Русская линия
Седмицa.Ru23.06.2011 

Святитель Иоанн (Максимович), митрополит Тобольский и всея Сибири

23 июня — день памяти святителя ИоаннаСвятитель Иоанн (Максимович), митрополит Тобольский и всея Сибири (в миру — Ивана Максимовича; 1651 — 1715), митрополита Тобольского и всея Сибири, одного из крупнейших миссионеров-просветителей Сибири. В этот же день отмечается Собор Сибирских святых.

ИОАНН (Максимович Иван; дек. 1651, г. Нежин, ныне Черниговской обл., Украина — 10.06.1715, Тобольск), свт. (пам. 10 июня, 23 июня — в Соборе Сибирских святых, 20 сент.- в Соборе Брянских святых), митр. Тобольский и всея Сибири.

Биография. Род. в семье дворян Васильковских, происходивших из г. Василькова близ Киева. Отца И. звали Максимом, все его сыновья, из к-рых Иван был старшим, получили фамилию по его имени. Имя матери святителя — Евфросиния. О детстве и юности И. сведений практически не сохранилось. Из автобиографического соч. И. «Путник» (не изд.) известно, что с юности святитель любил читать и собрал большую б-ку («от юности моея многое множество книг собрах и содержах яко драгое богатство» — цит. по: Серафим (Шлыков). 1985. С. 31). После переезда семьи в Киев Иван в кон. 60-х — 1-й пол. 70-х гг. XVII в. обучался в Киево-Могилянской коллегии, по окончании был оставлен в коллегии преподавателем (по-видимому, преподавал лат. язык). В коллегии Иван находился в 1668—1675 гг. В 1675 г. он был пострижен в монашество архим. Иннокентием (Гизелем), настоятелем Киево-Печерского мон-ря, и сразу назначен проповедником в мон-ре (занимал эту должность до 1680). Вскоре администратор Киевской митрополии архиеп. Черниговский и Новгород-Северский Лазарь (Баранович) рукоположил И. во диакона, затем во иерея. И. был назначен экономом Киево-Печерского мон-ря. В 1677 г. И. побывал в Москве в составе укр. посольства, целью к-рого было просить царя о защите Киева и Киево-Печерского мон-ря от тур. войск. В 1681 г. И. был назначен наместником Свенского в честь Успения Пресв. Богородицы мон-ря близ Брянска, годом ранее переданного Киево-Печерскому мон-рю царем Феодором Алексеевичем в ответ на просьбу архим. Иннокентия (Гизеля) для переселения туда киево-печерской братии в случае нападения тур. войск. В 80−90-х гг. XVII в. И. неоднократно бывал в Москве по церковным делам (см. благодарственное письмо И. патриарху Иоакиму, написанное после возвращения из Москвы в кон. 1685: АрхЮЗР. 1872. Ч. 1. Т. 5. С. 227−228,. 61).

В 1695 г. по инициативе Черниговского архиеп. св. Феодосия (Углицкого) И. был назначен настоятелем Елецкого черниговского в честь Успения Пресв. Богородицы мон-ря. После кончины свт. Феодосия (5 февр. 1696) 24 нояб. того же года при поддержке гетмана И. С. Мазепы И. избрали на Черниговскую кафедру как «мужа благочестива, с юных лет монашествующа, в искусстве добродетели и поучении и проповедании слова Божия известного». 10 янв. 1697 г. в Москве И. был хиротонисан во епископа Черниговского с возведением в сан архиепископа, хиротонию возглавил патриарх Адриан. В ставленой грамоте И. давалось право совершать богослужения в саккосе, царь своей грамотой подтвердил владения Черниговской кафедры. В том же году И. назначил наместником Елецкой обители с возведением в сан архимандрита св. Димитрия (Савича (Туптало)). В эти годы св. Димитрий работал над 3-й ч. «Книги житий святых», и патриарх Адриан просил И. оказывать книжнику поддержку. В 1699 г. св. Димитрий был переведен настоятелем в новгород-северский в честь Преображения Господня муж. мон-рь.

В 1700 г. И. основал в Чернигове коллегию (славяно-лат. школу), к-рая, по его замыслу, должна была стать подготовительным уч-щем для Киево-Могилянской коллегии. В черниговскую коллегию принимали детей не только из семей духовенства, но и из семей дворян, мещан и казаков. Первым ее префектом стал иером. Антоний (стаховский). И. в своих сочинениях называл Черниговскую коллегию «новыми Афинами» и «черниговским Геликоном», современники дали ей прозвания Коллегия Максимовическая и Олимп черниговский Максимовический. Позднее по образцу Черниговской коллегии стали возникать духовные школы в др. укр. и рус. епархиях. С деятельностью коллегии была тесно связана работа руководимой И. типографии в Болдинском во имя св. Троицы и прор. Божия Илии муж. мон-ре, где печатались богослужебные книги, учебные пособия, труды И. и др. духовных писателей, панегирические сочинения, переводы с латыни. И. поддерживал связи с мон-рями Афона, Иерусалима и Синая. Сохранилась грамота И. в Русский вмч. Пантелеимона мон-рь, свидетельствующая о том, что святитель оказывал обители материальную помощь (Просвирнин. 1976. С. 57). В 1697—1698 гг. во время голода на Черниговщине, мон-ри епархии при содействии И. развернули широкую благотворительную деятельность. И. повелел иметь в мон-рях епархии синодики для поминания в первую очередь благотворителей.

Еще в Киеве у И. были тесные контакты с Мазепой, расположением гетмана пользовались также братья святителя, несшие военную службу. Во время выборов на Черниговскую кафедру, проходивших в 1696 г., Мазепа поддержал кандидатуру И., позднее делал щедрые пожертвования на церковные нужды и на возведение храмов (на деньги Мазепы в Чернигове в кон. XVII — нач. XVIII в. был достроен Свято-Троицкий собор в Болдинском мон-ре, воздвигнуты церкви во имя ап. и евангелиста Иоанна Богослова и Пятницкая, строились храмы в др. городах и селах епархии). В 1700—1702 гг. на средства Мазепы был сделан ряд построек в Борисоглебском мон-ре — резиденции Черниговских архиереев, где также располагалась Черниговская коллегия. Была воздвигнута колокольня с ц. св. Иоанна Предтечи, в 1705 г. построено каменное здание, где разместилась школа риторики. Мон-рям Черниговской и Новгород-Северской епархии (в частности, черниговскому елецкому мон-рю) Мазепа дал 3 универсала, к-рыми за обителями закреплялись земельные угодья, право монопольной продажи водки, табака и дегтя, выделялись денежные средства (Унiверсали Iвана Мазепи, 1687−1709. К.; Львiв, 2002. № 113, 240, 332; ср.: Мицик Ю. Гетьман Iван Мазепа як покровитель православної Церкви — http://orthodoxy.org.ua/ru/istoriya/2008/10/16/19 769.html). На деньги Мазепы Черниговская типография напечатала неск. изданий Евангелия, к-рые гетман передал Мгарскому в честь Преображения Господня мон-рю, Верхратскому мон-рю возле г. Рава-Русская (совр. Львовская обл., Украина), правосл. церквам в Сирии, др. правосл. храмам (Андрусяк С. Щедрою деcницею Вашою… // Пам’ятки України. 1991. № 6. С. 30; Сiчинський В. Зиждитель храмiв i скарбiв духовних // Там же. С. 24). Мазепа уделял большое внимание развитию церковных школ. Как видно из его универсала от 8 февр. 1704 г., на территории Новгород-Северской сотни существовало неск. таких уч-щ (Унiверсали Iвана Мазепи. № 385).

После измены Мазепы И. присутствовал на выборах нового гетмана, прошедших 6 нояб. 1708 г. на раде в Глухове, когда по желанию царя Петра I Алексеевича был избран И. И. Скоропадский. 12 нояб. того же года И. участвовал в отлучении Мазепы от Церкви, совершенном в присутствии царя Киевским митр. Иоасафом (Кроковским). Мазепа оклеветал И. перед Петром I, представив Черниговского архиепископа своим сторонником. К рус. властям был послан казак с подложными «тайными» письмами Мазепы на имя И. и еще нек-рых верных царю людей (глуховского атамана Карпеки, сотника Туранского и кн. Святополка-Четвертинского). По приказу царя было проведено расследование, и И. был полностью оправдан. Известно, что И. приветствовал реформы Петра I, посвящал ему свои сочинения, в честь победы в Полтавской битве написал «Синаксарь» (Чернигов, 1710), к-рый должен был читаться в церквах после благодарственной службы в ознаменование победы. И. неоднократно посылал свои сочинения Петру I, за что был удостоен царской благодарности и наград.

При И. началось почитание свт. Феодосия (Углицкого). С именем свт. Феодосия И. связывал свое чудесное исцеление от болезни в начале служения на Черниговской кафедре. Когда И. был тяжело болен, ему явился свт. Феодосий и сказал: «Служи завтра и будешь здоров». На другой день И. служил литургию. В благодарность за выздоровление он повелел открыть вход в склеп свт. Феодосия в Борисоглебском соборе Болдинского мон-ря и поместил там живописное изображение архипастыря с составленной им стихотворной «Похвалой». Впосл. И. написал тропарь и кондак святителю.

В янв. 1711 г. И. получил грамоту царя Петра I, к-рой ему предписывалось, взяв ризницу, отправиться в Москву. По прибытии в Донской иконы Божией матери московский мон-рь И. получил от местоблюстителя патриаршего престола Рязанского митр. Стефана (Яворского) царский указ о назначении его митрополитом Тобольским и всея Сибири. 28 февр. 1711 г. в Донском мон-ре И. был возведен в сан митрополита. Назначение на Тобольскую кафедру было почетным, но ввиду отдаленности епархии от центра и суровости климата современники воспринимали его как ссылку. Существует предание, что перевод И. в Тобольск стал следствием ссоры архиерея с кн. А. Д. Меншиковым. Считается, что при отъезде в Сибирь И. предсказал ссылку Меншикова (в царствование Петра II Меншиков был сослан в Берёзов (ныне пос. Берёзово Ханты-Мансийского АО), где умер в 1729). Предание гласит, что, когда Меншикова с семьей провозили по Иртышу мимо Тобольска, И. вышел на берег реки и благословил проплывавшее судно.

И. прибыл в Тобольск 15 авг. 1711 г. Во время путешествия, продолжавшегося неск. месяцев, И. писал силлабическими стихами путевой дневник «Путник», предназначавшийся для оставленной святителем черниговской паствы. В нач. XVIII в. границы Тобольской епархии простирались от Урала до берегов Тихого океана. Несмотря на усилия предшественника И. на Тобольской кафедре митр. Филофея (Лещинского), положение дел в епархии было тяжелым. В немногочисленных храмах не хватало клириков, и население огромных территорий не окормлялось должным образом. Коренное население в большинстве своем было языческим, среди народов ханты и манси велась активная проповедь ислама, кроме того, на территории епархии было распространено старообрядчество. В деле управления обширной епархией И. оказался без помощника, т. к. викарий Тобольской епархии Иркутский еп. Варлаам (Коссовский) в 1710 г. уехал в Москву и отказался вернуться в Сибирь. В этих сложных условиях И. наделил неск. доверенных клириков исключительными полномочиями, касающимися не только хозяйственных дел, но и церковного суда. Ближайшими помощниками И. были архим. Селенгинского во имя Св. Троицы мон-ря Мисаил, архим. якутского Спасского мон-ря Феофан и архим. енисейского Спасского мон-ря Иларион (Лежайский), трудившийся вместе с И. еще в Черниговской епархии.

При И. в Тобольске велось каменное строительство. 1 дек. 1713 г. завершилось возведение ц. в честь Нерукотворного образа Спасителя, начатое в 1709 г. В июне 1713 г. приступили к постройке нового архиерейского дома «на митрополье дворе… лицем на восточную страну подьле ограды, возле колоколну», 17 дек. И. освятил ц. во имя свт. Николая Чудотворца с приделом в честь Вознесения Господня «на горе на осыпе в городовой стене на углу» (ПСРЛ. Т. 36. Ч. 1. С. 297−298). И. много занимался делами славяно-рус. школы, открытой в Тобольске в 1703 г., тратил на ее содержание в т. ч. личные средства. Архиерей выписывал из Киева и Чернигова книги для школьной б-ки, вел переговоры о присылке с Украины преподавателей. Как и при митр. Филофее, в школе обучались не только рус. дети, но и дети из семей коренного населения Сибири.

И. продолжил духовное просвещение сибир. народов. В миссионерском служении архиерею помогал живший в то время в тюменском во имя св. Троицы мон-ре бывш. Тобольский митр. Филофей (Лещинский), принявший схиму с именем Феодор. Сибир. ген.-губернатор кн. М. П. Гагарин оказывал необходимую помощь в организации миссионерских поездок. И. заботился о постройке храмов в местах проживания сибир. народов. Он благословил иконой Божией Матери «Млекопитательница» строительство церкви в с. Чердатском (ныне с. Чердаты Томской обл.) на месте, где ранее совершались языческие жертвоприношения. Впосл. эта икона стала почитаться как чудотворная. По свидетельству Г. И. Новицкого, И. обратил в христианство одного из «князьков кошитских юрт», исповедовавшего ислам, направил к его двору священника и крестил более 300 его подданных (Новицкий Г. Краткое описание о народе остяцком, 1715 г. Новосиб., 1941. С. 87). В Иркутск святитель отправил список чудотворной Абалакской «Знамение» иконы Божией Матери, содержавший стихотворное обращение И. к иркутской пастве с прославлением чудотворного образа (об этой иконе см.: Сулоцкий А., прот. Описание наиболее чтимых икон, хранящихся в Тобольской епархии. СПб., 1864. С. 79−80).

Последним крупным деянием И. стала отправка в Китай 1-й Пекинской духовной миссии в составе руководителя эконома Тобольского архиерейского дома архим. Илариона (Лежайского), 7 причетников (Иосифа Дьяконова, Никанора Клюсова, Петра Якутова, Григория Смагина, Феодора Колесникова, Андрея Попова, Иосифа Афанасьева), иеродиак. Филимона, иером. Лаврентия. По-видимому, посылка миссии была личной инициативой митрополита: «Тобольский митрополит… имел огромные права в решении местных церковных вопросов. На то, что вопрос о посылке священника в Пекин мог быть признан в Тобольске местным, указывает практика того времени, когда волей митрополита назначались священники к едущим в Пекин караванам, к посольствам в пограничные районы и деловым посылкам в Ургу и Наун» (Русско-кит. отношения в XVIII в.: Мат-лы и док-ты. М., 1978. Т. 1: 1700−1725. С. 31). Офиц. целью миссии было духовное окормление албазинцев — живших в Пекине потомков пленных рус. казаков. Однако в задачи миссии входили также проповедь христианства среди местного населения, сбор материалов о Китае, помощь рус. дипломатам в налаживании отношений между Россией и Китаем. 16 янв. 1715 г. миссия выехала из Тобольска. В Пекине она была радушно принята имп. Канси, выделившим миссии средства для приобретения жилья и присвоившим всем священнослужителям высокие чины.

Как и в Чернигове, И. в Сибири много занимался благотворительностью, к концу его жизни в Тобольске насчитывалось ок. 20 богаделен. Святитель оказывал помощь нуждающимся, по большей части тайно, передавал деньги заключенным в тюрьмах. И. почти ежедневно служил в храмах Тобольска, при этом он не оставлял лит. занятий. Чувствуя близость кончины, И. готовился к ней. 9 июня 1715 г. И. отслужил последнюю литургию, после нее устроил трапезу для духовенства и нищих, за к-рой сам прислуживал. На следующее утро его нашли скончавшимся, на коленях перед списком Ильинской Черниговской иконы Божией Матери. Тело И., неподвергшееся тлению, оставалось непогребенным до возвращения из миссионерской экспедиции схимитр. Феодора (Лещинского). Согласно завещанию, И. был погребен у сев. стены Успенско-Софийского собора в алтаре деревянного придела во имя преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских.

http://www.sedmitza.ru/text/1 260 810.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru