Русская линия
Православие.RuМитрополит Черногорско-Приморский Амфилохий (Радович)28.06.2011 

Гонение на Церковь, или Детская болезнь черногорской демократии
Беседа с митрополитом Черногорско-Приморским Амфилохием (Радовичем)

В последнее время из Черногории приходит Митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий (Радович)все больше тревожных сообщений об открытом давлении со стороны властей на духовенство Сербской Православной Церкви. Дело дошло до уголовного преследования одного из авторитетных иерархов Сербской Церкви митрополита Черногорско-Приморского Амфилохия. Продолжительное время многие священнослужители и монашествующие не могут получить регистрацию в Черногории и узаконить свое пребывание на территории этой страны. При этом со стороны представителей МВД и других государственных органов слышатся угрозы в их адрес. Муссируется вопрос о лишении Церкви ее имущества, раздаются призывы разрушить храм Святой Троицы на горе Румии. Одним из поводов для раздувания антицерковной истерии стала и недавняя перепись населения, результаты которой не объявлены до сих пор.

Со многими другими искушениями сталкивается Сербская Церковь и ее верный народ. Незаживающей раной остается Косово и Метохия, куда вот уже более десятилетия не могут вернуться сербские беженцы. Тем большим и оскорбительным лицемерием стало недавнее проведение в сербской столице саммита НАТО.

Об этом и других насущных вопросах жизни Сербской Церкви в беседе с корреспондентом белградского издания «Печат» говорит митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий (Радович).

***

— Проведение конференции блока НАТО в Белграде патриарх назвал плохим лекарством для сербских ран. Лечатся ли вообще такие раны?

- Вспоминается, что этот военный альянс бомбил Республику Сербскую в 1995 году, Сербию и Черногорию — в 1999 году. Если углубимся дальше в историю, то увидим, что первые европейские бомбы падали на Подгорицу в 1915-м, потом летели немецкие (тоже европейские) бомбы в 1941 и 1943 годах на Белград, «союзнические» (англо-американские) — в 1944-м. Все зло приходило из одних центров, из одних мест на сербские земли падали бомбы. Чувствуют ли себя сегодня Сербия и ее народ пленниками, отпущенными на свободу и воспевающими бывшую каторгу, я не знаю, но я чувствую, что эти натовские бомбы и сегодня сыплются, падают, как груши, с неба. Раны не зарастают, потому что НАТО нас бомбит и сегодня.

— Какое лекарство нам предлагается для косовских ран?

- Сегодняшнее положение в Косово и Метохии представляет собой продолжение фашистской оккупации времен Второй мировой войны — с далеко идущими последствиями. Многочисленны испытания для Церкви в Косово и Метохии. Первое и главное испытание, как для Церкви, так и вообще для правды и справедливости в Косово и Метохии, — это плоды здешнего и международного насилия — одностороннее провозглашение независимости Косово. Глубоки и очень глубоки косовские раны, старые и новые: разрушенные храмы, отнятое церковное и народное имущество, сотни тысяч изгнанных от своих вековых очагов православных сербов, невозможность их возвращения, все большая нищета и угроза самому существованию еще оставшихся здесь сербов, да и всех жителей Косово. Тамошний народ, выдержавший пятивековое турецкое рабство и верный своему Косовскому завету, выдержит, несомненно, и это новейшее.

— Гонение на монашество в Черногории, кажется, является естественным продолжением попытки разрушения нашей Церкви вне территориальных границ Сербии. Что подталкивает власть к проведению этих мер?

- Это лишь одно из беззаконий государственных органов в Черногории. Имею в виду создание помех для регистрации и получения разрешений на пребывание некоторых не имеющих черногорского гражданства священников, монахов и монахинь, многие из которых давно (некоторые по 15−20 лет) находятся в Черногории и несут служение в Сербской Православной Церкви. Тем не менее, нынешнее МВД Черногории ссылается на Закон о религиозных объединениях от 1977 года, по которому вновь сформированные религиозные объединения должны сообщать о своем появлении и регистрироваться. Это происходит впервые в истории, чтобы инспекторы полиции проявляли интерес к монахам, монахиням и священникам, а их посещения монастырей продолжаются уже последние три месяца. Инспекторы буквально запугивают священство, врываясь в святыни, угрожая монашествующим, что они будут выгнаны, особенно тем, кто не урегулировал вопросы своего пребывания в Черногории. Среди них есть монахи и священники из России, Сирии, Боснии и Герцеговины, Сербии. Подобное необъяснимо и неприемлемо, и я с полным правом могу сказать, что это невиданное в истории Черногории насилие полиции над духовенством и монашеством Православной Церкви. Подобного насилия не было ни во времена турок, ни во время правления венецианцев, ни во времена Австро-Венгрии, ни при нацистах, ни при коммунистах. Весьма удивляет, что правящий режим применяет этот закон в отношении Сербской Православной Церкви — института, который существует в Черногории более восьми веков и представляет ее становой хребет. Церковь и сотворила Черногорию во время династии Петровичей. Вопреки этому нынешняя власть ставит Сербскую Православную Церковь в ряд неких практически несуществующих церковных объединений, от чьих священников ожидает, чтобы они регистрировались в окошке черногорской полиции. Сама СПЦ и ее служители не бегут от обязанности проходить регистрацию, уважают закон и тот факт, что Черногория стала независимым государством со своей конституцией. Но в той же мере мы требуем не только от государства, но и от его органов уважать Церковь и ее многовековые права, чтобы сохранился ее идентитет и непрерывное существование на протяжении веков. Государство существовало и исчезало, меняло свои границы, а Церковь непрерывно сохранялась до сего дня, что означает, что мы не требуем ничего иного, как только того, что нам принадлежит по закону. А святыни требуют понимания.

 — Насколько связаны с гонением на монашество и священство в Черногории последние результаты переписи населения?

- Что касается переписи, то результаты ее еще не обнародованы, и, вероятно, это произойдет в первой половине июля этого года. Между тем, необходимо сказать, что, независимо от того, как в ходе переписи люди идентифицировали себя по национальности, языку и религиозной принадлежности, Церковь по своей природе остается неподвластной политическим переменам и она не обусловлена ни ими, ни государством. Она охватывает собой любой земной народ. В послании по поводу прошедшего праздника Святой Троицы четко сказано, чтобы все земные народы собрались в один народ и Церковь Божию. Наша митрополия в Черногории выполняет свою вековую миссию — локальную, но и универсальную — и невзирая на то, как народ определил себя по национальной и религиозной принадлежности, а также по языку, на котором говорит. Церковь по своей природе не обусловлена этим — она вселенская и охватывает каждый земной народ. Поэтому никто не имеет права навязывать Церкви свои идеологические предрассудки и ограничивать ее неким государством или неким народом. Церковь имеет свои вековые законы, уважает государство, устройство и власть. Естественно, она не может приветствовать любого властодержца, но требует от государства, невзирая на то, как оно называется, уважать Церковь и ее вековое устроение и не навязывать ей свои идеологические принципы, независимо от того, идет ли речь о принципах националистических или племенно-партийных. Если Константин Великий 1700 лет назад издал эдикт, в котором написал, что разрушенные церкви должны быть восстановлены, а отнятое церковное имущество возвращено, то мы надеемся, что и в начале XXI века нынешняя так называемая «современная демократическая власть» проявит интерес к Церкви, ее правам и миссии.

 — Думали ли вы о том, чтобы искать защиты у международных институтов Храм Святой Троицы на горе Румии, суда в Страсбурге?

- Надеемся, что это и для самой власти в Черногории неожидаемый ход. Не знаю, делала ли Сербия в этом отношении что-то, но что касается нас, несомненно, не дай Боже, если бы государственная власть в Черногории продолжила гонение на митрополию, СПЦ, священство и монахов, то мы готовы обратиться и в Брюссель, и в Страсбург, и ко всем значимым международным организациям, требуя защиты своих прав, но в то же время и реституции церковного имущества. Что касается Закона о реституции церковного имущества, известно, что Сербия его приняла, и ожидается принятие закона о реституции в отношении других физических и юридических лиц. Мы ожидаем того, чтобы не только не отнималось имущество, сохранившееся у нас во время коммунистической диктатуры, но и чтобы украденное в тот период было возвращено Церкви. Мы надеемся, что возобладает разум, хотя в Черногории есть тенденция к тому, чтобы изъять все имущество Церкви. Все началось с разговора о храмах Пресвятой Богородицы на Чипуре и на Крушевце — это было первыми пробными шарами. Но, надеюсь, до изъятия всех храмов дело не дойдет, как не дойдет и до разрушения церкви на горе Румии, которую турки разрушили в 1571 году, а мы восстановили. Надеюсь (и правительство это обещало), что будет предоставлена возможность восстановить церковь Пресвятой Богородицы на острове Светой Стефан. Мы уверены, что некоторые проявления детской болезни нашей новосформированной европейской демократии пройдут и что государство будет уважать закон и свою конституцию. Одно из основных их положений — защита и уважение Церквей и религиозных объединений и их вековых прав.

— Должна ли будет Черногорско-Приморская митрополия регистрироваться в Черногории?

- Нет никакого закона, требующего, чтобы мы регистрировались, и не было никакой причины, чтобы мы пошли на это, кроме как под давлением какого-нибудь насилия, до которого, надеюсь, не дойдет.

— Против вас выдвинуто обвинение (в препятствовании разрушению храмов), и тем самым вы оказываетесь в одном ряду с вашими предшественниками — Черногорскими митрополитами, которые тоже терпели преследования. Повторяется ли история?<

- Конечно, я появлюсь на суде как гражданин Черногории. Не существует ни одной причины, чтобы я не появился, хотя должен признать, что это весьма странное обвинение, когда митрополиту ставится в вину факт защиты храма от разрушения. Подобное уже случалось с моим предшественником митрополитом Даниилом (Дайковичем). Демонстрации, которые были организованы в Черногории в коммунистическое время, были направлены против этого митрополита, потому что он защищал от разрушения церковь святого Петра на Ловчене и, таким образом, выступал против попрания завещания Петра Петровича Негоша. В Черногории бывало это и до того, и не следует забывать, что его предшественник митрополит Арсений был за правду Божию осужден в 1954 году на 11 лет тюрьмы, а его предшественник священномученик митрополит Иоанникий без суда и следствия, по решению лишь некоего «предварительного суда», был убит в 1945 году. И сегодня мы еще не знаем, где его могила. Это что-то, что, к сожалению, в Черногории случалось и раньше, так что-то, что происходит со мной, может быть, и самое безобидное.

Перевел с сербского иеромонах Игнатий (Шестаков)

http://www.pravoslavie.ru/orthodoxchurches/47 263.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru