Русская линия
Деловая газета «Взгляд» Кирилл Бенедиктов27.06.2011 

Улица Буданова

В России одна за другой появляются улицы Гвардии полковника Буданова.

Соответствующим образом переименованы: 10-я Советская улица в Санкт-Петербурге, улица Ахмата Кадырова в Москве, улица Николая Баумана в Калуге, Комсомольская улица в Обнинске, Карла Маркса — в Нижнем Тагиле, Михаила Калинина — в Таганроге, Социалистическая — в Ростове-на-Дону и улица Дзержинского в Тюмени.

Переименования эти, конечно, неофициальные — то, что называется «инициатива снизу». Понятно, что стикеры, которыми заклеены таблички с названиями улиц, сорвать нетрудно, и вряд ли где-то они провисели больше одного дня. Однако и сторонники убитого полковника могут оказаться настойчивыми. В связи с этим позволю себе напомнить следующую историю.

Четыре года назад русские националисты развернули кампанию по переименованию улицы Ахмата Кадырова в Москве в улицу Псковских десантников — в честь солдат и офицеров Российской армии, погибших в бою с чеченскими боевиками в 2000 г. В ходе этой кампании неизвестные партизаны по ночам свинчивали таблички с официальным названием улицы в Южном Бутово и вешали самодельные. Утром милиционеры, матерясь, возвращали старые таблички на место, а на следующую ночь повторялось то же самое. Все это движение получило веселое название «раскадыривание» и доставило немало неприятных минут властям, как городским, так и федеральным (поскольку политическая конъюнктура к этому моменту сильно изменилась, вспоминать о том, что покойный Ахмат Кадыров когда-то призывал каждого чеченца убить 150 русских, было неудобно). В итоге был найден компромиссный вариант: националисты оставили улицу Ахмата Кадырова в покое, а в улицу Псковских десантников была переименована 9-я линия Грозного.

Но в случае с улицей (улицами) полковника Буданова подобный компромисс невозможен. Хотя бы потому, что нынешний глава Чечни Рамзан Кадыров в официальном интервью агентству Regnum назвал Буданова «шизофреником и убийцей» и «признанным врагом чеченского народа». Поэтому в Грозном улицы полковника Буданова точно не будет.

А вот будет ли она в Москве или в каком-нибудь другом городе Российской Федерации — вопрос риторический. Потому что по факту улицы Буданова уже существуют. И многие из нас живут на этих улицах, сами того не зная.

Думаете, на Чистых Прудах молодые чеченские отморозки убили двадцатитрехлетнего Юру Волкова? Нет, это случилось на улице Буданова.

И на улице Буданова дагестанские бандиты убили инженера-геодезиста и футбольного фаната Егора Свиридова, спровоцировав тем самым события на Манежке.

И бывшего милиционера Максима Кольцова убили дагестанцы в ночном клубе не на Ясеневской улице, а на улице Буданова.

И совсем не на улице Миклухо-Маклая семеро кавказцев — среди них были и чеченцы, и дагестанцы — до смерти забили двадцатилетнего безобидного очкарика Михаила Антончика только за то, что он пригласил их на свой день рождения.

И автозаправка, на которой некий двухметровый кавказец устроил настоящую резню из-за того, что ему не разрешили воспользоваться туалетом — убил двоих рабочих и нанес тяжелые ранения еще двоим — находится по тому же адресу.

И знаете, что любопытно?

Задержаны только двое убийц Юрия Волкова — Ахмедпаша Айдаев и Бекхан Ибрагимов, третий убийца — Магомед Сулейманов — был отпущен под подписку о невыезде и скрылся где-то в родных горах.

Исключительно благодаря событиям на Манежке удалось довести до суда дело об убийстве Егора Свиридова.

В остальных случаях убийц не нашли.

Выяснилось, что на улице Буданова из рук вон плохо работают видеокамеры. Неожиданно пропали видеозаписи из ночного клуба, где убили Максима Кольцова. Камеры около РУДН, которые должны были зафиксировать нападение на Михаила Антончика и его друзей, по словам следователей, «зафиксировали только движения наших ребят», а перемещения нападавших кавказцев почему-то не сняли. Да и вообще, это якобы были нерабочие камеры, муляжи (но как же муляжи могли зафиксировать хоть что-то?).

А зверское убийство на автозаправке? Такое преступление — это не просто ЧП, это вызов всей столичной правоохранительной системе. Любая уважающая себя полиция день и ночь стояла бы на ушах, но из-под земли бы достала опасного, как бешеный зверь, убийцу, тем более что особые приметы нападавшего, описанные единственной выжившей в бойне женщиной-оператором, позволяли сузить круг поиска. Но… резня на АЗС произошла в ночь на 11 мая, сегодня уже 24 июня, а единственное на данный момент достижение следствия — нож с гербом Чеченской Республики и следами крови, брошенный убийцей неподалеку от заправки.

Что же касается убийства самого Гвардии полковника, то кроме настойчиво повторяющейся мантры «водителем киллеров было лицо славянской внешности», следствие ничем общественность не балует.

Может быть, у нас просто плохая полиция и непрофессиональные следователи?

Полиция, конечно, у нас и впрямь не ахти. Да и следователи, особенно на местах, профессионализмом не блещут (хотя в ведомстве Александра Бастрыкина собраны сильные кадры). Но почему-то многие дела, в которых нет этнической составляющей, раскрываются быстро и качественно. А преступления с участием чеченцев, дагестанцев, ингушей и прочих представителей кавказских народов чаще всего становятся «висяками».

Причин тому несколько.

Первая — это банальная коррупция. Кавказские кланы (в том числе преступные сообщества), как и любая организованная преступность, покупают «своих» людей в правоохранительных органах. Следователь с зарплатой в двадцать тысяч рублей за аналогичную сумму в долларах или евро охотно закроет глаза на любые проделки горячих кавказских парней. Конечно, не все полицейские и следователи продаются и покупаются. Тогда в ход вступает второй фактор.

Это влиятельные родственники или знакомые. Клановая система хороша тем, что почти у любого вчерашнего козопаса из горного аула может оказаться дальний родственник, окопавшийся на непыльной должности в Москве. Когда по горячим следам задержали убийц Юры Волкова, не прошло и двух часов, как в ОВД подъехали влиятельные представители чеченской диаспоры и начали «разруливать» ситуацию.

А ОВД по Головинскому району, куда доставили убийц Егора Свиридова, подверглось настоящей осаде со стороны кавказцев. Когда машины с дагестанскими номерами окружили отделение, испуганные милиционеры вызвали подмогу — автобус с ОМОНом. Но ничего ОМОН не помог, и под утро четверых задержанных отпустили.

Возникает вопрос: неужели ОМОН, без всяких проблем разгоняющий митинги оппозиции, будь то либералы, левые или националисты, не сумел бы справиться с дагестанской «группой поддержки»? Да смог бы, конечно, только связываться с некоторыми этническими группами в нашей стране себе дороже.

В январе 2009 г. четверо сотрудников ОВД «Митино» задержали группу чеченцев, устроивших пьяную драку в баре «Оскар». Одним из хулиганов, размахивавшим пистолетом с криками «Всем бояться, здесь чеченцы отдыхают!», оказался, на беду милиционеров, племянник сенатора Асланбека Аслаханова Мансур Аслаханов. Этот джигит, числившийся, кстати, сотрудником МУРа, ударил одного из милиционеров, Юрия Уварова, в результате чего тот получил сотрясение мозга.

Сенатор, несмотря на поздний час, тут же позвонил руководству ОВД, и хулиганов немедленно освободили. А милиционеров, которые посмели надеть наручники на новых «хозяев жизни», обвинили в превышении должностных полномочий и применении насилия в отношении представителя власти (статья 286 и 318 УК РФ).

В мае 2011 г. Тушинский суд Москвы приговорил четырех сотрудников ОВД Митино — Юрия Уварова, Евгения Степанова, Руслана Каюмова и Алексея Виноградова — к различным срокам заключения. Двое милиционеров получили по пять лет общего режима.

Какому здравомыслящему сотруднику правоохранительных органов после такого наглядного урока захочется лезть на рожон и трогать неприкасаемых?

Таким образом, экономическое влияние этнических диаспор подкрепляется третьим мощным фактором — политическим.

Как писал в «Скотном дворе» Оруэлл, «все животные равны, но некоторые животные равнее других».

Я не знаю, существует ли официальная директива избегать привлечения представителей северокавказских республик к ответственности за различные правонарушения — думаю, что вряд ли. Но неофициально такое «пожелание» вполне могло быть озвучено на различных уровнях правоохранительной системы.

Объясняется это так — «не надо раскачивать лодку».

У нашей власти есть трудноизживаемый (а может быть, и вообще неизлечимый) комплекс Кавказа.

Я уже писал об этом в связи с событиями на Манежной площади, но сейчас тезис о том, что от Кавказа необходимо отделиться, стал куда более популярен, чем зимой, когда он еще только проходил «обкатку». Даже весьма уважаемые мной политические мыслители, такие как Константин Крылов, склоняются к тому, что от обладания Кавказом Россия не получает ничего, кроме головной боли («Некоторые части Российской Федерации — Кавказ, например — не являются частью единого российского пространства. На этих территориях не действуют российские законы, на некоторых из них нельзя жить русским, потому что их там истребляют или холопят. Российское присутствие на этих территориях сводится к выплате этим территориям чудовищной по размерам дани, а также исполнению воли проживающих там народов», — пишет Крылов в статье «Земля наша велика и обильна»). Идея отделения Кавказа на глазах становится трендом, и нельзя сказать, что этот тренд привлекает только проплаченных врагов России, агентов ЦРУ или Моссад.

Но послушайте. В 1991 г. мы уже отделились от целой кучи союзных республик, которые, по мнению тогдашних радикал-патриотов, сидели на шее у Российской Федерации и сосали из нее все соки. Мы потеряли, например, Среднюю Азию, Армению и Азербайджан.

И что? Азербайджанцы сегодня — одна из влиятельных этнических диаспор. Армяне прекрасно чувствуют себя в Ростове-на-Дону, на Ставрополье и в Краснодарском крае. А таджиков с узбеками в Москве, по-моему, больше, чем во всей Средней Азии.

При этом Средняя Азия с 2000 г. — зона влияния США и Китая, Баку — верный союзник Вашингтона, один Ереван худо-бедно остается близким нам партнером.

Внимание, вопрос: нужно ли было разбегаться, если в итоге мы получили толпы гастарбайтеров, криминальные этнические диаспоры и налаженный наркотрафик, но потеряли возможность хоть сколько-нибудь влиять на ситуацию в бывших «братских республиках»?

Точно такая же история будет и с Северным Кавказом, если Российская Федерация сбросит его, как подводная лодка балласт. Безработные чеченцы и дагестанцы будут по-прежнему сотнями и тысячами отправляться искать легких денег в Россию, смуглые отморозки будут по-прежнему устраивать беспредел на улицах наших городов, а вся разница с нынешним положением вещей будет в том, что в окружении северокавказских вождей появятся серьезные дяди с американскими паспортами. Решение проблемы лежит на поверхности, и нужна лишь малая толика политической смелости и воли, чтобы его увидеть.

Необходимо положить конец системе, делающей кавказцев «неприкасаемыми». Необходимо сменить директиву, официальную или неофициальную. Все дела с этнической составляющей должны получать приоритет и расследоваться самым тщательным образом. Принадлежность к той или иной диаспоре не должна быть индульгенцией, позволяющей вести себя «по закону гор» или по законам шариата. Закон один для всех, независимо от того, русский ты или чеченец, дагестанец или татарин.

Когда чеченцев и дагестанцев, независимо от наличия у них влиятельных родственников, будут сажать в тюрьму так же, как и представителей других, «непривилегированных», народностей, когда полиция будет жестко пресекать любые попытки установления «своих порядков» приехавшими на русские земли гостями из южных республик, когда 282-я статья будет применяться к тем, кто кричит «режь русских свиней!», так же, как сейчас она применяется к русским националистам, тогда тема отделения Кавказа от России умрет тихой смертью. Потому что станет неактуальна.

Не Кавказ сам по себе раздражает русское общественное мнение, и даже не наглость «понаехавших тут». А попустительство властей и правоохранительных органов, создающее реальную межэтническую напряженность. Необходим коренной поворот в отношении федеральной власти к кавказской преступности, целый комплекс жестких, может быть, даже показательно жестких мер по отношению к тем, кто нарушает закон, прикрываясь, как щитом, своей «политкорректной» национальностью.

Если этого не случится, если власть и дальше будет прятать голову в песок, игнорируя грозные вызовы времени, придет день, когда все мы обнаружим, что живем на улице имени Гвардии полковника Буданова.

http://vz.ru/columns/2011/6/24/502 299.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru