Русская линия
Отрок.ua Максим Федорченко28.06.2011 

Обоюдоострая цивилизация

Цивилизация традиционно противопоставляется варварству. Шалаши и набедренные повязки — дикость, «мерседесы», «верту» и «боинги» — «высокая ступень цивилизации». Похоже, что разница только в уровне потребления, а вот проблема нравственного выбора остаётся нерешённой при любом уровне цивилизованности. Возможно, ступени, по которым движется человеческая цивилизация и человеческий дух, принадлежат к разным лестницам. Ведут ли они в одном направлении?

Интересные времена

Времена сейчас интересные — то есть, по мнению мудрых китайцев, не лучшие для жизни. И в чём-то они правы — колесо истории со скрипом повернулось, вдруг забросив нас из «развитого социализма» на Дикий Запад. И даже не на Дикий Запад — такой у нас воцарился прогрессивно-реакционный либерально-тоталитарный винегрет, что наш «лечащий врач» — мировое сообщество — поспешно придумал новый диагноз — «переходный период». И начал лечить.

А разруха, как известно, не в клозетах, а в головах. Так же и Царство Божие — не в брёвнах, а в рёбрах. А потому косметические меры по ремонту нашего «фасада» — многопартийность и прочие либерально-демократические ценности и свободы, пресловутые «иностранные инвестиции» — не дали никакого результата. Мы не стали клоном Запада; более того, загримированные «под Запад», мы стали неузнаваемы — часто и для самих себя…

30 лет назад

Дом моего прадеда, в один этаж, выбеленный, крытый шифером, занимал бoльшую часть обширного двора. К нему жались летняя кухня, сарай и курятник под камышовыми крышами. За домом росла целая роща акаций, на них висели самодельные качели. Во дворе была и беседка, увитая диким виноградом, хранящим прохладу в любую жару. От улицы дом и двор заслонял огромный куст сирени, своими размерами и формой напоминавший разросшийся баньян. Огород, поражавший плодородием, уходил к дрожащей в летнем мареве линии горизонта… Полдень. От жары воздух становится видимым, он струится и плывёт, ломая перспективу. Коровы, равнодушно жующие жвачку, кажется, висят в воздухе, — марево скрыло их ноги, и они, словно рогатые дирижабли, реют над солончаком. Только два звука нарушают тишину: где-то в поле рокочет трактор, и на лимане тарахтит движок старенького сейнера. На улицах никого.

Цивилизация: неустойчивое развитие

Со всех сторон нам говорят: прогресс, развитие, цивилизация… Однако следует вспомнить, что так называемый прогресс человечества начался с колоссального регресса, с катастрофы. Люди потеряли рай — не просто место, где всего в достатке и всегда тепло, а своё положение царей совершенного мира, царей, которым пока ещё не в чем раскаиваться и не о чем жалеть или печалиться. Тогда «мир сдвинулся».

Только что познавшие добро и зло и немедленно выброшенные на негостеприимную — проклятую — землю, наши прародители обнаружили себя в весьма затруднительном положении, с совсем безрадостными перспективами. А ведь ещё вчера, в это же время, они были счастливы — счастливы так, как уже не будет счастлив ни один смертный… Поэтому дальнейшие успехи человека на Земле и в космосе могут впечатлять только в сравнении с тем моментом истории, когда испуганные Адам и Ева, в кожаных одеждах, впервые обозрели незнакомый горизонт.

По сути же, грехопадение было смертью изначального человечества. Та жизнь, которая началась за вратами рая, могла быть уподоблена только росту ногтей и волос на свежем трупе…

Примечательно, что для первых людей соблазн состоял не только в достижении богоподобного состояния, но и в возможности потребить что-то, ранее не потреблявшееся: И увидела жена, что дерево хорошо для пищи. Позднее за такие незамысловатые предметы потребления, как миска чечевичной похлёбки, люди продавали и своё первородство.

Земная цивилизация выжила и оказалась на редкость прагматичной. Путь обратно в Эдем был закрыт навсегда, поэтому человек начал обустраиваться на проклятой земле. Цивилизационные успехи мало впечатляли Творца: Он не поощрял людей за технологические достижения, а за некоторые даже карал (вспомним Вавилонскую башню). Но закоренелым прагматикам, уже ощутившим полный вкус новой радости — радости потребления, — и вовсе не стало дела до Бога. Уже казалось человеку, что ему удалось преодолеть проклятие, — ведь земля приносит теперь не только тернии и волчцы. Человек из твари стал творцом — творцом предметов потребления.

Веками создавалась эта цивилизация потребления. Всеми средствами, часто — огнём и мечом, её несли на новые континенты и новым народам. Цивилизация стала, наконец, глобальной и повсеместной; не удовлетворившись освоением — и потреблением — реальных пространств, она создала пространство виртуальное и наполнила его своим «контентом». Потребляйте!

Но сегодня мировое сообщество озабочено в первую очередь не терроризмом, СПИДом, ядерной программой Ирана или финансовым кризисом. Проблемой номер один стало «устойчивое развитие». Значит, то развитие, которое мы имеем сегодня, устойчивым не является. Повседневная деятельность человека в близкой перспективе может привести к катастрофическому вымиранию этого самого человека. Вот это и есть прогресс, очевидно.

Прогнозные документы ООН и прочих международных организаций можно смело относить к эсхатологической литературе — уж больно жутко всё выглядит. Что там Тегеран или Пхеньян со своими ракетами или глобальная финансовая пирамида под названием «американский доллар»!

Ни одна великая цивилизация древности, достигнув пика развития, на этом пике не удержалась. Независимо от того, как пышно они цвели, цивилизации постигал упадок. Со своих пиков ссыпались и китайцы, и египтяне, и греки, и римляне: как только они достигали желаемого уровня потребления, приходил рок в образе варваров, эпидемий, стихий, революций и ставил жирную кровавую точку. Глядя на нынешних итальянцев, трудно поверить, что Рим правил миром. Да и империи новой и новейшей истории тоже не смогли сохранить свой имперский статус. Похоже, что технологическое совершенство, экономическая мощь и военная сила — не те три кита, на которых может покоиться человеческая организация. Особенно если таких организаций несколько…

25 лет назад

После смерти прадеда бабушка продала дом и землю. Новый хозяин вырубил акации, сирень, снёс беседку и сарай, планировал засеять чем-то весь участок. Но не засеял, уехал на заработки и пропал навсегда, и дом стоял, ветшая, ничем не прикрытый от непогоды. Стены его посерели и стали «цвести», местами осыпалась штукатурка. Огород зарос бурьяном, в котором кое-где виднелись одичавшие помидоры…

Прогресс или умирание?

Можно рассматривать смену социальных формаций как прогресс, а можно — как умирание. С умирания началась история человека вне рая, умиранием сопровождаются все его последующие шаги. Своего рода парадокс: ведь история учит нас, что на смену первобытнообщинному строю пришёл период государственности, возникли рабовладение, развившееся в феодализм, капитализм и далее — по списку. Однако это означает, что всякая новая форма человеческой организации оказывалась настолько неудачной, ущербной, «хромой», что рано или поздно она умирала. Об этой обречённости социально-экономических формаций неплохо бы задуматься нынешним герольдам либерального социально-ответственного и экологически-дружелюбного капитализма. Ведь возвещают они славу обречённой форме организации общества.

Я историю знаю плоховато, не помню периодизации и прочих тонкостей этой «точной науки». Возможно, это помогает оторваться от созерцания мелочей и обратить внимание на общие закономерности. Но впечатление человека среднестатистических знаний и способностей, озирающего путь человечества, таково: нет смены форм, есть тотальное умирание, разрушение любых форм человеческой организации, будь то государство, корпорация или семья.

Один из классических примеров — город и село. Будто бы село — такое патриархальное и пасторальное — умирает, а город — такой развращённый — процветает. Ну, цветение — вопрос спорный; может, это туберкулёзный румянец. А село, которое — горожане — убивали в 20-е, 30-е, 40-е и прочие годы прошлого века, всё ещё живо. Конечно, в глобальном масштабе человечество урбанизируется, постепенно в городах скапливается большинство землян, а сельская местность пустеет. Но дело тут совсем не в количестве граждан на единицу площади.

Любимая идея многих правительств — «развитие сельской местности». Европейские государства приплачивают фермерам, чтобы те вели образ жизни своих предков — но вовсе не потому, что европейцам не хватает помидоров, молока или говядины. Дело в том, что сельская община, ведущая традиционно сельский образ жизни (фермерство, ремесло, мелкая торговля и бытовые услуги), — это идеальная иллюстрация к концепции «устойчивого развития». Потребляем только то, что сами производим, отходов вредных нет. Всё гармонично. — Так что патриархальность, пасторальность и какая-то повышенная духовность села тут ни при чём.

Более того, европейское идеальное село — с мелкими фермерами, мелкими кустарями и мелкими торговцами — может существовать только при условии, что где-то в Африке, Америке или Украине динозавроподобные комбайны бороздят миллионы гектаров, производя продовольствие для апологетов «устойчивого развития» и биржевых дельцов. Так называемый двойной стандарт в действии. Если ничего не изменится, наша сельская местность превратится в высокотехнологичный огород Европы, как уже стали её кладовыми наши недра…

А ещё умиляет борьба с парниковыми газами. Почему не удаётся даже договориться о сокращении выбросов? Потому что сокращение выбросов означает сокращение потребления. А мы ещё к этому не готовы — и вряд ли будем готовы в будущем. Более того, основные производители парниковых газов (читай — «основные потребители») выкупают квоты на выбросы у стран третьего мира, которые сами эти квоты не выбирают (потребляют слабовато). Таким образом, количество выбросов будто бы стабильно, а потребление, тем не менее, растёт. И если прибыль достаётся избранным, радость потребления — некоторым или даже многим, то экологические последствия неограниченного потребления достанутся всем…

На уровне каждого отдельного человека цивилизация тоже «отметилась». Современный человек как солдат в армии — всё время занят. Заняты не только его руки и ноги, заняты его мысли и чувства — со всех сторон на него низвергается поток информации, которая является либо рекламой, либо пропагандой. А что может рекламировать или пропагандировать цивилизация, которая стоит на краю вымирания и истерически ищет пути «устойчивого развития»? Эту бессмысленность отлично передаёт реплика из фильма Дж. Камерона «Аватар»; когда речь заходит об установлении взаимовыгодного контакта между земной — откровенно потребительской — цивилизацией и цивилизацией пандорцев, живущих в гармонии со своей планетой, главный герой спрашивает: «А что мы можем им предложить — пиво?»

10 лет назад

…Грунтовая дорога, которая и 30 лет назад была не проходима после дождя, совершенно исчезла, превратившись в канаву. Машину пришлось оставить на шоссе и идти пешком. Только в каждом третьем доме живут, в прочих — заколоченные двери, выбитые окна. Вот и наша улица — две глубокие рытвины в окаменевшей глине. Кажется, в последний раз здесь проезжали римские колесницы. Улица пустынна. Бурьян, мрачный, пыльный, поникший под палящим солнцем, в рост человека, стеной стоит справа и слева от дороги, над ним кое-где поднимаются кроны акаций. Сквозь струящееся марево не видно ни одной крыши.

Дополнительные опции

Водопровод, интернет, метро и прочее — это замечательно. Отказываться от этого не нужно. Вопрос только в том, какую роль разнообразные достижения играют в нашей жизни. Даже не так: должны ли достижения науки и технологии играть хоть какую-то роль в жизни человека?

Иногда кажется, что достижения цивилизации — это всё те же грубые, рукотворные терафимы, которым поклонялись ветхозаветные язычники. Отринув однажды Истину, человек борется с засасывающей его пустотой, пытаясь наполнить её каким угодно содержанием. Так и появляются истины и кумиры одного дня, а всякая ерунда провозглашается абсолютом. Опять же — нетребовательны такие кумиры, надоел — и в печку его…

Но проблема не может быть решена, если одно из возможных решений мы отказываемся даже принимать во внимание. Вот такой пример: в многотомном издании «Жизнь животных» с восторгом пишут, что родство вшей, которые паразитируют на гориллах, шимпанзе и человеке, является несомненным доказательством родства человека и приматов. Следуя этой логике, мы также должны числить среди своих предков свиней, кур и коз, от гриппа которых мы нынче страдаем. Почему бы не допустить, что приматы — это деградировавшие, развращённые люди? Тогда родство вшей прекрасно вписывается в картину мироздания, осенённого Божественным замыслом.

Прежде всего, наверное, следует помнить, что земная цивилизация была создана людьми, впавшими в грех. Значит, души строителей этой цивилизации были открыты и добру, и злу. Таким образом, добро и зло проторили свои дорожки через всё созданное человеком. Поэтому цивилизация и получилась обоюдоострой; её достижения могут служить — и служат — и духовному росту, и греху.

Цивилизация создаёт новые возможности — а от человека зависит, к чему эти возможности приложить. Хороший пример — интернет. Тут и прямая трансляция богослужений, и музыка, и мировая литература на всех языках, и виртуальные экскурсии по музеям, а рядом — порнография, инструкции по изготовлению бомбы, предложения купить-продать органы и детей…

Таким образом, рост и усложнение цивилизации не снимает, а только обостряет проблему нравственного выбора. Выбор становится ещё ответственнее, ведь опций — больше.

Это усложнение, помимо всего прочего, создаёт ещё одну иллюзию современности. Где опций меньше — то есть в сельской местности — там, значит, и праведности больше. Да, так уж сложилось, что в наших городах действительно больше возможностей — для развития любых наклонностей. Однако вспомним слова апостола Иакова: Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чём-нибудь, тот становится виновным во всём (Иак. 2, 10). Количество — в данном случае — не имеет значения…

А времена сейчас по-настоящему интересные — ведь исчезли все ограничения и запреты на информацию, казалось бы, наконец можно всё осмыслить и даже кое-что понять. Было бы желание.

Наши дни

…Улицы засыпаны щебнем, местами уложен асфальт, возле каждого дома — автомобиль. За зелёными заборами — подстриженные газоны, хитроумные устройства для полива. Дома всё больше новые, не дома — коттеджи, под красными «еврочерепичными» крышами. Отовсюду несётся музыка. Это горожане, дачники. Кто-то кричит: «Коля, ты в город? Картошки купи! Кар-тош-ки!»

http://otrok-ua.ru/sections/art/show/obojudoostraja_civilizacija.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru