Русская линия
Татьянин день Михаил Тюренков30.05.2011 

Удерживающий Земли Абхазской: памяти Сергея Багапша

Когда умирают кони — дышат,
Когда умирают травы — сохнут,
Когда умирают солнца — они гаснут,
Когда умирают люди — поют песни.

Велимир Хлебников (1912)

Сегодня я слушаю прекрасную абхазскую «Песню о Нартах». Президент Абхазии Сергей БагапшПризнаться, петь не могу, поскольку, несмотря на уже очень давно взятое у батюшки Виссариона Аплиаа благословение начать изучать язык его прекрасной земли, так за это и не взялся. А потому понимаю лишь слово «уарада» («песня»), ну и, разумеется, сам корень «нарт», напоминающий о многочисленных «Сказаниях о Нартах» — общекавказском героическом эпосе.

Когда-то, еще в советское время, выдающийся абхазский историк и этнограф Шалва Инал-Ипа (1914−1995) написал о нартском эпосе следующее:

«Если вы спросите абхазца или абхазку — независимо от того, кто они и где живут: на берегу ли Черного моря или в высокогорном селении Лата, в верховьях шумного Кодора, на курорте ли Гагра или в индустриальном Ткварчели, — что известно о нартах, то ответ будет, пожалуй, везде один: „Сказания о нартах бесконечны“. Таким необъятным представляется абхазцам интересное явление в истории их культуры — героический нартский эпос…»

Причина тому — то, что в самом абхазском народе и по сей день сохраняется героическое семя их предков-героев, что и было продемонстрировано в кровопролитной войне 1992−93 гг., когда в неравной схватке абхазы не только выстояли, но и отстояли свою свободу, которой они всегда так дорожили. И, конечно же, все, кто с оружием в руках защищал Землю Нартов, сами тоже в чем-то нарты. Ну, а те, кто вел их вперед, к Победе — Нарты совершенно точно!

Настоящая борьба бескомпромиссна и неумолима. Лучшие, идущие в первых рядах, приближают Победу. Лучшие первыми принимают на себя первый, самый яростный и страшный удар. Герои очень редко доживают до спокойной безбедной старости. Несмотря на традиционное для абхазов долголетие, ни первый Президент Абхазии Владислав Ардзинба (1945−2010), ни его преемник Сергей Багапш (1949−2011), подлинные Герои Свободной Абхазии, не дожили даже до воспетых Царем-Псалмопевцем «семидесяти лет» (Пс. 89, 10). И, в том числе и поэтому, я убежден, что несколько поколений спустя в абхазский эпос нартский войдут Владислав Григори-иҧа Арӡынба и Сергеи Уасыл-иҧа Багаҧшь.

29 мая 2011 года после тяжелой болезни почил о Бозе Президент Республики Абхазия С.В. Багапш, раб Божий Сергий, никогда не стеснявшийся своей веры в Бога, своего Православия. Сергей Васильевич был единственным столь высокопоставленным политиком, с кем я был неплохо знаком лично, неоднократно брал интервью, общался и в неофициальной обстановке. Мне неплохо известен его жизненный путь, его вклад в обретение Абхазией независимости, в мирное развитие «Страны Души» — прекрасной Апсны. Главное же, что я могу (и должен) сказать, засвидетельствовать об этом человеке — это то, что он был искренне верующим православным христианином.

Именно с Православием было связано мое первое знакомство с Сергеем Васильевичем. Тогда, в 2005-м, среди абхазского духовенства разгорелся первый серьезный конфликт. Два молодых, но чрезвычайно активных иеромонаха впервые попытались организовать бунт против своего священноначалия в лице уже упомянутого мной о. Виссариона Аплиаа, и именно Сергей Васильевич Багапш, тогда еще «начинающий президент», сделал очень много для примирения сторон. И именно тогда, в июле 2005-го, в стенах Ново-Афонского монастыря в день Собора 12-ти апостолов после богослужения, в котором вместе сослужили ранее конфликтовавшие клирики, батюшка Виссарион представил меня Президенту. Сергей Васильевич уже при первой нашей встрече произвел на меня впечатление одновременно яркого харизматичного лидера, но при этом предельно простого и непринужденного в общении.

Позднее, в 2006-м, в ходе одной из моих бесед с Президентом Абхазии, Сергей Васильевич произнес слова, лишь утвердившие меня в моем уважении к этому человеку. В тот момент, когда речь зашла об Абхазском Православии, Багапш произнес:

«Вы наверняка знаете, что до сих пор существуют спекуляции по поводу того, что Абхазия, якобы, мусульманская страна. На это лично я могу ответить тем, что первое, что я сделал после избрания Президентом Абхазии, — это встретился со Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II. Мы обсудили целый круг вопросов, одним из главных среди которых было мое предложение сделать Абхазию местом паломничества православных христиан. У нас православная страна с древнейшей историей, древнейшими храмами, святынями».

Абхазские внутрицерковные нестроения всегда очень расстраивали Сергея Васильевича. При каждой нашей встрече он выражал свою печаль о том, что два ярких молодых и образованных клирика, за которыми, казалось бы, должно быть будущее Абхазского Православия, отнюдь не по-абхазски, не по-сыновнему относятся к своему священноначалию. И всегда выражал надежду, что Московский Патриархат уже совсем скоро примет в свое лоно Абхазскую Церковь.

Полгода назад, когда мне довелось в последний раз побывать у Багапша в его приемной на Набережной Махаджиров, я попросил президентского помощника сфотографировать нас на память. И вдруг в этот самый момент неожиданно сломался фотоаппарат.

- Ну, Миша, значит, в следующий раз! Ведь не последний же раз встречаемся! — подмигнул мне Багапш.

- Конечно, Сергей Васильевич! — подтвердил я эту, как оказалось, горькую ошибку.

Багапш ушел в мир иной далеко не в самый спокойный момент абхазской истории. Далеко позади ее кровавые страницы, буквально накануне во всех школах Абхазии прозвенел первый последний звонок для тех, кто родился уже после той войны, которую сами абхазы небезосновательно называют Отечественной. И может именно поэтому мирную Абхазию начали сотрясать общественно-политические и церковно-общественные конфликты, немыслимые в военное и послевоенное время, но по-своему тоже являющиеся «эхом войны». И вот теперь от «абхазской среды» взят ее «удерживающий». Конечно, в данном случае это не эсхатологический уровень. Однако то, что нынешнее, достаточно зыбкое, внутриабхазское равновесие удерживалось благодаря именно личной харизме и невероятным усилиям этого человека — факт.

Господь оградил Сергия Васильевича от дальнейших надрывов и испытаний, ведь их и так было уже немало в жизни Багапша. Теперь — слово и дело за самими абхазами. Смогут ли они продолжить дело своего Президента — возрождение спокойной мирной жизни? Увы, сегодня ответить непросто. Одно лишь могу сказать определенно: всем нам, русским православным людям, в эти дни стоит сугубо помолиться об упокоении новопреставленного раба Божия Сергия и о спокойствии и благоденствии Абхазской Земли.

Михаил Тюренков, главный редактор портала «Правкнига.Ру» специально для «Татьяниного Дня»

http://www.taday.ru/text/1 078 877.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru