Русская линия
Богослов. Ru Андрей Десницкий06.06.2011 

Новая русская Библия: сравнение двух Заветов

1 июня этого года поступил в продажу первый тираж «Библии в современном русском переводе», подготовленной Российским Библейским Обществом (РБО).

Нет ни малейшего сомнения, что это издание получит самую широкую известность и вызовет множество споров, и что первые месяцы, и может быть, даже год или два после его выхода в свет — еще недостаточный срок, чтобы давать этому труду глобальные оценки. Но первые впечатления можно высказать уже сейчас, тем более, что Новый Завет вместе с Псалмами и Притчами был издан отдельно, прежде полной Библии.

Но о чем же следует говорить в первую очередь, ведь всех черт нового перевода не охватить в одной рецензии, да и просто внимательно прочитать весь текст у меня еще не было времени? По-видимому, прежде всего стоит попробовать понять, какое место призван занять этот перевод не только на книжных полках, но и в жизни нашего общества, как соотносится он с другими изданиями Библии на русском языке. А значит, начать следует как раз с этих целей, с того, как позиционирует свой труд само Библейское общество.

Его сайт (biblia.ru) прежде всего сообщает: «Это второй (после Синодальной Библии XIX века) в отечественной истории полный перевод Библии на русский язык, осуществленный в России». И предисловие к изданию тоже дает ссылку именно на Синодальный перевод (СП), от которого делается прямой переход к новому изданию. Оно должно не заменить Синодальный, но дополнить: с тех пор и наука продвинулась вперед, и русский язык несколько изменился. Все это необходимо учесть, и потому"современный перевод основывается на лучших изданиях оригинальных текстов Ветхого и Нового Заветов и использует последние достижения библейских научных исследований. Его отличает точная передача смысла Священного Писания в сочетании с ясностью и доступностью изложения".

Действительно, о недостатках СП говорилось уже давно[1]. Впрочем, если бы он даже состоял из одних достоинств, было бы странно думать, что он навсегда должен оставаться единственной русской Библией, и дело тут не только в изменениях литературного стиля. Помимо традиционного консервативного перевода, какой есть у каждого народа с христианской традицией, обязательно находятся свои ниши и для переводов других типов. Таким традиционным переводом для русского языка давно стал СП, а что же можно сказать о других переводах?

Выражение «второй полный перевод на русский язык, осуществленный в России» выглядит на первый взгляд тавтологией, но на самом деле ей не является. Дело в том, что за в постсоветское время вышло минимум три полных русских перевода Библии, и если считать их, Библия РБО оказывается пятой. Но они, действительно, были подготовлены не в России. Сюда относятся:

* Библия. Современный перевод. На книге обозначено место и дата выхода: Москва, 1993. Издание подготовлено Всемирным Библейским Переводческим Центром с московским почтовым адресом, имена переводчиков и редакторов не указаны и лично мне не известны, но простейший поиск в интернете выводит нас на сайт World Bible Translation Centre (wbtc.com), организации с центром в Арлингтоне, штат Техас.
* Священное Писание. Смысловой перевод Таурата, Книги Пророков, Забура и Инжила. Издательство «Стамбул», 2003 (без указания города). Этот весьма своеобразный перевод предназначен для мусульман, прежде всего Средней (или Центральной) Азии, которые читают по-русски. Там же, в одной из республик бывшего СССР, он и был подготовлен усилиями местных жителей и американских миссионеров, поэтому его нередко называют «центральноазиатским». Конечно, используют его не только мусульмане, но все же широкого распространения в другой русскоязычной аудитории он не получил.
* Библия. Новый перевод на русский язык. Книгу выпустило IBS — Международное Библейское Общество в 2007 г. (без указания города). Этот перевод также был подготовлен зарубежной организацией, International Bible Society (www.biblica.com), центр которой расположен в Колорадо Спрингс, штат Колорадо. Переводческая и редакторская работа велась в основном эмигрантами из России, в частности, Анной и Станиславом Твердовским.

Первый из этих трех переводов вызывает слишком много нареканий: как и многое, что делалось в начале девяностых, это был очень скороспелый и не очень качественный продукт, и он вполне заслуженно не получил широкого распространения и признания. Второй перевод выполнен намного лучше, но он обращен к очень специфической аудитории, поэтому о нем тоже говорить сейчас много не приходится. Но вот третий в принципе ориентирован на те же цели, что и перевод РБО — адекватную передачу библейского текста на понятном и современном русском языке.

Между тем, продолжается работа и над другими изданиями, как в России, так и за рубежом. Назову только два, которые потенциально могут составить конкуренцию Библии РБО. Это, прежде всего, труды Института перевода Библии в Заокском (не следует смешивать его с Институтом перевода Библии в Москве), небольшом городе Тульской области, где находится духовная академия адвентистов седьмого дня. Этот перевод осуществлялся прежде под редакцией ныне покойного М.П. Кулакова, теперь его сменил сын, М.М. Кулаков. Изданы были Новый Завет, Псалтирь, Пятикнижие, выходят в свет малые пророки, и работа продолжается. Другой проект осуществляется Русским Библейским центром в Чаттануга, штат Теннеси, там вышел Новый Завет и отдельные книги Ветхого в переводах Гелия Вишенчука-Вишенки, так что со временем, вероятно, можно ожидать полной Библии в этом переводе.

Попутно отметим, что все эти переводы без исключений содержат лишь канонические книги, т. е. по составу совпадают с протестантскими, а не православными изданиями Библии. Это принципиальная позиция всех без исключений новых переводов, и она говорит о многом — в частности, о том, что если православные будут стоять в стороне от процесса перевода Библии на русский язык, это совсем не значит, что сам процесс остановится. Просто они не смогут уже никак повлиять на его результат.

Итак, РБО с самого начала говорит о своей новой Библии не просто как о еще одном переводе, но как о второй национальной Библия в России — не вместо Синодальной, но вместе с ней. Это очень серьезная заявка. Говорить о том, «достоин» или «недостоин» этот перевод такого звания, сложно — в конце концов, это во многом дело вкуса. Но этот перевод не возник внезапно, его части публиковались и обсуждались прежде, так что вполне можно поставить его выход в контекст этих дискуссий.

Библия РБО состоит из двух частей, как и любая другая христианская Библия — из Ветхого и Нового Завета. Но, в отличие от многих других изданий, это не один, а два достаточно самостоятельных проекта, объединенных под одной обложкой. Даже в день выхода книги в свет, 1 июня, на сайте РБО (biblia.ru) эти проекты были представлены порознь, назывались они, соответственно «Ветхий Завет: перевод с древнееврейского» и «Радостная Весть: Новый Завет в переводе с древнегреческого». Похоже, но все-таки не одинаково.

Действительно, «Радостная Весть» (РВ) печатается и распространяется уже десять лет. В 2001 г. вышло первое, «пробное издание», тиражом 40 000 экземпляров — и надо сказать, что читатель запомнил прежде всего именно его, тираж был вполне для этого достаточен. Однако работа над текстом продолжалась, в него вносились поправки по замечаниями читателей, и в 2003 г. вышло второе издание, куда были внесены более 400 изменений, как сообщает сайт РБО, а в 2004 г. третье (еще 40 поправок). Наконец, к выходу полной Библии была предпринята четвертая редакция (около 300 поправок), ее мы и найдем в новой книге. Единственным переводчиком была В.Н. Кузнецова, в качестве редактора выступал А.А. Руденко, исполнительный директор РБО. Однако дальнейшее редактирование осуществлялось уже целой комиссией, поэтому «перевод Кузнецовой» и РВ — очень близкие, но всё же не тождественные понятия, хотя простой читатель этой разницы обычно не замечает.

Ветхий Завет прежде никогда не публиковался полностью, но выходили некоторые отдельные книги, подготовленные разными переводчиками под редакцией М.Г. Селезнева. Участвовал в этой работе и я более десяти лет назад, но с тех пор не имел никакого отношения к этому проекту; вообще надо признать, что далеко не все упомянутые в книге переводчики сотрудничали с РБО на всех этапах данного проекта, и расставание их с этой организацией далеко не всегда было бесконфликтным. Так произошло и с руководителем ветхозаветной части проекта М.Г. Селезневым. Примерно за полгода до выхода книги в свет он оставил РБО, и накануне выхода этой книги РБО опубликовало на своем сайте подробное описание своей позиции в этом конфликте — несколько необычный ход. Разбирать сейчас подробности этого конфликта было бы неуместно, но, чтобы оценить сам перевод, важно понять: какие претензии были к нему высказаны еще до его появления на свет, причем претензии настолько принципиальные, что они привели фактически к смене правления РБО и к уходу части его сотрудников как раз перед выходом новой Библии.

Вопрос, по сути, ставился так: совместимы ли две части Библии? Если пробные публикации книг Ветхого Завета не встретили сколь-нибудь серьезной критики (да и вообще прошли достаточно спокойно, хоть и нельзя сказать, что незаметно), то РВ с самого начала вызвала много отзывов, от восторженных до резко негативных. Восторженные в основном сводились к тому, что текст Нового Завета, и прежде всего, Посланий, стал наконец-то понятен. Отрицательные, зачастую более эмоциональные, чем содержательные, говорили, главным образом, о трех вещах:

1. РВ содержит слишком много просторечных и даже бранных слов и выражений.

2. Она сознательно отказывается от традиционной церковной терминологии, идет на разрыв и конфликт с традицией.

3. Она сужает пространство интерпретации, предлагая читателю собственное и небесспорное прочтение текста.

Надо признать, что всё это — обратная сторона того самого стремления к понятности и свежести восприятия: читателя надо удивить, встряхнуть, выдернуть из привычной ему словесной среды, чтобы он наконец-то задумался о том, как звучали эти слова в Палестине I в.н.э. Да, зачастую это были грубые и резкие выражения, и перевод не должен их сглаживать, и обозначали они вовсе не нынешние церковные обряды и практики, а что-то совсем другое. Примерно так объясняли свою позицию и переводчик, и издатель, и сторонники перевода. Пожалуй, единственный пример развернутой дискуссии — спор между иеромонахом, ныне митрополитом Иларионом[2], и И.А. Левинской (он доступен на сайте РБО). «Благоговейная бессмыслица и осмысленная точность» — так озаглавила свое второе письмо Левинская, и это очень точно показывает, как выглядит в ее глазах традиционная консервативность и как — этот новый перевод.

Предисловие к новой Библии уже не говорит о «благоговейной бессмыслице», напротив, подчеркивает свое уважение к Синодальной традиции. Таким образом, если «Радостная Весть» вся была построена на отрицании: нет, не так как прежде, а совсем по-другому, -­ то Библия РБО далека от такой категоричности. И уместно будет спросить: насколько изменилась в четвертой редакции РВ, насколько они стали, в самом деле, однородны и совместимы с переводом Ветхого Завета? Сейчас мы попробуем дать первые, самые предварительные и общие ответы на эти вопросы.

Итак, начнем с просторечных слов. Например, многих читателей РВ смущало слово «дурак». В новом издании это слово встречается в Новом Завете несколько раз и ни разу, по моим наблюдениям, в Ветхом, где употребляется слово «глупец». Примеры: «Повторяю еще раз: не принимайте меня за дурака! А если принимаете, то дайте мне еще побыть дураком и чуть-чуть побахвалиться!» (2 Кор 11:16). «Глупец не знает, невежда не понимает их» (Пс 91:7). «Мудрый страшится и чурается зла, зато глупец буянит, ничего не боится» (Притч 14:16).

Еще одно спорное слово, «проститутка», встречается и в той, и в другой части нового перевода Библии, например, «ты ведешь себя, как проститутка!» (Езек 16:30) и «Благодаря вере проститутка Раав, приютившая лазутчиков, не погибла вместе с неверными» (Евр 11:31). Но что интересно, в ветхозаветной части есть и слово «блудница» (например, Иса 23:16), а в повествовании о той самой Раав она называется «публичной женщиной» (Ис Нав 2:1). Ветхий Завет РБО в этом отношении менее последователен, чем РВ, где мы не встретим никаких блудниц — там только проститутки.

Осталось неизменным и служившее предметом многих споров выражение 1 Кор 6:13 «Пища для брюха и брюхо для пищи!» Слово «брюхо» мы найдем и в ветхозаветной части, например «битком набито его брюхо» (Иов 20:23), но есть в обеих частях и другие примеры: «живот у него лопнул» (Деян 1:18); «чтобы животы наполнились» (Быт 41:21). По-видимому, тут проблема не столько в самом слове «брюхо», сколько в стилистической сочетаемости: для брюха все-таки скорее подходит жратва, а вот пища — она уже для желудка. К тому же в 1 Кор «брюхо» вклинивается в наставления апостола (хоть и в виде скрытой цитаты), а потому употребление этого слова создает черезчур резкий контраст, которого нет в книге Иова, там это слово выглядит органичнее как часть сатирического описания наглого богача.

Наконец, возьмем самое скандальное место РВ — 1 Фес 4:4−5. Прежний текст, который запомнился многим, гласил: «Пусть каждый блюдет свое „хозяйство“ в святости и чести, а не пылает похотью, как язычники, не знающие Бога». В новой редакции «свое хозяйство» (эвфемизм для мужских половых органов) заменили на «свое тело». Попутно замечу, что перевод в любом случае только выиграл, потому что просторечное «свое хозяйство» никак не сочетается с высоким оборотом «блюсти в святости и чести».

Вместе с тем никак не изменилось другое выражение, указывающее на ту же часть тела: «А тем смутьянам я бы посоветовал отрубить у себя все!» (Гал 5:12). Для сравнения, в СП мы читаем «О, если бы удалены были возмущающие вас!», это явно другое понимание текста. Но вот Заокский перевод выражает ту же мысль, что и РВ, делает это многословно, но зато без грубостей: «Хотел бы я, чтобы те, кто подстрекает вас к обрезанию, пошли бы еще дальше и самих себя оскопили!»

Как обходится с такими неудобными местами новый перевод Ветхого Завета? Ведь в нем, в отличие от Нового Завета, есть такие места, где нескромные части тела названы прямо и непосредственно, и никак их не обойти. Читаем: «чтобы не обнажился над ним твой срам» (Исх 20:26); «.и схватила того человека за срам» (Втор 25:11). В СП мы находим «наготу» и «срамной уд», так что новый перевод все же ближе к нему, чем к РВ.

Второе возражение против РВ касается отказа от традиционной терминологии. РВ в старой редакции так описывала Иоанна Крестителя (Мф 3:1−6): «В те дни в Иудейской пустыне появляется Иоанн Креститель. Он возвещает: „Обратитесь к Богу! Ведь Царство Небес уже близко!“. Они признавались в грехах, а он омывал приходивших в реке Иордане». Обратим внимание, что из этого текста начисто исчезли слова проповедовать, каяться, крестить, и даже Царство Небесное несколько изменилось. Попутно возникло несоответствие, поскольку теперь Креститель не крестил, а «омывал» приходивших (вероятно, тогда его следовало бы назвать Омывателем?). В новую редакцию вернулись слова каяться и крестить, но первое — лишь частично: «Он возвещает: „Покайтесь.“ Они признавались в грехах, а он крестил приходивших в реке Иордане». Слово проповедовать в текст так и не вернулось (хотя оно есть во многих других местах РВ и перевода ВЗ), а равно и более привычное нам выражение Царство Небесное.

Можно сказать, что традиционная терминология частично возвращена в РВ — а из ветхозаветного переводе она, сути, никуда и не уходила. Мы встретим там священников, а не жрецов (это слово оставлено только для язычников), жертвенник, а не алтарь, всесожжения, а не что-нибудь другое, более понятное — хотя, конечно же, рядовой читатель не имеет ни малейшего представления, что это такое, всесожжение, и зачем оно было нужно.

В прежних изданиях РВ ветхозаветное выражение «День Господень» было в некоторых случаях изменено на «День Господа» (по той же логике, что и «Царство Небес»), хотя не очень понятен смысл этой замены. В новом издании это созранилось без изменений, причем оба варианта встречаются в обеих частях буквально на соседних страница безо всякой видимой логики: «День Господа близок!» (Иоил 1:15); «.и придет День Господень, великий и страшный!» (Иоил 2:31); «День Господень придет внезапно» (1 Фес 5:2); «День Господа уже наступил» (2 Фес 2:2). Видимо, сплошной проверки ключевых терминов в данном случае не было, в этом отношении обе части вполне однородны.

Но разное отношение к традиционной терминологии становится заметно, если открыть оглавление. Книги Ветхого Завета названы так же, как и в Синодальной традиции, даже самые непонятные названия сохранены, например, Паралипоменон. Только Экклезиаст получил дополнительное разъяснение: «Книга Экклезиаста или Проповедника». В новозаветной части тоже заметен возврат к традиции по сравнению с прежними изданиями, где книги назывались так: «Евангелист Матфей. Радостная весть. Апостол Павел. Христианам Рима». Теперь мы видим обычное «Евангелие от Матфея», но зато «Письмо христианам в Риме». Трудно объяснить это одним лишь стремлением к понятности: уж совершенно точно традиционный заголовок «Послание к Римлянам» куда прозрачнее, чем «Первая книга Паралипоменон», однако первый изменен, а второй — нет.

Что касается третьей претензии к РВ, сужения пространства интерпретации, то можно сравнить два наполненных яркими образами отрывка, в которых традиционные переводы дают одно и то же ключевое слово «блажен». Вот как начинается в новом переводе Псалтирь (Пс 1):

1 Блажен, кто советам нечестивых не последовал,
и на путь грешников не вступил,
и среди хулителей не сидит,
2 кто Закону Господа верен,
кто твердит его день и ночь.
3 Он — как дерево, посаженное у воды,
чьи плоды созревают в срок
и чьи листья не увядают.
За что ни взялся — все идет на лад!
4 Не таков удел нечестивых:
они — мякина, гонимая ветром,
5 нечестивым не устоять на суде,
грешным — в собрании праведных!
6 За путем праведных смотрит Господь,
а путь нечестивых — гибель.

А вот начало Нагорной проповеди (Мф 5:1−10):
3 Блаженны нищие духом!
Царство Небес — для них.
4 Блаженны те, что скорбят!
Бог их утешит.
5 Блаженны кроткие!
Бог им отдаст во владение землю.
6 Блаженны те, что жаждут
исполнения воли Господней!
Жажду их Бог утолит.
7 Блаженны милосердные!
И к ним будет Бог милосерд.
8 Блаженны те, у кого чистое сердце!
Они Бога увидят.
9 Блаженны те, что добиваются мира!
Бог назовет их Своими сынами.
10 Блаженны те, кого гонят
за исполнение воли Господней!
Царство Небес — для них.

Это результат заметной редакторской правки. В более ранних изданиях РВ первый стих звучал так: «Как счастливы те, что бедны ради Господа! Царство Небес — для них». И далее во всем тексте вместо «блаженны» в этих, более ранних изданиях, мы увидим всё то же выражение «как счастливы». Эта замена тоже не была сплошной, например, в Лк 7:23 слово «блажен» не вернулось: «И счастлив тот, кто во Мне не усомнится» (аналогично и в старых изданиях).

Ничего совершенно несовместимого в этих двух текстах нет. Но нельзя не заметить, что переводчики очень по-разному подходят к решению своих задач, особенно если сравнить эти тексты с достаточно дословным переводом, например, СП. В псалме мы видим сохранение всех тех образов, которые есть и в оригинале, при этом читателю не дается никаких дополнительных пояснений. Кого хулят хулители? Почему человек похож на дерево? На каком суде не устоят нечестивые? Читатель сам должен разобраться со всеми вопросами.

В евангельском тексте ответы, по большей части, уже даны. Так, «алчущие и жаждущие правды» (образ того же рода, что и дерево, растущее у воды), оказывается, «жаждут исполнения воли Господней». Но особенное внимание стоит обратить на конструкции оригинала: «они утешатся. они наследуют землю. они насытятся. они помилованы будут» — и прямое указание на Бога появляется только в 8-м стихе. Но в переводе РВ, и в новой Библии РБО, в каждом стихе действующее лицо указывается напрямую: всё это сделает Бог. Оригинал, по-видимому, подразумевает именно это, но он все же не случайно сохраняет почтительную дистанцию, не торопится давать прямые обещания от имени Бога и говорит безлично, описывая лишь положение дел без указания на причины. И на этом фоне, пожалуй, первый стих, словно заимствованный в новую Библию из СП, выбивается из общего ряда. Прежний, поясняющий перевод «Как счастливы те, что бедны ради Господа!» смотрелся бы здесь органичнее.

Но как выглядит подобная переводческая политика на фоне других современных переводов? Рассмотрим пять проектов, где есть и Псалтирь, и полный Новый Завет.

В «Современном переводе» 1993 г. 1-й псалом начинается так: «Тот человек благословен, кто грешников не просит о совете, кто не идет дорогою греха, не чувствует себя как дома среди неверующих в Бога». А Нагорная проповедь в этом же переводе начинается так: «Блаженны осознающие духовную потребность в Боге, ибо Царство Небесное принадлежит им». И в Лк 7:23 мы тоже находим «блажен тот, кто принимает Меня». В этом переводе или даже пересказе читателю разъяснено всё полностью, терминология употреблена не вполне последовательно.

В Центральноазиатском переводе 2003 г. Забур (то есть Псалтирь) открывается словами: «Благословен человек, что не слушал советы грешников, не следует примерам нечестивых, не сидит в собрании насмешников над Всевышним». Радостная весть по Матаю (Евангелие от Матфея) содержит слова: «Благословенны осознающие свою нужду во Всевышнем, потому что из таковых состоит Царство Всевышнего». Точно то же слово видим и у Луки: «Благословен тот, кто не усомнится во Мне». Это менее радикальное и вполне последовательное решение.

В переводе IBS в Псалтири читаем: «Блажен человек, который не следует совету злодеев, не стоит на пути нечестивых, не сидит в собрании насмешников». В Нагорной проповеди: «Блаженны нищие духом — им принадлежит Небесное Царство». У Луки: «Благословен тот, кто не сомневается во Мне». Это еще ближе к традиционной передаче, но не вполне последовательно.

В Заокском издании 2002 г. Псалтырь (там она пишется через «ы») начинается со слов: «Блажен тот, кто совету нечестивых не следует, на путь грешников не встает и не сидит в кругу глумливых». Нагорная проповедь: «Блаженны нищетой духа своего томимые, ибо их Царство Небесное». У Луки — «Блажен, кто не найдет во Мне ничего, что могло бы его смутить и оттолкнуть». Краткая и емкая формулировка из Псалтири соседствует здесь с многословным и несколько манерным по стилю разъяснением из Евангелия.

У Г. Вишенчука-Вишенки псалом звучит так: «Счастлив, кто не держал совета со злыднем, не спешил поспевать за грешником, не подсаживался в круг смутьянов». Соответственно, слова Матфея — «Блаженны нищие духом. Они снискали себе Царство Небесное», слова Луки — «Счастлив, кто не чурается Меня». Здесь, напротив, вполне традиционный перевод Евангелия сочетается со стилистическим новаторством в Псалтири, не вполне, на мой взгляд, удачным.

По этим примерам мы видим, что далеко не всегда переводы разных частей Библии органично сочетаются друг с другом, даже если они выполнены одним человеком или одной командой. Меняются люди и обстоятельства, накапливается опыт, и через десять лет работы подходы к ней не могут оставаться неизменными. Тем более происходит так в случае, когда два проекта объединяются под одной обложкой — и это в полной мере относится к новой русской Библии, изданной РБО. Говорить о полной и принципиальной несовместимости двух ее частей, на мой взгляд, не приходится: есть примеры еще менее сочетаемых текстов, изданных под одной обложкой. К тому же новозаветная часть действительно была подвергнута заметной редакторской правке с целью приблизить ее к ветхозаветной части. Впрочем, надо заметить и еще одну деталь: РВ активно распространяется вот уже десять лет. Мало кто из читателей станет теперь проверять по книге, изменились ли слова и выражения, по которым они некогда составили себе мнение об этом переводе, и это сложившееся мнение с высокой доли вероятности будет перенесено на новую Библию в целом. А это будет не вполне справедливо.

Вместе с тем эта правка не привела, да и не могла привести к полному выравниванию всего корпуса текстов, и явные непоследовательности бросаются в глаза даже при беглом взгляде. Подходы переводчиков различаются по целому ряду вопросов, и редакторская правка способна сгладить острые углы, но она не может полностью сблизить их, поскольку для этого пришлось бы слишком многое не просто править, но по сути переписывать.

Допустимо ли такое разнообразие в одном издании, может ли оно быть оправдано тем фактом, что Ветхий и Новый Завет писались разными людьми в разные века и даже на разных языках, и что даже внутри каждого Завета мы находим немалое стилистическое разнообразие — это уже вопросы личных оценок, каждый может решить их по-своему.

В заключение мне стоит сказать, что выход еще одной Библии на русском языке — безусловно, событие огромной важности. Разговор об этом издании будет наверняка продолжаться еще не один год, и оценки не будут однозначными. В любом случае, нам стоит поздравить всех, кто причастен к выходу этой книги, и пожелать российскому читателю больше библейских переводов — хороших и разных!

[1] См., в частности, работу И.Е. Евсеева «Собор и Библия» (Петроград, 1918), изданную к Поместному собору 1917−18 гг.

[2] Начало дискуссии положила рецензия: Алфеев, иеромонах Иларион. Письма апостола Павла // Журнал Московской Патриархии 1998, № 10. Сс. 78−80.

http://www.bogoslov.ru/text/1 737 359.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru