Русская линия
Столетие.Ru Петр Искендеров30.05.2011 

И генерала Младича сдали…
Почему именно сейчас был арестован легендарный командарм боснийских сербов?

Арест сербскими спецслужбами бывшего главнокомандующего армии Генерал Ратко Младич боснийских сербов генерала Ратко Младича стал еще одним свидетельством однозначно прозападного капитулянтского курса, проводимого нынешними властями Сербии во главе с президентом Борисом Тадичем.

На словах заявляя о приверженности политике «четырех опор» на международной арене (Россия, Китай, Европейский союз и США), правящая с 2000 года коалиция на деле реализует лишь те требования, которые поступают из Вашингтона и Брюсселя — даже в тех случаях, когда выполнение подобных требований приобретает вид национального предательства.

Такие примеры не единичны, и арест Ратко Младича, которого многие и в Сербии, и за ее пределами считают последовательным и принципиальным борцом за сербские интересы на Балканах, стал лишь закономерным итогом целого ряда процессов. В этом ряду — не только задержание и передача в 2008 году Международному уголовному трибуналу для бывшей Югославии в Гааге первого президента боснийской Республики Сербской Радована Караджича, но и все более «уступчивая» линия по другой важнейшей для сербского национального самосознания проблеме — косовской.

Несмотря на то, что в конституции Сербии Косово и Метохия однозначно объявлены неотъемлемой составной частью сербской территории — начиная с лета 2010 года президент Тадич и правительство Мирко Цветковича в ходе переговоров с США, ЕС и представителями Приштины шаг за шагом отходят от этой принципиальной позиции, фактически попирая основной закон государства. Первым шагом на этом пути стала совместная подготовка с руководством Евросоюза проекта резолюции Генеральной Ассамблеи ООН по Косово в сентябре 2010 года, в которой тщательно обходился факт принадлежности края Сербии, но зато давался «зеленый свет» равноправным переговорам Белграда и Приштины по «техническим вопросам». А в ходе стартовавших в начале 2011 года самих переговоров сербские представители раз за разом озвучивают предложения, которые трудно расценить иначе, как антигосударственные, антиконституционные и капитулянтские по своей сути — наподобие идеи одного из активных членов нынешней прозападной коалиции министра внутренних дел Ивицы Дачича о необходимости немедленного раздела Косово на сербскую и албанскую части. При таком разделе за Сербией в лучшем случае останется примерно пятая часть территории края — однако стремление действовать в русле западных интересов затмевает для властей в Белграде даже такие элементарные соображения.

Однако самое печальное во всей этой истории — даже не само капитулянтство правящей коалиции Сербии, а бессмысленность надежд на то, что подобная политика будет адекватно вознаграждена Западом.

Почему для правительства было важным именно сейчас арестовать легендарного командарма боснийских сербов? Потому что именно в мае текущего года представитель Евросоюза по вопросам интеграции Балкан в ЕС Штефан Фюле заявил о недопустимости дальнейших отсрочек, подчеркнув, что для Сербии «истекает время». Кроме того, показательная операция по задержанию Ратко Младича была специально приурочена к приезду в Белград Жозе Мануэла Баррозу и других лидеров Европейского союза, а также к докладу, озвученному в стенах Совета Безопасности ООН Главным прокурором Гаагского трибунала Сержем Браммерцем. Подобная оперативность, а точнее, ретивость сербских властей призвана добиться, чтобы Брюссель до конца текущего года предоставил Сербии статус официального кандидата на вступление в ЕС.

Следует особо подчеркнуть: речь отнюдь не идет о том, что Сербию в награду за поимку Ратко Младича примут в Евросоюз. Статус официального кандидата фактически ничего не изменит во взаимоотношениях Запада и Белграда. Ведь аналогичный статус уже много имеет Турция, которую в ЕС принимать совершенно не собираются. Евросоюз начал рассматривать заявку сербской балканской соседки Хорватии еще в самом начале 2000-х годов — до того, как было принято решение о приеме Болгарии и Румынии. Предварительный сценарий предусматривал возможность приема всех трех стран в 2007 году. Однако этот срок был соблюден лишь для Софии и Бухареста. Решающим стал доклад, озвученный в марте 2005 года тогдашним Главным прокурором Гаагского трибунала Карлой дель Понте. Она констатировала нежелание Загреба сотрудничать с Трибуналом и тем самым заблокировала начало переговоров ЕС и Хорватии, В конце 2005 года обвинявший Гаагским трибуналом хорватский генерал Анте Готовина был арестован на Канарских островах. По официальной версии — полиция отследила его телефонные переговоры, по неофициальной — власти Хорватии тайно передали информацию о местонахождении генерала, но так, чтобы исключить нежелательную для себя внутриполитическую огласку. Генерал Готовина был осужден Гаагским трибуналом в апреле текущего года — однако Хорватия по-прежнему остается вне Евросоюза.

Что характерно — многие даже в рядах самого ЕС не требовали от Сербии поимки генерала Младича как непременного условия предоставления стране статуса кандидата.

Такую позицию, к примеру, занял премьер-министр Люксембурга Жан-Клод Юнкер. Дело в том, что сегодня в условиях резкого обострения проблемы нелегальных мигрантов, растущей финансовой нестабильности в рядах ЕС, драматических событий в Северной Африке и на Ближнем Востоке Брюсселю попросту не до Балкан и тем более не до Младича. Непримиримую позицию по отношению к Белграду занимают одни Нидерланды. Для них осуждение генерала — дело государственной важности. Ведь именно голландские миротворцы не смогли в 1995 году обеспечить безопасность в Сребренице и ее окрестностях.

А вот с государственными интересами самой Сербии дело обстоит гораздо сложнее. Сейчас представители Запада наперебой воздают хвалу президенту Тадичу за «мужественный» шаг. Находящиеся на саммите «большой восьмерки» в Довиле председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу и президент Франции Николя Саркози назвали арест экс-генерала Ратко Мадича смелым поступком Белграда и важным шагом правительства Сербии на пути в объединенную Европу.

«Арест Ратко Младича стал очень позитивным сигналом Европейскому союзу и соседям Сербии», — с таким заявлением выступил Баррозу. Саркози же назвал задержание генерала «еще одним этапом на пути к включению Сербии в ЕС».

В этой связи весьма примечательной является оговорка Баррозу о сигнале «соседям Сербии». В отличие от сербских властей, руководство Хорватии, Словении или Боснии и Герцеговины гораздо принципиальнее отстаивает собственное видение процессов, происходивших на Балканах в последние два десятилетия. В Хорватии даже существует решение парламента, квалифицирующее события 1991−1995 годов как «оборонительную и освободительную Отечественную войну». Соответственно и операция против Сербской Краины многими априори рассматривается исключительно как борьба против сербской агрессии за восстановление территориальной целостности, а суд над хорватскими генералами — как суд над хорватской независимостью. Сербские же руководители во главе с Тадичем в отличие от своих хорватских коллег раз за разом каются в преступлениях, договорившись уже до некоего «позорного пятна», лежащего на Сербии, и заставив выступить с извинениями даже государственное телевидение и радиовещание. Оно, мол, слишком активно выступало на стороне Югославии и сербов при освещении событий первой половины 1990-х годов.

Однако ни арест Караджича и Младича, ни согласие на раздел Косово, ни множащиеся извинения не смогут помочь Сербии в решении ее внешнеполитических задач в том виде, как их понимают Борис Тадич и его окружение. Для Запада Сербия нужна лишь в качестве «анфан террибль», оправдывающего все военно-политические действия США, НАТО и ЕС на Балканах. Если вынуть этот геополитический кирпичик — сразу же станут, мягко говоря, непонятными (а то и противоправными) поддержка албанских сепаратистов, бомбардировки Югославии в 1999 году, присутствие в Косово крупнейшей американской военной базы «Камп Бондстил».

Так что теперь, когда пройдет эйфория от задержания генерала Младича, сербскому руководству придется и дальше выслушивать все новые требования и условия — от поимки бывшего лидера хорватских сербов Горана Хаджича до признания независимости Косово и регионализации уже всей Сербии в соответствии с планом, разработанным Евросоюзом.

Данный план предусматривает превращение Сербского государства в сообщество пяти-семи районов — так сказать, в Евросоюз в миниатюре. Это окончательно поставит крест на Сербии как единой державе.

Ибо венгерские националисты Воеводины или мусульманские радикалы в Санджаке смогут блокировать решения центральных властей по самым важным вопросам, в том числе финансовым. Вот тогда такую Сербию, возможно, и примут в Евросоюз — если сам ЕС к тому времени, конечно, сохранится в своем нынешнем виде.

http://www.stoletie.ru/politika/i_generala_mladicha_sdali_2011−05−27.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru