Русская линия
Деловая газета «Взгляд» Кирилл Бенедиктов30.05.2011 

Злорадство

В Белоруссии — кризис.

В обменниках нет валюты. С рук доллары и евро покупают по цене, значительно превышающей официальную, — на всякий случай, чтобы были. Бензин АИ-95 стоит в пересчете на русский рубль больше 40 рублей за литр. Инфляция, естественно, растет.

Это грустно. Грустно потому, что до недавнего времени Белоруссия была островком стабильности посреди бурного моря постсоветских экономик. Пример белорусов служил наглядным доказательством того, что для поддержания достойного уровня жизни необязательно строить дикий олигархический капитализм.

У нас принято считать, что Белоруссия оплачивала свое процветание российскими деньгами. Ну вроде бы Россия поставляла Белоруссии дешевую нефть, а Минск уже совсем за другие деньги продавал ее на Запад, а на разницу — выплачивал зарплаты, повышал пенсии и строил ледовые дворцы.

Так, да не так. Во-первых, для процветания целой республики с населением в 10 миллионов человек одного транзита нефти мало. Во-вторых, Россия продавала белорусам сырую нефть, а Белоруссия перерабатывала ее на своих НПЗ в высококачественный бензин, конкурентоспособный на европейских рынках. (Кто мешает России делать то же самое? Почему наши НПЗ предпочитают продавать на внешние рынки сырую нефть URALS, а на внутренние — тот же 92-й бензин с химическими присадками, не слишком полезными для автомобильных двигателей, называть его 95-м и 98-м и постоянно повышать на него цены?)

В-третьих, в Белоруссии довольно мощный сельскохозяйственный сектор. И если бы не протекционизм Москвы, мешающий продавать качественные продукты на российский рынок (помните молочные войны г-на Онищенко?), удар по экономике республики, возможно, оказался бы не таким сокрушительным.

Я не против протекционизма там, где он приносит реальную пользу моей стране. Но у нас и протекционизм какой-то странный. Поставки какой-нибудь индийской буйволятины, которая выдается за австралийскую говядину, — в порядке вещей. Многолетняя зависимость от «ножек Буша», подкосившая отечественное птицеводство, — нормально. А вот молоко и мясо из соседней Белоруссии — продукты, изготовленные согласно давно забытому в России ГОСТу, вкусные, качественные и недорогие, — вызывают у наших чиновников скрежет зубовный. Хотя потребители — там, где белорусским колбасам, молоку и тушенке все же удается прорваться сквозь онищенковские кордоны, — голосуют за них рублем. К палаткам с надписью «Белорусские продукты» всегда стоят очереди. Знакомая продавщица в одном из маленьких магазинчиков, напрямую работающих с белорусскими поставщиками, жаловалась, что ей не везут оттуда хлеб. «Тут на днях купила в магазине буханку, а она — с червями! В Белоруссии такого безобразия не бывает».

(И правда, не бывает. Справедливости ради должен сказать, что мне лично червивый хлеб в Москве ни разу не попадался. Но то, что качество наших хлебобулочных изделий в целом ниже, чем белорусских, — чистая правда).

В общем, в Белоруссии было — и есть — много такого, чего не было у нас и чему не худо было бы поучиться. Но учиться — особенно у бывших «младших братьев» — для великой державы, видимо, ниже ее достоинства. Зато когда у этих братьев случается какая-либо неприятность, можно обоснованно позлорадствовать.

Я, собственно, именно об этом и хотел написать. О злорадстве.

С самого начала кризиса в Белоруссии многие — слишком многие, увы — российские СМИ принялись высокомерно комментировать тамошние события. Типичный заголовок для «экономической статьи» на тему белорусского кризиса — «Зайчик допрыгался». (Хотя какой, к черту, зайчик? Белорусская валюта — такой же рубль, как наш, только стоит гораздо дешевле).

Потом, когда стало ясно, что без внешней помощи Белоруссия не справится со свалившимися на нее неприятностями, наши эксперты принялись азартно рассуждать, насколько дешево российский бизнес сможет скупить все интересующие его активы в республике. Все это сопровождалось нравоучительными нотациями по поводу того, что без рыночных реформ Белоруссии кредитов не видать, как своих ушей, приватизация госсобственности в республике российскими структурами — дело решенное и вообще Лукашенко нужно признать свои ошибки, покаяться и перестать заниматься «популизмом» — то есть обеспечивать нормальный уровень жизни белорусского народа.

Более всего, как обычно, радовались либералы — ну с этих-то что взять, они и государственным суверенитетом России готовы поступиться за возможность регулярно проводить гей-парады. В эфире «Эха Москвы» член Общественной палаты РФ, главный редактор «Московского комсомольца» Павел Гусев, не стесняясь, обозвал президента Белоруссии (и, кстати, официального союзника России — если кто не помнит, Союзное государство России и Белоруссии еще никто не отменял) «политической проституткой, которая все эти годы виляет хвостом, рылом и всеми остальными частями тела туда, куда показывает вектор силы». Я не знаю, как вам, а мне в очередной раз (хотя после истории с учебником Вдовина и Барсенкова уже можно было бы привыкнуть) стало стыдно за то, что в Общественную палату РФ набрали трамвайных хамов и зоологических русофобов. Но удивительно, что и в эфире федеральных теле- и радиоканалов звучат примерно те же мотивы — хотя и без крайностей, которые позволил себе нагловатый редактор «МК». Это говорит о том, что российская власть относится к проблемам в союзной республике с тем же злорадством, что и либералы, — хотя мотивы этого злорадства у нее, естественно, иные. Либералы радуются, так сказать, по идейным соображениям, а власть — предвкушая победу над строптивым Батькой и подсчитывая прибыли для олигархического капитала. Который, что скрывать, и является ее прочнейшей опорой.

Например, помощник президента Аркадий Дворкович поспешил заявить, что девальвация белорусской валюты — прямое следствие выборов 2010 года. Мол, выбрали снова Лукашенко — расплачивайтесь (в том числе и за повышение средней зарплаты по стране до 500 долларов). С Дворковичем солидарны и либеральные эксперты-экономисты: «С моделью социального государства в Белоруссии покончено».

Действительно ли покончено?

Скажем осторожно: такой вариант развития событий весьма вероятен.

Социальное государство, построенное за последние 15 лет в Белоруссии, было чрезвычайно зависимо от ситуации во внешнем секторе экономики и от иностранных инвестиций. Были инвестиции — была возможность повышать зарплаты и пенсии, тратить деньги на социалку. Инвестиции сокращались (или повышались торговые пошлины на энергоносители) — и социальная модель тут же начинала трещать по швам.

Ничего удивительного в этом нет. Точно так же зависима от инвестиций (и в гораздо большей степени — от ситуации на мировых фондовых рынках, а еще больше — от цен на нефть) экономика России.

С той только разницей, что в России нет социального государства (что бы там ни было записано в Конституции РФ 1993 года). А есть олигархический капитализм, сделавший ставку на сырьевую экономику и вынужденный делиться крохами от своих сверхприбылей под напором мощной бюрократической системы (которая руководствуется не абстрактными гуманистическими идеалами, а чисто прагматическими соображениями — за стабильность нужно платить везде).

В 1998 году Россия пережила кризис и дефолт, вызванные неумеренной жадностью доморощенного компрадорского капитализма. И только левый поворот в экономике, осуществленный правительством Примакова — Маслюкова, позволил вывести страну из того, мягко говоря, затруднительного положения, в котором она оказалась.

А в конце 2008 года кризис поразил Украину — там одноразовая девальвация нацвалюты составила 60%. Инфляция к концу года выросла до 22,3%. Но уже в следующем году начала падать и составила около 12,5%. Ничего, выкрутились как-то соседи-украинцы. Так почему бы и соседям-белорусам не выкрутиться?

До этого ведь как-то получалось. Маневрируя между Западом и Россией, Лукашенко ухитрялся выгадывать неплохие дивиденды в течение последних 15 лет. Теперь, правда, эта тактика, видимо, исчерпала свой потенциал. Не потому что Белоруссия перестала быть привлекательной в геополитическом смысле слова — нет, тут как раз все осталось по-прежнему, и в европейских столицах, и в Москве не теряют надежды распространить свое влияние на маленькую восточноевропейскую страну, занимающую ключевое положение между «зоной НАТО» и Россией. Но поддерживать режим Лукашенко — режим, глубоко чуждый как «западным демократиям», так и российской политической системе, — за свои деньги не хотят больше ни на Западе, ни на Востоке. 20 мая в Грузии президент Европарламента Ежи Бузек откровенно заявил: «Я обеспокоен, что те попытки, которые делаются там (в Белоруссии — прим. К. Б.), будут копироваться другими странами в других регионах мира. Беларусь становится социальной и политической лабораторией для недемократических сил»

Поэтому эта «лаборатория» должна быть разрушена. С этой целью Запад вводит новые экономические санкции против Минска — и тут уже, похоже, никакие политические шаги вроде освобождения зачинщиков декабрьских беспорядков у Дома правительства Лукашенко не помогут. А если санкции не помогут — Запад всегда может рассчитывать на бескорыстную «помощь» Москвы. Специфика ситуации заключается в том, что, как справедливо указывают Виктор Ядуха и Анна Стешенко в материале, опубликованном агентством «Росбалт», «Западу в каком-то смысле все равно, кто разрушит этот социалистический Карфаген — он сам или российские адепты Церкви Жадности и Эгоизма. Ведь деньги от приватизации Белтрансгаза, Белнефтехима или МАЗа все равно окажутся в западных оффшорах, семьи новых собственников будут жить где-то там же. И любой районный суд Нью-Йорка при необходимости сможет их арестовать».

Вот тут мы и приходим к очень важному выводу.

В мире все устроено так, что для каждого отдельного человека, организации или государства окружающие делятся на своих и чужих. Так было всегда, и так будет всегда, несмотря на попытки толерантных «общечеловеков» доказать обратное. Существуют различные подходы к проблеме «свой-чужой» — западный, предельно прагматичный («у Англии нет постоянных союзников и постоянных врагов — есть лишь постоянные интересы»), гибкий восточный («интересы меняются со временем — вместе с ними меняются враги и союзники»), идеалистический славянский («славянское братство») и другие. Но в целом система деления на своих и чужих себя оправдывает: каждый раз, когда человек (или государство) пытается «подружиться» с некомплиментарными ему «союзниками», это заканчивается очень и очень печально. Примеров — хотя бы из истории российской дипломатии XIX века — можно привести массу.

Так вот, белорусы нам, безусловно — свои. Куда более свои, чем корректные и до предела демократичные европейцы, не говоря уж о сладкоречивых американцах, которые под сказки о «перезагрузке» методично продавливают размещение третьего позиционного района ПРО в Восточной Европе. Белорусы свои нам по крови (братья-славяне), по духу (общая историческая судьба и близкий менталитет), по пережитым вместе большим бедствиям (Великая Отечественная война). И то, что они жили последние 15 лет не хуже, а лучше нас, — это не их вина, а наша беда. В нормальных семьях, живущих по-человечески, за братьев, пусть даже младших, в таких случаях принято радоваться.

А не злорадствовать, когда им становится туго.

Но мы с 1991 года живем не по человеческим, а по общечеловеческим правилам. Согласно этим правилам, формальная демократия важнее благополучия общества. Нам эти правила навязали — это правда, но мы ведь не особенно и сопротивлялись. Кстати, в Белоруссии тоже была попытка насадить такую «демократию» — с 1992-го по 1993 год, — только вот закончилась она избранием Александра Лукашенко и возвратом к социальному государству.

(Кстати, если кто-то полагает, что в Белоруссии торжествует махровый социализм, — он сильно ошибается. Там существует и малый, и средний бизнес, причем в масштабах, позволяющих отдельным успешным бизнесменам владеть целыми торговыми сетями, парками вертолетов и прочими капиталистическими радостями. Отличие от России одно, но принципиальное: там нет олигархической элиты, подгребающей под себя 90% богатств страны и тесно связанной с международным финансовым капиталом).

В последние годы количество граждан России, принимающих белорусское гражданство, увеличилось до 70 тысяч человек в год. Для сравнения — каждый год в Россию приезжают приблизительно 700 тысяч белорусских «гастарбайтеров» — весьма ценимых в сфере строительного бизнеса. Но количество белорусов, желающих получить российское гражданство, стремится к нулю. Поработали, заработали денежку — и обратно, на родину.

С точки зрения общечеловеческой морали это, конечно, непорядок. Как можно предпочитать «диктатуру» «демократии»? А если несознательные граждане этого не понимают, необходимо просто уничтожить эту диктатуру, и дело с концом!

Чтобы выбирать было не из чего.

Потому-то и брызжет злорадство со страниц бумажных и электронных СМИ, с экранов телеканалов и из радиоэфира. Злорадство, перемешанное с нетерпением, — ну когда же уже закончится этот мерзкий «социальный эксперимент» в соседней республике, когда же чистые и красивые белорусские города обретут грязный и неухоженный, но такой привычный нам вид, когда же на их улицах появятся толпы смуглых приезжих с Кавказа и Азии? А пока этого не происходит, приходится радоваться каждой новости, подтверждающей, что не все так гладко в «королевстве Лукашенко», как хотелось бы нашим пропагандистам. Вот свежий пример, который очень меня позабавил.

На днях на минской улице Немига случилось происшествие. Некий студент ехал в автобусе без билета. Женщина-контролер вывела его из автобуса, рядом оказался наряд милиции. Пока милиционеры разбирались с «зайцем», в конфликт вмешался еще один пассажир автобуса — просто потому, что ему стало «жалко парня». В итоге «заяц» сбежал, а заступника скрутили милиционеры. Случилась небольшая потасовка — заступника пытались отбить женщины из того же автобуса, контролер грудью встала на защиту милиции. Закончилось все тем, что скандалиста отвели в отделение, где оформили протокол за «неподчинение сотрудникам милиции». Все это дело кто-то снял на камеру телефона — и при желании любой может убедиться в том, что на Немиге имела место обычная бытовая сценка с участием крикливых теток, каких в общественном транспорте всегда довольно много.

А теперь — внимание! — отражение этого события в некоторых российских СМИ.

«В столице Белоруссии на улице Немига около 100 прохожих напали на сотрудников милицейского спецназа, чтобы отбить у них задержанных. Как сообщает корреспондент „Русской службы новостей“ в Белоруссии, поводом к инциденту стала „облава“ на безбилетников в общественном транспорте», — «Русская служба новостей».

«В Минске на улице Немига около 100 прохожих напали на сотрудников милицейского спецназа, чтобы отбить у них задержанных во время „облавы“ на безбилетников в общественном транспорте, сообщает РСН», — «Газета.ру»

После этого стоит ли удивляться тому, что оппозиционные белорусские блогеры пишут в своих ЖЖ апокалиптические посты «Беларусь на грани гражданской войны» (со ссылкой на события на Немиге), а российские либеральные СМИ тут же эти посты перепечатывают?

Может быть, пора перестать злорадствовать и подумать о том, как помочь братскому славянскому народу? Представители которого, в отличие от некоторых других народов, не режут баранов на улицах русских городов, не устраивают беспредела на МКАД, раскатывая на «Порше» с блатными номерами с инициалами своего президента, не стреляют из травматики в ТЦ «Атриум», не заставляют кричать русских школьников «Кавказ — сила, а русские — говно»?

Или, если забыть на минуту о национальных различиях, то кто-нибудь объяснит мне, почему мы в разгар мирового финансового кризиса были готовы предоставить кредит в 4 миллиарда евро далекой Исландии, а теперь, когда цены на нефть радуют и нефтетрейдеров, и лично министра финансов Кудрина, со скрипом выделяем Минску 3,5 миллиарда долларов, и то не напрямую, а через структуры ЕвроАзЭС, причем под жесткие условия перехода Минска на рыночные рельсы и приватизации всех стратегических активов Белоруссии?

Может быть, пришло время все-таки задуматься, кто для нас свои, а кто чужие?

http://vz.ru/columns/2011/5/27/494 870.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru