководство университета пошло мне навстречу, под меня стали подстраивать расписание занятий.
В истории Церкви в России были примеры священнослужителей, совмещавших духовное и светское служение. Можно вспомнить священника Павла Флоренского, который занимался разработкой плана ГОЭЛРО, архиепископа Луку (Воино-Ясенецкого), отличного хирурга и доктора наук.
— Что послужило причиной вашего отделения от Новозыбковской Архиепископии Древлеправославной Церкви?
— В декабре 1999 года восемь приходов, включая мой приход в Курске, где я в сане иеромонаха был настоятелем, временно прекратили молитвенное общение с Новозыбковской Архиепископией. Одновременно с нами разорвал общение и епископ Тульчинский и всея Румынии Евмений (Титов), окормляющий старообрядческие приходы в Румынии. Для этого у нас были серьезные канонические основания. Мы видели, что руководство Архиепископии все более и более тяготеет к «никонианской» Церкви, т. е. Московскому Патриархату.
Вот конкретный пример. В связи с принятием нового законодательства о свободе совести в 1997 году все религиозные общины должны были пройти перерегистрацию. Для этого нужно было предоставить в управление юстиции наряду с уставными документами еще две бумаги: основы вероисповедания и краткую историческую справку. Никто из простого священства и мирян их не читал. Однако совершенно случайно они попали в руки настоятеля одного из приходов Краснодарского края, протоиерею Георгию Ефимову. В них было сказано, что Русская Православная Церковь и Русская Древлеправославная Церковь по своим канонам идентичны. Эти официальные документы были подписаны Предстоятелем Древлеправославной Церкви. Мы пытались добиться изменения этих формулировок, но тщетно. Для нас это был очень важный момент, и фактически он и послужил основным толчком, приведшим к прекращению молитвенного общения.
В прошлом году мы официально зарегистрировали в органах юстиции Курскую Епископию Русской Древлеправославной Церкви (РДЦ). В епископский сан меня посвятил епископ Евмений (Титов), постоянно пребывающий в Румынии.
— Сколько приходов находится в вашей юрисдикции? Зарегистрированы ли они?
— На данный момент в моей юрисдикции находятся четыре прихода в Курской области, два прихода на Кубани, два в Дагестане, небольшие общины в Сочи и в Санкт-Петербурге, несколько приходов на территории Украины. Все они зарегистрированы в местных управлениях Минюста, но есть приходы, в которых верующие отказываются от регистрации.
— Каковы сегодня ваши взаимоотношения с Новозыбковской Архиепископией и ее Предстоятелем Александром (Калининым), называющим себя Древлеправославным Патриархом Московским и всея Руси?
— В 2003 году архиепископ Александр (Калинин), объявил себя Патриархом Русской Древлеправославной Церкви. Однако я знаю, что в Министерстве юстиции эта Патриархия не зарегистрирована.
В ноябре прошлого года мы провели Собор, на котором присутствовали представители Новозыбковской Архиепископии. Тогда разговора не получилось, так как ее представители вели переговоры с позиции силы. Поэтому наши отношения до сих пор остаются такими, какими они были во времена разрыва молитвенного общения. Замечу, что в Деяниях нашего Собора было отмечено, что мы готовы к переговорам.
— Расскажите о вашем приходе в Курске, насколько известно из сообщений правозащитных органов, он был захвачен сторонниками Новозыбковской Архиепископии. Что там произошло и что вы намерены предпринять?
— Во время захвата церкви Успения Богоматери в Курске — 15 мая, я был в командировке в Румынии. Как мне потом рассказывали, сторонники Архиепископии во главе с их Патриархом Александром ворвались в храм во время богослужения и выгнали всех молящихся. Подобная ситуация уже была в 2001 году.
Мы обратились в местные органы власти, к мэру Курска и в УВД. Однако нам ответили, что внутренние церковные вопросы мы должны решать сами. Я считаю, что это неверный подход: ведь мы их не просим решить наши внутренние разногласия, а заявляем о том, что совершено уголовное преступление — захват муниципальной собственности.
Окончательный вывод властей и силовых структур был таков: «состава преступления нет». Более того, власть приложила руку к тому, чтобы специально запутать и без того сложную ситуацию. Управление юстиции ранее зарегистрировало захватчиков храма по тому же юридическому адресу, что и нас, а договор о безвозмездном пользовании помещениями храма, в котором всегда молились старообрядцы, почему-то был подписан с митрополитом Курским и Рыльским Ювеналием — иерархом Русской Православной Церкви.
Мы пытаемся решить эту проблему только легитимным путем. Мы послали обращение, подписанное нашими прихожанами президенту, генпрокурору, в Конституционный суд, Госдуму и даже в Кестон институт в Оксфорде, занимающийся защитой прав верующих в России.
Как пастырь и предстоятель этой Церкви я пытаюсь сдерживать человеческие эмоции. Но если власти бездействуют, то народная стихия решает проблемы собственными руками. В результате может возникнуть опасная ситуация, о чем я неоднократно предупреждал власти.
— В каком состоянии находится возбужденное против вас уголовное дело по обвинению в контрабанде?
— Мне кажется, что и прокуратура, и даже суд понимают полную абсурдность этого дела. Но сегодня речь идет не о моем обвинении, а о том, как бы спасти чистоту и честь мундира. Абсурдность состоит в том, что священнослужитель едет к своим прихожанам в Кременчуг на Украину, везет с собой необходимую для богослужения литературу и утварь, а его обвиняют в контрабанде и приговаривают к трем годам тюрьмы условно.
— Существует ли, на ваш взгляд, связь между вынесенным против вас обвинением и вашими отношениями с Новозыбковской Архиепископией?
— Косвенные признаки говорят о том, что к этому обвинению приложили руку мои «друзья» из Новозыбкова.
НГ Религии 16


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru