Русская линия
Богослов. RuСвященник Георгий Максимов03.06.2011 

Святитель Петр Цетиньский

Святитель Петр Цетиньский, бывший Черногорским митрополитом в течение 46 лет,Святитель Петр Цетиньский почитается как святой не только в своей стране, но и в России — он причислен к лику Собора Санкт-Петербургских и Ладожских святых Русской Православной Церкви. Из исторических источников о митрополите больше известно как о великом правителе, и его духовное делание во многом осталось сокрытым для потомков. Отчасти оно приоткрывается в письмах святителя, выдержки из которых предлагаются автором статьи.

Святитель Петр Цетиньский был Черногорским митрополитом сорок шесть лет — с 1784 по 1830 года. Его честные мощи почивают в храме Цетиньского монастыря, который ежегодно посещают тысячи русских паломников и туристов. Это одна из главных святынь обители, вместе с десницей святого Иоанна Предтечи и копией Филеримской иконы Божией Матери.

В самой Черногории святитель Петр начал почитаться как святой ещё в XIX веке, но мало кто из приезжающих в Цетинье русских знает, что с недавних пор он прославлен и нашей Церковью — в апреле 2000 года святитель Петр Цетиньский был причислен к лику Собора Санкт-Петербургских и Ладожских святых Русской Православной Церкви.

В Санкт-Петербурге святой Петр был трижды.

Первый раз — в 1765—1766 годах, когда он, ещё будучи молодым иеродиаконом, приехал в Россию вместе со своим дядей митрополитом Василием для получения образования. После кончины митрополита Василия святому Петру пришлось вернуться на родину.

Второй раз он приезжал в Санкт-Петербург после 1773 года, уже в сане архимандрита, когда его дядя митрополит Савва послал святого Петра в Россию за помощью. Однако императрица Екатерина II не захотела даже принять его, так что поездка оказалась безуспешной.

Наконец, в третий раз он приезжал в 1884 году, будучи избранным и рукоположенным в сан митрополита Черногорского. К сожалению, и в этот раз безуспешно. Еще загодя святитель Петр писал князю Потемкину, прося устроить аудиенцию у императрицы. Однако вместо помощи Потемкин оказал противодействие и через три дня после прибытия святителя в Санкт-Петербург князь приказал насильно выслать его из России. Когда Екатерина II позднее узнала об этом, то просила его вернуться, но святитель Петр отказался, однако сказал посланным: «Прошу Её Величество знать, что я всегда буду предан русскому царскому престолу». И он вполне доказал истинность своих слов всей последующей жизнью.

Краткое жизнеописание[1]

С начала XVIII века в Черногории власть митрополитов была не только духовной, но и вмещала в себя многие функции, свойственные светским правителям. При этом власть переходила от дяди к племяннику. Первым таким правителем из рода Петровичей-Негошей стал митрополит Даниил, после его смерти преемником стал митрополит Савва. Он, в свою очередь, выбрал себе преемником святителя Петра в 1758 году, когда ему было всего десять лет. Монашеский постриг будущий святитель принял в двенадцать лет в Цетиньском монастыре, где ныне почивают его честные мощи. Здесь же он и проходил обучение под руководством инока Даниила. После первого возвращения из России иеродиакон Петр был рукоположен во иеромонаха и стал ближайшим помощником своего дяди митрополита Саввы.

Примечательно, что в это время на короткий срок правителем Черногории стал русский. Некий Степан Малый в 1768 году выдал себя за русского царя Петра III (скончался в 1762 г.), говоря, что он будто бы сумел выжить. При поддержке князя Долгорукого, прибывшего из Санкт-Петербурга, самозванцу удалось убедить в этом черногорцев, признавших его как своего царя. Пять лет спустя, в 1773 году, Степан был убит своим слугой, которого подкупил скадарский паша. Это событие вызвало смуту в Черногории, и для того, чтобы заручиться поддержкой России в её преодолении, святой Пётр как раз и отправился второй раз в Россию.

В 1784 году святой Петр был избран народом на черногорский престол и в сербском городе Сремские Карловцы принял хиротонию в епископский сан с наречением митрополитом Черногорским, Скендерийским и Приморским.

Во время возвращения из его третьей поездки в Россию скадарский паша Махмуд Бушатли с восемнадцатью тысячами солдат, большую часть которых составляли албанцы-католики, напал на Черногорию и сжег Цетиньский монастырь, а также ряд селений. Святитель вернулся в разорённую страну. То, что он привез с собой картофель, неизвестный дотоле в Черногории, спасло многих жителей от голодной смерти.

В 1796 году Махмуд-паша снова напал на Черногорию — дважды он приходил с армией, в июле и в сентябре. Под предводительством святителя Петра черногорцы оба раза разбили превосходящие силы турок, а во втором сражении сам Махмуд-паша был убит и голова его отнесена в Цетинье. Череп этого паши и доныне хранится в монастыре.

Благодаря таким победам Черногория добилась фактической независимости. Они были оценены и в России — императрица Екатерина II по этому случаю наградила святителя Петра орденом святого Александра Невского с бриллиантами.

После падения Венецианской республики в 1797 году ее владения в черногорском приморье отошли к Австрии. Местные жители возмутились этим, и святитель Петр установил для них местное гражданское правление. В последующие годы он успешно противостоял усилиям австрийцев подчинить себе эти земли.

В 1805 году Австрия уступила их Франции и так началась многолетняя борьба черногорцев с Наполеоном. Поначалу, действуя совместно с русским флотом, черногорцы смогли достичь значительных успехов — в течение 1806 года французы были выбиты из всех приморских крепостей и городов. Святитель Петр обратился к российскому императору с предложением создать под протекторатом России Славяно-Сербское государство со столицей в Дубровнике. Но в 1907 году Александр I заключил мир с Наполеоном, и русские войска покинули Черногорское приморье. Оказавшись одни в борьбе с французами, черногорцы были временно оттеснены с приморья, но предпринятый французами поход вглубь Черногории, окончился поражением десятитысячной французской армии.

В 1812 году всё так же под руководством святителя Петра черногорцы одержали победу при Скадаре над союзниками французов — турками, а осенью 1813 года святитель Петр с помощью английского флота полностью освободил приморье от французских войск. После этого на народном собрании было принято решение о присоединении Приморья к Черногории.

Однако в 1814 году российский император Александр I попросил уступить приморье австрийцам, к которым оно отошло по решению Венского конгресса, и святитель Петр с большим сожалением подчинился. В мае 1915 года черногорцы покинули Котор, лишившись столь тяжело завоеванного выхода к морю.

Уже ближе к концу правления святителя Петра в 1820 году к Черногории был присоединен освобождённый от турецкого ига район реки Морача.

Как видно из этих фактов, святителю Петру пришлось прилагать немало усилий, чтобы защитить свой народ от самых разнообразных внешних захватчиков. Но при этом святитель старался преодолеть и множество внутренних неурядиц. Он защищал сирот от притеснений злодеев, боролся с суевериями, восстанавливал благочестивые порядки. Особенно святитель заботился о бедных и, чтобы помочь голодающим, нередко продавал или обменивал на хлеб ценные церковные вещи.

А более всего он боролся против укоренившегося тогда в черногорцах обычая кровной мести, из-за чего целые семьи и кланы истребляли друг друга. Святитель неустанно трудился над тем, чтобы помирить враждующих. По его инициативе был принят в Черногории первый свод законов. Все важные решения он принимал созывая совет с представителями основных племён и родов. Как видно из писем, воздействовать на своих подданных он всегда старался мирно, уговорами и убеждениями, действуя как духовный отец, а не применяя силу, как поступил бы светский правитель.

Скончался святитель Петр Цетиньский в 1830 г., на восемьдесят первом году жизни, сказав перед смертью своему преемнику-племяннику: «Молись Богу и держись России».

Кода через четыре года были обретены его мощи, оказалось, что они нетленны. Митрополит Петр был причислен к лику святых, и честные мощи поместили в храме Цетиньского монастыря, где они и поныне доступны для поклонения.

Из исторических источников о святителе Петре больше известно как о великом правителе, и его духовное делание во многом осталось сокрытым для потомков. Отчасти оно приоткрывается в письмах святителя. В них он много и строго обличает народ, его слова подобны обличениям ветхозаветных пророков и святых отцов древности, например святителя Иоанна Златоуста, обличавших своих современников не из гнушения ими, а из любви и желания сделать их лучше и спасти от внутреннего зла, которое, по слову святителя Петра, причиняет больше вреда, чем «все враги и все диаволы на свете». Та миссия по примирению черногорских племён, которую он самоотверженно исполнял во все годы своего служения, была повторением той миссии, какую в древней Руси исполняли русские святители, примиряя между собою враждующие русские племена и княжества, во исполнение слов Господа: «блаженны миротворцы».

Ниже предложены некоторые извлечения из писем святителя Петра, которые могут дать представление о нём и его трудах и принести нам не меньшую пользу, чем они приносили своим адресатам двести лет назад.

Извлечения из писем[2]

Всем нам, любезные братия мои, предстоит умереть, и тяжко нам будет, если друг друга, живя на этом свете, не любим, если не примиримся с нашими противниками, на которых имеем обиду, и если, один другого оскорбляя, не простим, — то не будем иметь в том мире вечного покоя и блаженства, и не простит нам Отец Небесный наши согрешения.

Итак, ради Бога, Который есть единственное и вечное наше благо и ради вечного веселия и радости, которое Бог уготовал всем послушным [Ему] в райской сладости нескончаемо жить и наслаждаться Его божественного лицезрения, снова прошу вас: послушайте то, что вам пишу, и так будете от Бога благословенны и так вам Бог дарует в этом мире всякое счастье и добрый успех во всем, а в том мире — вечную радость, которую вам и всем христианам от всего сердца желаю и остаюсь, в надежде, что вы послушаетесь моей просьбы, вашим доброжелателем.

Из послания Радуловичам, 1805. г.

Вижу, что вы каждый день всё больше преуспеваете в своем самовольстве и беззаконии, и что вам милее зло и позор, чем добро и почтение, что же, пусть будет вам по желанию вашему. Я же от всего [вашего] злого и доброго ухожу, и отныне не зовите меня в ваши дела, не хочу в них вмешиваться, но остаюсь уже ненужным, ваш доброжелатель, несчастный… Владыка Петр.

Из послания Черногорцам и Брчанам, 1812. г.

Люди стоят того, чтобы ожидать зла от этого и того мира, — те, кто самовольно делает всякое зло и никогда не слушает, если им говорить о добре.

Из послания Дробнячичам и Жуплянам, 1817. г.

Народ не даёт мне ничего, и не ищу я, чтобы мне давали какие-либо вещи, но только чтобы прекратили междоусобное кровопролитие и оставили беззаконные дела, и чтобы жили в мире и любви христианской…

И не удивляйтесь, мой дорогой отец архимандрит. Мы, сербы, такие, не знаем и не хотим знать другого, но [хотим] один другого вгонять в несчастье и бесчестью подвергать, и если кто-то больше заботится о пользе всего народа, то с большей завистью против него вооружаются, ибо в сербском народе, как и в греческом, царствует гордость.

Из послания архимандриту Арсению (Гаговичу), 1804. г.

Люди, которые идут путём Божиим, чтобы служить и угождать Богу, не думают ни о каком зле. и не говорят сами о себе, что они святые, но что грешные и окаянные. А тот монах [Аввакум], который до недавнего времени был в Шумадии, — грабитель и разбойник; он и сейчас делает грабительские и разбойничьи дела, подговаривая глупцов на зло, чтобы людская кровь проливалась; и еще имеет дерзость говорить, что он — святой и Божий посланник! Итак, мало того, что он подстрекатель, но ещё и хулитель преблагого Бога и ругатель чина монашеского. Ведь Бог в Своей заповеди наистрожайшим образом запретил всякое злодейство и беззаконие, а истинный монах желает быть добрым и смиренным человеком, слушаться заповедей Божиих, и не допустить ни делом ни помышлением ничего, что было бы противно воле Божией.

Человек, который служит Богу и хочет спастись, не захочет и зверя убить, и даже сказать, чтобы его убили, а уж тем более человека, подобного себе; ибо он не желает никому зла, но всякому [желает] добра, помышляя, что все люди от одного отца Адама и одной матери Евы произошли, и что Бог каждого сотворил и заповедал, чтобы одни другим делали добро, а не зло.

Теперь рассудите, может ли подстрекатель на кровопролитие быть святым в то же самое время, когда делает так, что люди гибнут и режут друг друга? Святость состоит не в том, что он ходит, дабы легче ввести народ в заблуждение, с непокрытой головой, босой и оборванный, но святость заключается в правой вере и добрых делах, как заповедал Бог.

Итак, не будьте безумными, и не дайте упомянутому монаху обмануть вас, так чтобы вы стали верить его лжи, о чём впоследствии будете раскаиваться, но отвергните его, чтобы его между вами не было.

Из послания Кучанам и другим, 1819. г.

Среди многих духовных непорядков находится весьма дурной и неприличный обычай, укоренившийся с давних времен, чтобы попы этой епархии ходили вооружёнными, совершенно как и мирские люди, и не имели на себе ни одного священнического знака, по которому можно было бы опознать их священнический сан. Я сам всегда желал и настаивал, чтобы это неприличное и позорное дело было истреблено, и чтобы духовные люди в благопристойный образ были приведены… Сего ради вам архипастырски повелеваем: после получения этого моего объявления чтобы ни один священник не имел оружия, не носил красную шапку, и не сбривал бороду, но в благопристойном чине пастырского смирения, кротости и боголюбии ходил и словесное стадо Христовых овец на путь спасения наставлял и учил… Если же какой-то священник между вами будет этому моему объявлению непослушен, и не захочет оружие оставить, и шапочку фиолетового цвета носить, также и отпускать бороду, такой пусть оставит епитрахиль и священство…

Из послания Бококоторскому священству, 1808. г.

Монахи пусть смотрят за своими церквами и монастырскими делами, и не вмешиваются в дела мирских священников, а мирские священники пусть остаются с обязанностью венчать и заботиться каждому о своём приходе, за который Самому Богу даст ответ на Страшном Суде после второго пришествия Христова. Священникам надлежит быть светильником и зеркалом для народа, пастырями и учителями, вождями и наставниками словесного стада Христова, которые ведут и наставляют христиан на путь спасения, подавая им пример своею доброй и богоугодной жизнью. Но когда священники разлагают и портят народ, и более из-за скверного прибытка и жадности, — от кого тогда добру учиться, или хороший пример и наставление принять? И как тогда народ может быть спасен?..

Из послания Ришнянам, 1808. г.

Сегодня с великим возмущением я узнал о злых и проклятых делах, которые исходят от одного проклятого исчадия, сына некоего попа из Враньа, из Зете, и от его друзей… которые ради… презренной выгоды взимать деньги обманывают простодушный народ и наказывают неких «ведьм"… и прочие выдумки всячески распространяют между людьми, которые без всякого размышления верят их лжи и… бедных женщин мучают и терзают, говоря, что они ведьмы, [и будто бы] съели этого и того юношу, а на этого и того, который в бою погиб, с левой стороны дохнули и поэтому он погиб. О Боже мой, чудовищная слепота, чудовищное безумие и чудовищное суеверие и злой помысел! Как могут люди верить таким негодным байкам, неужто не видят, что их обманывают для взимания денег, и что им продают ложь за наличные деньги? Как может какая-либо женщина убить кого-то, если она его ничем не ударила и не дала ему ничего отравленного есть или пить? Как она может его съесть, когда его тело явно в гроб положено целым! Вы говорите, что ведьма по ночам летает, а как она может лететь, когда её тело на постели лежит? Вы отвечаете, что их дух летает, но я вам говорю и Богом заклинаю, что быть не может такого, чтобы дух человека ночью или днём из тела вышел и опять в тело вернулся, ибо тело без духа становится мёртвым, а мёртвых никто воскресить не может, только сам Творец неба и земли, Бог, Своей силой и благоволением.

Я сам по миру в некоторые места ходил и несколько книг читал, и нигде не нашёл, и никто мне не сказал, что есть ведьмы и изгонители ведьм, а только между слепым и несчастным сербским народом [это есть], так как он слеп и поэтому больше верит лжи, чем Евангелию Христову и Христову учению и заповедям.

Поэтому всех вас, цермничане, великого и малого, мужского пола и женского, и [любого] возраста, сильным и страшным Богом Вседержителем и честным Крестом и пресвятой Богородицей и всеми силами небесными троекратно и трехсоткратно заклинаю, чтобы от этого злого и пребеззаконного дела удалились, чтобы этих негодных баек не слушали, чтобы к ним не ходили, чтобы их к себе не пускали, чтобы им ни в чём не верили и чтобы невинных людей не мучали. А вам, всем священникам во всех селах и племенах, пишем и властью нам от Бога данной наижесточайше запрещаем и говорим, чтобы для тех, кто не послушает этого письма, не совершать ничего церковного, но они и их дома пусть остаются под жестоким проклятием отлучения; также [будет] и тем священникам, которые против этого моего письма станут поступать, а правых и добрых поручаю Богу и остаюсь ваш доброжелатель, Владыка Петр.

Послание Цермничанам, 1830 г.

[1] Краткое жизнеописание святого составлено на основе книги Драгићевић Рајко (ред.). Свети Петар Цетињски, Житије, дјело, молитва. Цетиње, 1995, и статьи Олега Кузеванова «Русско-сербский святой» (http://www.pravoslavie.ru/archiv/petrcetinskij.htm).

[2] Перевод с сербского выполнен Ю.В. Максимовым по изданию: Драгићевић Рајко (ред.). Свети Петар Цетињски, Житије, дјело, молитва. Цетиње, 1995.

http://www.bogoslov.ru/text/1 730 754.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru