Русская линия
НаследникПротоиерей Максим Первозванский28.05.2011 

Битва за любовь

Ты пришел с работы, ты устал, ты голоден, тебя сегодня чуть не уволили, машина чуть не переехала, и вообще день был трудный. Ты открываешь дверь, а жена: «Иди укладывай детей спать!». Ты: «А ужин?». Она: «А ужин потом сам приготовишь». Что будет у тебя в голове? Нетрудно представить.

Главная борьба, которую вообще ведет человек — это борьба с кем? Апостол Павел говорит: «Наша война не против плоти и крови, а против духов злобы поднебесной». Кто такие духи злобы поднебесной? Это слово редко употребляется в церкви, оно скорее народное, но очень точное и правильное — бесы. То есть, это борьба с бесами. С духами злобы. А кто из нас четко представляет, в чем состоит эта борьба?

Ты обиделся на собственную жену за то, что она ужин не приготовила, да еще отправила укладывать детей. Откуда вообще взялась в тебе обида, и что с ней делать? Происходит следующее: ты принимаешь помысел. Есть такое важнейшее аскетическое понятие в Православии, которое называется «помысел». Помысел — это не мысль, а, если можно так сказать, мыслечувство. Оно одновременно и в голове, и в сердце. Это мысль, сопровождаемая чувством.

На самом деле, большинство помыслов — вообще не наши. Они к нам отношение имеют постольку, поскольку они нам предлагаются. Рядом с каждым из нас находится товарищ с рогами и хвостом. Как говорил Владимир Ильич Ленин: «Товарищи! Среди нас есть такие товарищи, которые нам, товарищи, совсем не товарищи». Они ловят подходящее состояние, и как только у тебя возникает чувство, например, обиды (ну, понятно, вместо того, чтобы как-то удовлетворить твои первичные потребности в еде, отдыхе и заботе, тебе говорят еще что-то делать), тебе предлагается куча мыслей. Если ты позволишь им развиваться, то можешь дойти до прабабушки своей жены. Я думаю, ты обращал внимание, что мысли таким образом цепляются одна за другую, что вспоминается все. Ты тридцать лет женат, но можешь, например, вспомнить, как жена на свадьбе сказала что-нибудь твоей маме. И вполне нормальные отношения между супругами вдруг превращаются в какой-то ад, ты не понимаешь, как ты мог все эти годы жить с таким человеком.

Хотя на самом деле ничего не произошло. Жена какой была, такой и осталась. Но ты принял мысли, которые очень быстро разрушили весь твой внутренний мир. Если это разовая штука — быть может, ты приходил домой лет пять подряд, и все было хорошо, а тут вдруг пришел, и с вами такое случилось, — то эта мысль будет развиваться достаточно долго. Ты сначала сам ужаснешься: как я так могу подумать про свою жену? Но, так или иначе, сначала принимается помысел, потом ты начинаешь его думать, потом он сослагается с тобой в сердце, потом он становится вообще фактически вторым «я». В конечном счете он может превратиться в порок, с которым ты не в силах будешь справиться, как алкоголик не в силах противодействовать алкоголю.

Позволив помыслу произвести в твоей голове анализ в твою пользу, а не в пользу твоего супруга или твоей супруги, ты уже один раз эту дорожку протопаешь, и второй раз, когда это произойдет, тебе над этим думать будет не нужно. Мыслечувство мгновенно проходит весь этот путь, и ты приходишь в состояние крайнего озлобления. Так вот задача состоит в том, чтобы не давать этому помыслу в себе действовать.

Мне как священнику постоянно приходится разбирать семейные проблемы у молодых семей. Они приходят посоветоваться. Вместе или по одному. И я могу сказать, что в ста процентах случаев происходит одно и то же. Накапливаются обиды: «Он меня не понимает, я сижу дома с детьми, а он на работе. У него там жизнь, у него заботы, проблемы. Он приходит домой, я хочу с ним поговорить, я люблю своего мужа. А он поужинает — и спать. Потому что в шесть утра ему завтра вставать. И я, конечно, его понимаю, он же устает и прочее, но мы же три года женаты, и за эти три года всего два раза поговорили». Или: «Она готовить не любит и не умеет. А у меня мама так вкусно готовила, такие пироги пекла! Что мне теперь, когда я голодный, маме своей звонить? Или каждый день ужинать в ресторане?».

Все дело в том, что мы принимаем помыслы — обиды, гнева, осуждения, раздражительности и кучу всяких других. А что делать-то нужно? А нужно их не принимать. Это легко сказать, трудно сделать. Хотя, на самом деле, не так уж трудно. Просто нужно знать, как.

На этот счет у нас с вами есть общее для людей семейных и для монахов оружие борьбы, которое называется Иисусова молитва. Других средств реальной борьбы с помыслами я, честно говоря, не знаю. Иисусова молитва: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного». Или «помилуй мя грешную». Почему это реальное оружие против демонов? Ну, во-первых, потому что мы называем имя Божие, мы призываем Бога себе в помощь, и буквально Иисусовой молитвой заслоняемся от помыслов, как щитом.

Когда ты попробуешь, то обнаружишь, какая, действительно, борьба внутри тебя происходит. Мысль пытается прорваться к тебе в голову, а ты ей в ответ: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного!». Она с другой стороны, а ты: «Нет, подожди! Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного!» — спокойно читаешь Иисусову молитву, не давая мысли думаться в голове.

А как только ты успокоишься и сможешь посмотреть со стороны на этот помысел, который не давал тебе жить, так сразу можешь начать с этим помыслом беседовать. Есть такое правило. С каждым грехом, с каждым помыслом можно беседовать, кроме блудных. С блудными помыслами беседовать нельзя, ни под каким предлогом, от них надо сразу бежать. Со всеми остальными — можно.

Ну, например, если ты — муж, который попытался, но не дал себе обидеться. Ты успокоился и теперь можешь вспомнить, что жена тебе с утра звонила и говорила, что у нее температура тридцать девять, а ты об этом совершенно забыл. Или что у вас заболел ребенок, и поэтому она целый день крутилась с ним, и у нее совершенно не было возможности приготовить тебе что-нибудь. Ты должен попытаться найти оправдывающие ее объяснения.

Или если ты жена, которой муж цветов не дарит. Ну вот совсем не дарит, а для тебя это важно, и обидно его невнимание. Но ведь бесполезно же его переделывать? Ты пробовала. Получается только хуже. Ты что, враг самой себе? Зачем ты будешь снова и снова устраивать ему эти сцены, если это все равно ни к чему не приведет? Ну да, вы неделю будете дуться друг на друга, а потом все равно — никакой реакции. Спокойствие, все нормально, вот — «Господи-Иисусе-Христе-Сыне-Божий-помилуй-мя-грешную-я-забыла-о-том-что-женщинам-принято-дарить-цветы». Я забыла, что мне это нравилось. То есть как-то попытаться себя убедить. Да, оправдать его, убедить себя, но только после того, как помысел отпал. И мыслью разворачиваете ситуацию из того, что он подлец, к тому, что я дура.

А если это касается мужчины, то, соответственно, наоборот, не она бесчувственная, а я дурак, не понимаю, что с ней происходит. В конце концов, подумайте об этом завтра. А сегодня просто защититесь от этого помысла молитвой «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного».

Эта тактика позволит не накапливаться обиде, не впускать дьявола. Дело в том, что мы вообще так устроены, что мы торопимся жить, а дьявол не торопится. Он, как опытный охотник, способен долго сидеть и ждать. Повода. И он его дожидается. И он в него вкладывается. А ты можешь это прозевать. Один раз прозевал, второй, третий, прошел год, два, три, и, как мне тут одна замечательная молодая жена (года три-четыре назад повенчались) говорит, любовь ушла. Вдвоем пришли, она мне при нем и говорит: «Знаете, была любовь — и нет ее». Я говорю: «Куда делась-то?» — «Ну, я не знаю, вот была, а теперь нет». То есть, человек уже четко констатирует факт. Я говорю: «Да вы что? Как нет? Что случилось?». Она: «Нет, мы нормально живем. Он работает, у нас детишки, вроде все есть, деньги есть, еда есть, а любви нет». Я говорю: «А что есть?» — «А есть обида, есть раздражение, есть.» — «Давайте начнем раскручивать».

