Русская линия
Православие.RuСвященник Валерий Духанин25.06.2011 

Чем святой отличается от «чудотворца"-оккультиста

Из личных бесед с оккультистами автор этой статьи выяснил, что они в своем большинстве считают, будто делают то же, что делали святые, и потому Церковь для них — конкурирующая структура. Да и многие простые люди не замечают серьезной разницы между оккультной деятельностью: необычными способностями, ясновидением, лечением посредством пассов, словесных формул — и деятельностью святых, которые, например, исцеляли возложением рук или, произнося молитву, совершали удивительные чудеса и проявляли сверхъестественные способности. А видя сходство со святостью, отталкиваясь от этого сходства, оправдывают и сам оккультизм. Тем не менее, разница между тем и другим настолько же велика, насколько велика разница между раем и адом, хотя бы способности святого и оккультиста были внешне схожи.

Прежде всего, надо сказать, что в жизни святых никогда мы не встретим специального стремления к обретению какого-либо могущества, сверхсилы или чудесного влияния на других людей. Святые не искали специально особых, уникальных даров, и целью их жизни никогда не были чудотворения или сверхъестественные способности — исцеления, прозрения, властвование над стихиями и т. п. Самое главное, чего искало их сердце, — это жизнь с Богом и в Боге. «Одного просил я у Господа, того только ищу, чтобы пребывать мне в доме Господнем во все дни жизни моей, созерцать красоту Господню и посещать святый храм Его» (Пс. 26: 4), — восклицал святой царь и пророк Давид, а вместе с ним и все, кто сподобился святости. Существо их жизни заключалось в стремлении к Богу. «Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни: и мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога живаго» (Ин. 6: 68−69), — сказал апостол Петр Спасителю от лица всех учеников Христовых.

Среди святых были люди с самыми разными характерами, различных душевных качеств, способностей и дарований. Но всех их объединяет главное — верность Богу в любых обстоятельствах жизни земной, верность в мыслях и чувствах сердечных. Соответственно, святые устраняли в себе все то, что мешает быть с Богом, то есть нравственные недостатки, духовные несовершенства, грехи и пороки. С чистой душой пребывает Бог, а где Бог, там и Его всемогущая помощь. Поэтому сверхъестественные способности святых давались Богом в ответ на любовь к Нему, давались как дар, который не может использоваться в корыстных целях, но только для большего служения Богу в мире людей.

Освобождение от греха у многих святых, действительно, сопровождалось обретением большей свободы и в плане биологической жизни. Например, многие христианские святые не вступали в брак, жили в полном воздержании, хотя современное общество неустанно твердит, что одной из главных потребностей нашего организма является половая функция, жаждущая удовлетворения. Многие святые почти не спали или спали столько, что обычный человек при такой нагрузке быстро бы надорвался психически и физически. Некоторые святые крайне мало ели, например одну просфору или сухарик в день. Некоторые ходили в ветхом, тонком одеянии даже зимой.

Здесь стоит внести одно уточнение. Собственно, то, что сейчас почитается чудом, было естественно для людей, живших в раю. Грех привел с собой ту ограниченность, ущербность, немощность и борьбу за существование, которые теперь наблюдаются ежеминутно и приносят в нашу жизнь страдания. Во Христе же людям возвращается рай, и потому Спаситель являл во время Своей земной жизни такие дела, какие свойственны только жителям рая. Людям, побеждающим грех, восходящим ко Христу через подвиг духовной жизни, дается возможность преодолевать ограниченность нашего грешного мира, побеждать стихии и злые наветы мира сего. Слова, сказанные евангельским фарисеем Никодимом Иисусу Христу, вполне можно отнести к каждому святому: «Ты учитель, пришедший от Бога; ибо таких чудес, какие Ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог» (Ин. 3: 2).

Исцеление безнадежно больных, изгнание демонов из одержимых людей, воскрешение умерших, провидение мыслей и душевного состояния окружающих, видение будущего, преодоление стихий, законов и превратностей мира земного, например хождение по водам, укрощение бури или претворение воды в вино, умиротворение нравов диких животных, способность возрождать одним словом падших людей от греха к добродетели. Все это явлено в евангельские времена Самим Иисусом Христом и даруется также людям святым, о чем говорит Господь: «Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит; потому что Я к Отцу Моему иду» (Ин. 14: 12).

Вспомним из евангельской истории, что, отправляя Своих учеников на проповедь, Спаситель «дал им власть над нечистыми духами, чтобы изгонять их и врачевать всякую болезнь и всякую немощь. и заповедал им, говоря. „Больных исцеляйте, прокаженных очищайте, мертвых воскрешайте, бесов изгоняйте; даром получили, даром давайте“» (Мф. 10: 1, 5, 8). Ученики Господа, благовествуя Царствие Божие, «изгоняли многих бесов и многих больных мазали маслом и исцеляли» (Мк. 6: 13). Они пользовались властью, данной им Господом Иисусом Христом. Получая посредством святых какую-либо милость от Бога, люди призывались благодарить именно Бога. Собственно, не святые действовали в чудесах, а через святых людей действовал Бог. «Дивен Бог во святых Своих» (Пс. 67: 36), — читаем в священной книге Псалтири. Поэтому, выражаясь научным языком, христианская святость и связанные с ней чудеса или необычайные способности глубоко христоцентричны и богоцентричны, в них нет ничего от человеческой эгоистичной обособленности. «Мы только руки на вас возлагаем, силою же своею ничего не можем сделать. Все действие производит всемогущая сила Христа, Единого Истинного Бога, в Которого, если несомненно уверуете, тотчас же выздоровеете», — так говорили святые целители Косма и Дамиан[1]. Святые молятся Богу, чтобы Он даровал больным облегчение, и именно Бог действует через святых.

Святые раскрывают в себе не таинственные способности, прану, ауру или биополя, а образ Христа, являя те духовные добродетели, к которым призывается в Евангелии каждый христианин. Стяжав добродетели, явленные Христом, раскрывая в себе образ Христа, святые естественно совершают и чудеса, дарованные людям Христом. Их жизнь — уподобление Богу по нравственной чистоте и праведности. Уподобляясь Ему в чистоте и праведности, они заимствуют от Подобного подобную же силу.

Оккультисты же идут совсем иным путем: развивают в себе психофизическими тренировками «скрытые способности» либо получают их от невидимых духов посредством инициации — особого посвящения. Не очищая себя от греха, они, подобно надменным демонам, уже заполучают сверхъестественные дарования: ясновидение, влияние на окружающую нас природу или состояние других людей, способность контактировать с миром невидимым и т. п. Не имея, в отличие от святых, причастия благодати Духа Святого, оккультисты обращаются, даже при видимом сходстве их действий с чудесами святых, к помощи отрицательных духовных энергий. Энергия же, с христианских позиций, не бывает безликой, она предполагает своего носителя. Кто же помогает вершить чудеса человеку с нечистой душой?

В наши дни под духовностью часто понимают самые разные проявления жизни: увлечение литературой или искусством, соответствие высоким требованиям морали, погружение в религиозность. На самом же деле духовной жизнью живет только тот, кто приобщился Духу Святому. И внутреннее обновление возможно только тогда, когда человек умер для греха, переродился из «ветхого человека в нового"(см.: Кол. 3: 9−10). Этого достигли святые.

Святые — это люди, стяжавшие благодать Духа Святого, которая просвещает сердце. Живущий в гармонии с Богом человек обретает мир в самом себе и потому более ясно видит проблемы других людей и, значит, может подлинно им благодетельствовать — как своим советом, так и молитвенной помощью. Святой прозревает волю Божию о конкретном человеке и, исходя из этого, уже действует. Не от себя, своих способностей и личного провидения отталкивается святой человек, а от Божественного произволения и откровения. Соответственно, лечит он не собственными биополями, аурой и прочей мистической ерундой, а точнее будет сказать, что святой и вовсе не лечит сам, а обращается к Богу, Который подает нуждающимся все благопотребное. Исцеляли святые не всех подряд и не того, кого сами хотели, а на кого им указывал Господь.

Что касается прозрений, то об этом верно писал святитель Игнатий (Брянчанинов): «Истинным святым Божиим видения даруются единственно по благоволению Божию и действием Божиим, а не по воле человека и не по его собственному усилию — даруются неожиданно, весьма редко, при случаях особенной нужды, по дивному смотрению Божию, а не как бы случилось"[2]. Когда Иосифа Праведного привели во дворец фараона, властитель Египта обратился к нему: «Я слышал, что ты умеешь толковать сны». Святой Иосиф ответил: «Это не мое; Бог даст ответ во благо фараону» (Быт. 41: 15, 16).

В связи с этим естествен вывод, что если у святых людей результат действия зависит не от раскрытых в себе экстрасенсорных способностей, а от обращения к Богу и Его отклика, то, значит, стоит и нам обращаться с молитвой в различных нуждах к Богу, Который всесилен и может помочь в любой скорби. Рассуждая о святости, не нужно думать, что это слишком отвлеченно от нашей действительности. По большому счету, святость должна быть реалией жизни каждого христианина. Святость есть жизнь в согласии с Богом, когда человек в своих поступках избирает добро, а не зло, предпочитает истину, а не ложь, стремится к правде, а не к заблуждению. К этому призван каждый человек: «Святы будьте, ибо свят Я, Господь Бог ваш» (Лев. 19: 2), — говорит Сам Господь. Жить свято — наш долг, а не сверхдолжная заслуга отдельных избранников. И потому шествующий по этому пути человек имеет надежду, что его молитва будет услышана и исполнена.

Итак, святые прозревали и исцеляли не по естественным способностям или приобретенным с помощью развития в себе скрытых сил, а по дару благодати Божией. В книге Деяний апостольских повествуется, как после сошествия Святого Духа на апостолов они обрели совершенно новые качества — бесстрашие перед земными властями, способность постигать смысл Божественного Откровения и прозревать душевное состояние других людей. Принятие Духа Святого сопровождалось удивительными дарованиями — исцелять и воскрешать, проповедовать на иностранных языках (на которых раньше апостолы не говорили), преодолевать земные страхи и трудности.

Когда апостолы Петр и Иоанн, направляясь в храм, увидели просящего милостыню человека, хромого с младенчества, то Петр сказал ему: «Серебра и золота нет у меня; а что имею, то даю тебе: во имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи» (Деян. 3: 6). Человек тут же получил исцеление, что вызвало удивление случайных очевидцев чуда. Обступив главных участников происшедшего, люди просили разъяснения. То, что ответил апостол Петр, является прекрасным указанием на подлинный источник чудес святых, отличающихся от экстрасенсорных исцелений: «Что дивитесь сему, или что смотрите на нас, как будто бы мы своею силою или благочестием сделали то, что он ходит? Бог Авраама и Исаака и Иакова, Бог отцов наших, прославил Сына Своего Иисуса. И ради веры во имя Его, имя Его укрепило сего, которого вы видите и знаете, и вера, которая от Него, даровала ему исцеление сие перед всеми вами» (Деян. 3: 12−13, 16). Итак, не своей силой и не сокрытыми в естестве человека чудесными способностями исцеляют святые, а данной им от Бога благодатью Духа Святого, по горячей вере с искренним призыванием имени Иисуса Христа как Спасителя мира.

Те же апостолы на вопрос первосвященников: «Какою силою или каким именем вы сделали это?» (Деян. 4: 7) — ответили: «Если от нас сегодня требуют ответа в благодеянии человеку немощному, как он исцелен, то да будет известно всем вам и всему народу Израильскому, что именем Иисуса Христа Назорея, Которого вы распяли, Которого Бог воскресил из мертвых, Им поставлен он перед вами здрав. Он есть камень, пренебреженный вами зиждущими, но сделавшийся главою угла, и нет ни в ком ином спасения, ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4: 9−12).

В «Достопамятных сказаниях» приводится весьма поучительная история. Одна женщина, заболевшая раком груди, услышала об авве Лонгине, стяжавшем благодатные дары, и отправилась искать его ради исцеления. Он жил в 9 милях к западу от Александрии. Когда она проходила это место, авва Лонгин собирал дрова на берегу моря. Увидев его и не зная, что это сам преподобный, больная спросила: «Авва! Где живет авва Лонгин, раб Божий?» Старец сказал: «Чего ты хочешь от этого обманщика? Не ходи к нему. Какое у тебя к нему дело?» Женщина рассказала ему про свою болезнь. Авва Лонгин перекрестил больное место и отпустил ее, сказав: «Ступай, Бог исцелит тебя, а Лонгин ничем не может помочь тебе». Женщина поверила слову старца, пошла и тотчас исцелилась. Рассказывая другим об этом и описывая вид встретившегося ей старца, она узнала, что он и был сам авва Лонгин. В этой истории, помимо смирения самого старца, скрывавшего свои добродетели, показательно и то, что подлинно святые люди возводят исцеление больного исключительно к Богу, а не к своим способностям. Тем самым святые показывали, Кто есть подлинный Источник нашего благополучия, а еще этим избавляли исцеленных от кумиротворчества. В последнем случае страждущие всю свою надежду возлагают на конкретного человека, тогда как Бог отодвигается на второй план.

Повторим, что благодатные дары святых объясняются не развитием в себе «скрытых способностей», а приобщением к Богу, Который есть Источник всякого совершенства и потому уделяет от Своих даров людям, верным Ему. Именно смирение христианина дает простор в его душе для Божией силы, потому что вместо самости здесь полная открытость Богу и Его спасительной воле. Если же человек изначально ищет развития в себе сверхъестественных дарований, так что Бог интересует его только в связи с этим, то на первое место в духовной жизни выступает собственное «я». В таком случае Бог понимается лишь как средство к достижению личной сверхсилы, а может, и вовсе заслоняется мнением о своей значимости. При этом учтем, что духовный закон нашего мироздания таков: если Творец и Благодетель мира перестает быть сутью и центром чьей-либо жизни, такое бытие теряет свою основу, становится лживым, неподлинным. Человек погружается в мир тонких иллюзий, мечтая о своих совершенстве и значимости, а экстрасенсорные достижения льстят его мнению о себе.

Спаситель говорит ученикам, получившим от Него власть повелевать невидимыми духами: «Тому не радуйтесь, что духи вам повинуются, но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах» (Лк. 10: 20). Чудеса святых всегда имели нравственно-назидательный характер и не совершались только для демонстрации собственного могущества. Подобно как исцеления, совершенные Господом Иисусом Христом, так и исцеления святых людей сопровождались духовным возрождением исцеляемых, глубоким покаянием и переосмыслением прожитой жизни.

К оккультизму часто обращаются из чувства зависти или ради мести — жестоко наказать врага, обидчика или просто того, кто кажется преуспевающим больше, чем ты. «И лечить сможешь, и любому врагу отомстишь. Как муху прихлопнешь», — злорадно сообщают оккультисты о своих способностях кандидатам в возможные ученики[3]. В Евангелии же Господь запрещает мстить обидчикам чудесным способом: «Не знаете, какого вы духа; ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать» (Лк. 9: 55−56). Святой первомученик Стефан молился за убивавших его иудеев: «Господи! Не вмени им греха сего» (Деян. 7: 60) — вот подлинно святое отношение к людям.

Еще вспомним, что Иисус Христос лично для Себя не совершил ни одного чуда. В пустыне Он отверг диавольское предложение претворить камни в хлебы, терпел голод, зато впоследствии умножил несколько хлебцев, чтобы накормить тысячи голодных людей. Господь не стал призывать легионы ангелов, чтобы защитить Себя от врагов в Гефсимании, зато исцелил врага — раба, посланного вместе с другими схватить Спасителя. Тот же принцип мы наблюдаем в жизни святых, которые молились Богу о чудесной помощи ближним, но практически не совершали чудотворений для себя.

Эту тему можно развивать и дальше, однако из сказанного должно быть понятно, что путь христиан, восходящих к святости, и путь оккультистов, ищущих самозамкнутого совершенства, — это два совершенно разных пути, которые отталкиваются от различных ценностей и ведут к противоположным целям.

http://www.pravoslavie.ru/put/47 183.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru