Русская линия
Столетие.Ru Александр Музафаров22.06.2011 

За честь русского флага

21 июня премьер-министр России Владимир Путин Офицеры Русского экспедиционного корпуса перед отелем *Родной угол*. Франция, 1917 г.и его французский коллега Франсуа Фийон открыли в Париже памятник воинам Русского экспедиционного корпуса, сражавшегося во Франции в годы Первой мировой войны.

Можно с уверенностью сказать, что большинство граждан Российской Федерации, услышав эту новость в телеэфире, далеко не сразу поймут, о чем идет речь. Наше общество плохо знает историю Первой мировой войны вообще, а уж такая страница, как действия русских войск во Франции и вовсе известна только специалистам да немногим любителям военной истории.

История Русского экспедиционного корпуса началась осенью 1915 года. Франция, на которую пришелся главный удар Германии, уже столкнулась с проблемой нехватки людских ресурсов. Первая мировая война оказалась совсем не похожей ни на предшествующие войны, ни на предположения довоенных стратегов. Массовое использование нового оружия — скорострельных винтовок, пулеметов, газов и аэропланов — привело к невиданным прежде масштабам людских потерь. За первые два года войны только убитыми французская армия потеряла 640 тысяч человек. Такие потери имели уже не только военное, но и демографическое значение — большинство погибших составляли юноши в возрасте от 18 до 25 лет. Пытаясь найти новые людские резервы, военное руководство Франции обратилась с предложением к России. Зная о трудностях русской армии с вооружением новобранцев, французское правительство предложило отправить во Францию 400 тысяч неорганизованных солдат в обмен на расширение поставок оружия.

Этот проект не нашел поддержки у русского командования — хотя наша армия и нуждалась в поставках оружия, винтовочный кризис был уже в целом преодолен. Отправлять сотни тысяч русских солдат служить под пусть и союзные, но чужие знамена было сочтено не совместимым с честью и достоинством Российской империи. Однако, сама идея отправки русских войск во Францию не была отвергнута полностью. В результате длительных переговоров стороны пришли к соглашению об отправке на западный фронт нескольких пехотных соединений под командованием русских офицеров. Их общая численность должна была составить пятьдесят тысяч человек, а главным назначением стала демонстрация единства союзников и моральная поддержка населения Франции.

В январе 1916 года началось формирование первой особой стрелковой бригады. Согласно высочайше утвержденному штату в ее составе должно было быть почти 10 тысяч солдат и офицеров. В состав бригады набирали еще не имевших боевого опыта новобранцев, а чтобы компенсировать этот недостаток в командиры им назначили опытных унтер-офицеров, отличившихся на фронте. Особое внимание обращали на внешний вид и физическое здоровье солдат — они должны были произвести впечатление на французов, и это удалось. Генерал-квартирмейстер Ставки Верховного Главнокомандующего Ю.Н. Данилов вспоминал:

«Высадка частей русской бригады произвела не только в Марселе, но и во всей Франции выдающееся по силе впечатление. Внешний вид и выправка русских солдат восхищали французов. Чествование прибывших носило глубоко трогательный характер. Вся Франция воспряла духом, и газеты были полны восторженных отзывов о русской мощи и силе».

После вооружения и дополнительной подготовки бригада в июне 1916 года была выдвинута на фронт в район к востоку от Реймса. Русские солдаты и офицеры вызвали восхищение союзного командования своей храбростью и умением воевать. Полки бригады особенно прославились своими ночными разведками вражеских позиций. Французский генерал Дюма, в составе армии которого находились русские войска, неоднократно ставил их в пример своим солдатам.

Вскоре во Францию прибыла еще одна, 3-я особая стрелковая бригада (2-я была направлена на греческий фронт). Вместе эти войска получили название Русский экспедиционный корпус во Франции.

Весной 1917-го русские бригады приняли участие в масштабном наступлении французской армии под Реймсом. Несмотря на мощную артиллерийскую подготовку, немцы стойко удерживали позиции, но все их упорство не могло устоять перед мощным натиском русских штыков. Русские бригады были одними из немногих, кто добился успеха в этом наступлении. Платой за успех стали тяжелые потери, доходившие в некоторых батальонах до 80%.

Именно здесь под городом Мурлемон находится русское военное кладбище в Сент-Илер-ле-Гран — до недавнего времени единственный памятник русским, сражавшимся во Франции в годы Первой мировой войны. Лишь летом прошлого года в музее «Форт Помпелль» при участии Института демократии и сотрудничества был открыт новый памятный знак Особым стрелковым бригадам Русской армии (Елена Мартынова «За честь и достоинство»)

19 апреля русские части были отведены в тыл на отдых. Тут их буквально накрыло докатившимся из России валом революционной пропаганды. Сумбурные и малопонятные приказы Временного правительства, пропагандистские листовки разных партий, невесть откуда взявшиеся агитаторы — все это привело сплоченные боевые части в состояние анархии и разброда. Агитаторы социалистических партий выдвигали требования немедленного возвращения в Россию, а то и просто отказа от войны. Процесс разложения русской армии докатился и сюда. Дело дошло до раскола и применения оружия. Это были первые залпы гражданской войны, которая скоро захлестнет и всю Россию. Бунт был подавлен, но теперь французы предпочитали держать русские части в тылу.

После октябрьского переворота и подписания большевистским правительством «похабного» Брестского мира бригады были разоружены и интернированы. На этом и должна была закончиться история Русского экспедиционного корпуса, но в ней появилась последняя и славная страница.

Большая часть русских солдат была вывезена подальше от фронта, в Северную Африку, где их положение почти не отличалось от положения военнопленных. Но не все солдаты и офицеры согласились ждать конца войны, когда их товарищи по оружию продолжали сражаться. Из этих добровольцев был сформирован Русский легион, в рядах которого оказалось 1625 солдат и офицеров. Германское командование не признавало за ними прав военнослужащих, в случае пленения легионеры подлежали расстрелу, но русские солдаты и офицеры настояли на том, чтобы сохранить свою форму и национальный флаг. Их влекло в бой не только чувство солидарности с товарищами по оружию, но и чувство ответственности за судьбу России. Добровольцы-легионеры не признавали законность большевистского правительства и своим участием в боях доказывали, что Россия остается верной союзническому долгу и продолжает войну с Германией.

«Важно, чтобы в момент общей победы среди штандартов союзников был и наш русский флаг» — говорил командир 4-го батальона Русского легиона полковник Балбашевский. Они шли в бой за честь России.

В 1918 году, во время летнего наступления германской армии — последней отчаянной попытки немцев выиграть войну, — именно Русский легион стал той частью, о которую окончательно сломался тевтонский натиск.

«В наиболее критический момент боя на горизонте появляется небольшая часть. Она смело бросается вперед между зуавами и стрелками, со штыками, устремленными на неприятеля. Опасность им нипочем. Кто эти храбрецы?

Это русские марокканской дивизии! Слава им»

Такие строки посвящены Русскому легиону в официальной истории французской армии. Свидетельством храбрости наших солдат служит приказ главнокомандующего французскими армиями от 30 сентября 1918 года. Согласно ему легионеры получили права ношения особого отличия, называемого во Франции «Fouragere», а Русский легион получил название Легион Чести.

Именно эти русские солдаты и офицеры победителями вошли в Германию в 1918 году. Генерал Данилов отмечал: «Своим присутствием на берегай Рейна русские легионеры запечатлели свою верность тем обязательствам, которые приняла на себя Россия, вступив с державами Согласия в договор о совместном ведении войны с державами Тройственного союза до конца».

Легион Чести представлял русскую армию на параде победы в Париже, пронеся русский флаг под Триумфальной аркой.

Но кто знает в современной России об этом забытом триумфе? Увы, не так хорошо известна история русских войск и во Франции. Поэтому накануне открытия памятника, 16 июня 2011 года, Институт демократии и сотрудничества, при поддержке Русского центра культуры и науки при Посольстве РФ во Франции, а также Фонда исторической перспективы (Москва), провел мемориальный вечер «Забытая война и преданные герои», посвященный памяти Русского экспедиционного корпуса. В зале Центра русской науки и культуры собралось более 150 человек — дипломаты, историки, журналисты, представители русской и французской общественности и русской эмиграции. Открывая вечер, президент Фонда исторической перспективы Наталия Нарочницкая отметила, что мемориальный вечер «венчает усилия уже нескольких лет и очень многих людей…. В первую очередь, я благодарна именно французам за то, что они сохраняют эту память. Они первыми сделали памятник Русскому экспедиционному корпусу. Они возвели памятник русским солдатам в Реймсе. Нам надо еще многому у них научиться».

Фонд исторической перспективы три года назад начал работу по восстановлению памяти о Первой мировой войне. С участием Фонда проведены научные конференции, круглые столы русских и французских историков, открыты памятники в Царском селе и Гусеве (Калининградская область) (Виктор Грибачев «Как Россия спасла Францию»), вышла из печати книга «Забытая война и преданные герои».

Благодаря деятельности Фонда исторической перспективы и его европейского партнера — Института демократии и сотрудничества — вопрос о русском вкладе в победу союзников в Первой мировой войне стал активно обсуждаться во французском историческом сообществе и СМИ.

А в итоге — появились памятники Русскому экспедиционному корпусу в Реймсе и Париже.

Но сколько еще предстоит сделать! Ведь, несмотря на усилия ФИП и других российских организаций, Первая мировая война остается для большинства наших сограждан «Terra Incognita». Широко известна, к примеру, история авиаполка «Нормандия-Неман», геройски воевавшего в составе советских ВВС в годы Великой Отечественной войны (Александр Музафаров «С белой молнией на борту»), но многие ли знают, что у «посланников французского мужества» были предшественники? Что в годы Первой мировой войны в составе французских ВВС воевали более 50 русских пилотов. И как воевали! Вот строки из приказа о награждении высшей наградой Франции — Орденом Почетного легиона — русского пилота Виктора Федорова: «Офицер, полный отваги, полный отваги пылкой храбрости и скромный. Два ранения, две благодарности в приказе по армии». Французские солдаты называли русского аса «воздушный казак Вердена».

Могут сказать — надо ли столь подробно вспоминать события столетней давности? Много воды утекло с тех пор. Надо. Потому что пренебрежение прошлым всегда боком выходит в настоящем. Потому что мы очень плохо представляем себе мир, каким он был сто лет назад, до катастрофы Первой мировой войны. Мир, который остался в памяти как «бель эпох» или «гуте альте цайт», в котором не нужны были визы, чтобы пересечь границу, где служба в армии считалась нормой для всех сословий от аристократии до крестьян, где слово «честь» было не пустым звуком. Мир, где горстка русских воинов смогла спасти честь России.

Новый памятник в Париже — небольшой, но важный шаг на пути восстановления разорванной исторической связи с прошлым нашей страны.

Ведь и в наши дни стоит помнить, что у страны есть не только экономические и политические интересы, но и честь.

Трехцветный русский флаг — это не просто национальный символ, но и символ чести, чести, о которой необходимо помнить всегда, как помнили о ней русские легионеры в роковом 1918 году.

http://www.stoletie.ru/rossiya_i_mir/za_chest_russkogo_flaga_2011−06−21.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

лига европы