В основе всего лежат эти вот самые обидные осуждающие помыслы, которые никак не были отражены, которые были приняты и которые сначала просто портили настроение. Ну, есть любовь, все хорошо, рядом с тобой замечательный, любимый тобой человек. Но вот ты приняла этот самый обидный помысел, или помысел раздражения, или еще что-нибудь. Ну да, он испортил вам настроение на день, но потом все забыли, и опять такая любовь, и сплошной медовый месяц, и вы друг друга понимаете. А потом еще один какой-то повод случился — не сразу. Через месячишко.

Ты позволяла себе думать об этом, и с подружкой обсуждать, и батюшке жаловалась, надо же что-то делать, нельзя же терпеть такое поведение мужа. А какое поведение? Ну, цветы не дарит (я условно говорю). То есть, в общем-то, ерунда какая-то! Но ты прошла этот путь один раз, второй, третий, понятно, что жизнь не складывается из чего-то одного. Здесь он не подарил цветы, там забыл поздравить твою маму с днем рождения, здесь у тебя было горе, потому что от подружки ушел муж, а он к тебе стал приставать с интимными отношениями — кап-кап-кап — это все накапливается, накапливается. Прошло несколько лет, и

- любовь ушла. Люди приходят и говорят: нет любви. Вот эту мысль — нет любви — нельзя даже произносить. Возникает мысль — читай Иисусову молитву.

Тут очень важно понимать, что любовь-то никуда не уходит. Просто, принимая мысли, мы позволяем дьяволу конкретно разрушать даже не отношения с мужем или с женой — а в первую очередь наши отношения с Богом. Как вы думаете, дьяволу вообще есть какие-то дело до наших отношений с мужем или с женой? Ну, очень второстепенное. Понятно, что ему всегда хорошо, когда нам плохо, но главной-то его задачей что является? Наши отношения с Богом. Вот, оказывается, почему наши отношения в браке Богу ценны. Почему Он не просто сказал нам: «Плодитесь и размножайтесь», — и не устроил нам партеногенез. Но Он почему-то сказал: пусть будет у них любовь. Пусть это будет брак. Пусть это будет семья. Пусть человек «оставит отца с матерью и прилепится к жене своей, и будут два плоть едина». Почему-то Богу это важно. Потому что через любовь брачную человек восходит к любви к Творцу. Он только тогда научается (я сейчас специально оставляю за скобками монашество, так как мы говорим о семье) любить Бога, когда он любит свою жену. Или когда она любит своего мужа. Вот почему дьяволу так хочется разрушить любовь.

Почему Церковь считает брак святым, а развод — недопустимым? Что, жалко, что ли? Ну, пожил с одной или с одним, ну, не сложилось. Люди нравились друг другу, было им хорошо, а потом прошло десять лет, и они поняли, что они — чужие люди, и по-хорошему разошлись. А почему Церковь против-то? Была одна любовь — стала другая. А оказывается, здесь очень важная вещь: именно через любовь к мужу и к жене, продираясь через эти самые искушения, помыслы и прочее, прочее, прочее — мы только тогда приходим к настоящей Любви.

Дон Жуан говорил: «Только утро любви хорошо». Очень многие люди так и считают. Ты влюбился — и это хорошо. А потом вся эта бытовуха начинается, — это все уже не нужно. А логика Дон Жуана не в том, чтобы как можно больше набрать сексуальных партнеров, — он же не животное, в конце концов. Ему важно другое. Ему важно сорвать вот этот бутон чувств, которые возникают, когда еще ничего не говорится, ничего не подразумевается. Просто возникает какой-то контакт глазами. Какое-то чувство, какая-то взаимная заинтересованность, какая-то искорка между двумя. Это же здорово! Это то самое утро любви! Его испытать, его сорвать, дойти, довести до… а остальное неинтересно. Это уже так, рутина.

Так вот, оказывается, ничего подобного. Бог говорит, что это все может быть. Утро любви имеет право на существование, и мы не забываем нашу первую любовь, — это все для нас важно, значимо, это… ну, это здорово, но нельзя же идти по пути Дон Жуана.

Нужно вкладываться в того человека, которого ты любишь.

И самое важное, что нужно понимать. Что даже если жена попадется «плохая» — это не повод для того, чтобы жалеть себя, несчастненького — как же так, вот у Васи такая жена замечательная, и то, и се, и пятое, и десятое, а мне досталась — ни рыба ни мясо. Это уже помысел, который принимать нельзя ни в коем случае. Самое удивительное, что, как правило, мы не видим того, что происходит в нашей голове и в нашем сердце. У большинства людей большая часть помыслов живет годами. Они их даже не регистрируют. Они не замечают тех мыслей, которые в них происходят. Ведь это интереснейшая вещь.

И это, кстати, говорит о том, насколько вообще мы заблуждаемся, думая, что наши мысли — это наши мысли. Большинство мыслей, которые мы думаем, наш компьютер (голова) не регистрирует. Мы не замечаем, что мы их думаем. Мы, как правило, пользуемся уже результатами. Как кассовый аппарат — тр-тр-тр-тр-тр — и на чеке написано: сумма такая-то. А что там происходило, в этом компьютере, мы не замечаем. И это касается большинства наших мыслей.

Когда мысль только приходит в голову, она называется словом «прилог» в православной аскетике — когда нам эта мысль предлагается, но она еще не наша. Больше того, если мы эту мысль, допустим, даже какую-то очень греховную, сразу же отсекли, как только она возникла, нашего греха нет вообще. В этом даже каяться необязательно. Но, как правило, на стадии прилога мы мысли не регистрируем. Мы их замечаем уже на стадии результата. Когда человек говорит: «Меня зовут Вася. Я алкоголик». А когда ты в процессе, ты ничего не замечаешь.

Но есть золотое правило: бороться с помыслом в тот момент, когда ты его заметил. Так вот очень важно начать хотя бы со стадии результата. Пускай этот помысел уже произвел свою разрушительную работу почти на сто процентов. Но ты это заметил, и, сидя на руинах, начинай бороться. Начинай читать Иисусову молитву и не впускай уже эти плоды в свою голову, не впускай. Если ты честно начнешь это делать, в следующий раз ты уже заметишь этот помысел чуть-чуть раньше. Если ты не начнешь этого делать, в следующий раз будет хуже и позже.

Иисусова молитва обладает таким свойством — она делает бесу плохо. Имя Божие буквально беса жжет. Вот представь себе: он тебя так душил-душил, и вдруг твое горло стало таким горячим, что его бедные мохнатые лапки стали дымиться. Первый раз он не поверит. Ему будет больно, но он будет продолжать тебя душить, надеясь, что ты сейчас перестанешь, и опять в привычную колею ему угодных помыслов вернешься. И поэтому по первости эта борьба выглядит абсолютно безнадежной. Ты читаешь Иисусову молитву, а он все равно с этой стороны прорывается, ты пытаешься не пустить его, а он опять лезет, лезет, лезет.

По первости все кажется безнадежным и совершенно несоизмеримым с нашей жизнью, тебе же много о чем еще надо думать. Но это не так, потому что, когда помысел тобой обладает, ты все равно ни о чем другом думать не способен.

Бороться придется долго. Пока дьявол не поймет, что ты вообще серьезно, а не просто решил: дай-ка я сегодня попробую, а, ну, не получилось, значит, все, не буду этим заниматься, это все для монахов. Вот он надеется, что ты так и поступишь. Ему важно доказать, что он не отстанет, но если он увидит, что ты будешь идти до конца, то в следующий раз все будет уже проще. То есть, если в первый раз тебе пришлось бы потратить на этот помысел обиды целый вечер, а потом она вновь просыпалась и душила, или ты просыпался и снова возвращался к Иисусовой молитве, то в следующий раз всего полчаса потребуется. А потом, когда ты уже освоишь эту молитву, то тебе, может быть, один раз будет достаточно ее прочитать, и дьявол сбежит. Здесь просто важно проявить упорство.

http://naslednick.ru/archive/rubric/rubric449.html

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru